Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Экономическое чудо


История вопроса  •  Программы  •  Экономическое чудо
Мировой опыт  •  Статьи по теме  •  Предложения


«Экономическое чудо» — образное наименование форсировано развивающейся экономики какой-либо страны или региона на протяжении некоторого времени. Да и сам термин Экономика (от др.-греч. οἶκος «дом, хозяйство; хозяйствование» + νоμος «ном, территория управления хозяйствованием; правило, закон»; буквально «правила ведения домашнего хозяйства») — хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления.
Из анализа экономических рывков всех стран, прослеживается закономерная тенденция. Предпосылками развития является тяжелое экономическое положение стран, бедствующее население, разруха. Резкий толчок к развитию европейских стран в середине прошлого века послужила разрушительная война. Экономики Европы были уничтожены. На поле сражений попали все страны Европы. План Маршала, направленный на финансовое вливание в промышленные сектора экономики Европы, дал в скором времени толчок к развитию в этих странах в машиностроительном секторе экономики, сконцентрировал население в крупных городах. Достаточно быстро разрушенные города были восстановлены, было создано достаточное количество рабочих мест. США в то время активно снабжали восстанавливающую Европу не только финансами, но сельскохозяйственными продуктами, кормя тем самым Европу и богатея на последствии войны.

Бразилия

БРАЗИЛЬСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Площадь страны — 8 515 767 км² , Будучи пятой среди стран мира по площади и численности населения, с более чем 210 147 125 жителей (на 2019г.), Бразилия является наибольшей страной Латинской Америки, как по территории, так и по численности населения. По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 9 месте в мире.
С1994 по 2010 год, в результате изменения социально-экономической политики, уровень бедности в Бразилии упал на 67,3%. 20 миллионов бразильцев, до этого проживающих за чертой бедности, сумели выйти из этого статуса. Бразилия все чаще стала упоминаться на страницах экономических СМИ, а бывший президент страны Лула да Силва вошел в историю Бразилии как один из наиболее успешных во внутренней политике руководителей.

Экономические реформы в Бразилии начинались так.
Первым шагом была приватизация всех неэффективных предприятий – в бразильскую казну поступила огромная сумма в 19 миллиардов долларов. Получив эти средства, руководство страны пошло на кардинальную модернизацию экономики и определило новые приоритеты экономического развития: были выделены две области – производство полупроводников и программного обеспечения и медикаментов – и приняты меры для стимулирования их развития.

В результате, всего через 10-15 лет в Бразилии существенно развилось авиастроение и обрабатывающая промышленность – более 80% внутреннего спроса на машины и оборудование в стране теперь обеспечивается за счет собственного производства. Кроме этого, значительную помощь от государства получил сельскохозяйственный сектор, что позволило ему внедрить новые технологии в производство – опять же, теперь около 90% продовольственного спроса в стране покрывается собственным производителем.

Иными словами, работа шла в двух направлениях: развитие промышленного сектора и сельскохозяйственного. Дополнительно была разработанная социальная политика: беднейшие слои населения получили экономическую поддержку в обмен на обязательство давать образование детям. Соответственно, уменьшился процент неграмотных в стране и увеличивается доля людей с профессиональным образованием.

Наконец, совсем недавно в Бразилии началось развитие нефтяной отрасли – однако не в качестве основы экономики, а как дополнительный фактор развития. В настоящий момент некоторые эксперты сходятся во мнении, что уже в ближайшие годы Бразилия может войти в число крупнейших экспортеров нефти в мире.

Параллельно этим успехам, как естественное продолжение, стал развиваться сектор услуг. Большое число трудоспособного населения – фактор, который тоже сыграл на руку Бразилии, — смогло трудоустроится на новых рабочих местах, и на 2009 год уровень безработицы в стране был уже на отметке 7,4%.

Оказав помощь своему сельскохозяйственному сектору, Бразилия успешно вышла в мировые лидеры по экспорту сои, апельсинового сока, сахара, кофе. Экспорт авиационной и транспортной техники, электроаппаратуры и ткани стал составлять существенную статью в бразильском бюджете.
Все это привело к резкому снижению инфляции в стране и росту ВВП (на 0,5% в 2003 году, но уже на 5,2% в 2004г.). Лула да Силва сумел даже досрочно выплатить государственный долг в МФВ.
Тем не менее, на сегодняшний момент в Бразилии сохраняется серьезное неравенство – как между отдельными слоями населения, так и между регионами. Так, северо-восток Бразилии считается самым бедным регионом страны, и его экономические показатели заметно уступают показателям по стране в целом.
Разница между богатыми и бедными гражданами страны также огромна: по данным Бразильского института географии и статистике, 10% богатейших бразильцев получают 44,5% всех доходов, тогда как на 10% беднейших приходится лишь 1,1%. Кроме этого, в стране наблюдается зависимость между национальным происхождением и уровнем заработной платы: в среднем, белые бразильцы и бразильцы азиатского происхождения зарабатывают вдвое больше бразильцев африканского происхождения и бразильцев из смешанных семей.

Германия

РЕЙНСКОЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО»

После войны Германия лежала в руинах. Промышленность была уничтожена, продукты выдавались по карточкам. Но в 1948 году произошло «чудо». Стали открываться заводы, на полках появились товары, а немецкая марка стала самой желаемой валютой в мире.

Первые послевоенные года в Германии прозвали «нулевыми». Как писал впоследствии «отец» немецкого чуда, первый министр экономики ФРГ, впоследствии федеральный канцлер – Людвиг Эрхард: «То было время, когда мы в Германии занимались вычислениями, согласно кото­рым на душу населения приходилось раз в пять лет по одной тарелке, раз в двенадцать лет — пара ботинок, раз в пятьдесят лет — по одному костюму».

Первым шагом к выходу Германии из этого кризиса стал общеизвестный «план Маршалла». Помимо подготовки почвы для последующей холодной войны, перед ним стояли четкие экономические задачи. Западная Европа всегда была важнейшим рынком для американского капитализма. Еще во времена «Великой депрессии» США смогли выбраться из кризиса, завоевав европейский рынок сбыта. «Механизм» простой – чем больше спрос в Европе, тем больше предложения от США, тем больше там рабочих мест, тем выше покупательская способность у американских граждан.

В послевоенное время Европа как никогда нуждалась в американских товарах. Одна только проблема – покупать их было не на что, национальные валюты обесценивались. Поэтому в 1947 году США оказались на перепутье – либо отказываться от перспективных рынков и замедлить рост собственной экономики, либо оказать послевоенной Европе материальную поддержку и получить не только «постоянного покупателя и клиента», но еще и союзника. США поставили на второе и не прогадали. В соответствии с «план Маршалла», Германии за 4 года было предоставлено в общей сложности 3,12 млрд долларов в виде кредитов, оборудования и технологий. И хотя «план» не был главной действующей силой послевоенного восстановления Германии, он позволил осуществить впоследствии то, что назовут «германским чудом». За несколько лет производство, как сельскохозяйственной, так и промышленной продукции превысит довоенный уровень.

Основная концепция Эрхарда содержалась в постулате, что экономика – не бездушный механизм, она держится на живых людях со своими желаниями, стремлениями и потребностями. Таким образом, фундаментом для экономического возрождения Германии должно было стать свободное предпринимательство.

Эрхард писал:  «Идеальной мне видится ситуация, где обычный человек может сказать: у меня достаточно сил, чтобы постоять за себя, я хочу быть ответственным за свою собственную судьбу. Ты, государство, не заботься о моих делах, но предоставь мне столько свободы и оставь мне от результата моей работы столько, чтобы я мог сам и по собственному усмотрению обеспечить существование себе и моей семье».

Государству в политике Эрхарда отводилась роль «ночного стража», который «оберегал» предпринимательскую деятельность от монополии, внешней конкуренции, высоких налогов и прочих факторов, стоявших на пути либерального рынка.

Введение свободной рыночной экономики в послевоенной Германии было не простым решением. Это была исключительно инициатива Эрхарда, «антизакон», который противоречил политике оккупационных властей и сводил «на нет» все предыдущие попытки вытащить Германию из кризиса, путем плановой экономики и государственного регулирования. И он сработал.

Некоторое время спустя два француза Жак Рюефф и Андрэ Пьетр, бывшие в то время в Германии, писали: «Только очевидцы могут рассказать о том мгновенном действии, которое оказала валютная реформа на заполнение складов и богатство витрин. Со дня на день стали наполняться товарами магазины и возобновлять работу заводы. Накануне на лицах немцев была написана безнадежность, на следующий день целая нация с надеждой смотрела в будущее».

21 июня 1948 года была проведена денежная реформа, направленная на конфискацию обесцененных денег и создание твердой валюты. Так появилась дойчмарка, впоследствии прославившаяся как одна из самых стабильных валют XX века. Денежная реформа готовилась в строжайшей секретности. Во-первых, чтобы не спровоцировать вмешательства СССР, во-вторых, с целью избежать панического избавления от старых рейхсмарок. Но накануне реформы слухи все равно просочились в массы, вызвав настоящую «шоппинговую истерию» — немцы пытались купить все, что еще можно было купить за деньги. В результате, цены на черном рынке подскочили до астрономических высот.

Путем таких жестких мер, Эрхарду удалось обеспечить стабильный курс новой валюты, а также добиться равномерного распределения средств между разными слоями населения, в то время как до этого большая часть валюты страны была сконцентрирована в руках небольшой, но очень богатой группы людей. Теперь же формировался широкий и устойчивый средний класс. В 50-е годы немецкая марка стала одной из самых надежных валют мира, в которой хранили свои сбережения жители многих стран.

Буквально через несколько дней после денежной реформы цены были «отпущены на свободу». Отныне ценовая политика строилась на принципе либерализации, с одной лишь оговоркой, что государство сохраняло за собой право частичного контроля над ними. Так им был составлен список «уместных цен» на некоторые продукты потребления, а также принят запрет произвольного повышения цен, чтобы избежать жадности предпринимателей. За ним последовали антимонопольные указы, согласно которым доля одной компании на рынке не могла превышать 33%, двух или трех — 50%, а четырех или пяти — не более 65%. Были введены налоговые льготы, что отвадило компании от «теневого бизнеса». В общем, цифры говорят лучше всяких слов.

К 1950-му году ФРГ достигла довоенного уровня производства, а к 1962 превосходила его в три раза. Однажды после восстановления экономики Германии, ее выхода на первые позиции мирового рынка у Эрхарда спросили, в чем же залог успешного развития экономики. На это он ответил: «находчивость предпринимателей, дисциплинированность и трудолюбие рабочих и умелая политика правительства».
Источник: https://russian7.ru/

Греция

Израиль

ИЗРАИЛЬСКОЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО»

Государство на Ближнем Востоке, население на 1 января 2019 года 8 972 000 человек, территория — 22 072 км. Занимает 95-е место в мире по численности населения и 148-е по территории. По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 32 месте в мире.

Израильское «экономическое чудо» — это гораздо больше, чем просто история спадов и подъемов, Это история экономики, которая была построена с нуля, пережила многочисленные кризисы и лишения, и все же добилась успеха на принципах свободного рынка, обеспечив гражданам страны высокий уровень жизни.
Израиль с населением всего 8 891 800 человек (на июль 2018г.) завоевал высочайшую репутацию во всем мире в первую очередь благодаря своим выдающимся достижениям в сельском хозяйстве, агротехнике, орошении, использовании солнечной энергии и индустрии высоких технологий. Широко известны и израильские «старт-апы». Интенсивные научные исследования и разработки даже в традиционных отраслях промышленности превратили Израиль из земли, текущей молоком и медом, в державу высоких технологий, включая программное обеспечение, связь, биотехнологии, фармацевтическую промышленность и нанотехнологии.

Соглашения о свободной торговле, заключенные в течение трех лет с Соединенными Штатами, Европейским Союзом и несколькими странами Латинской Америки, упростили расширение экспорта товаров и услуг и участие Израиля в международной коммерческой деятельности, которое тоже внесло свой вклад в ускорение роста экономики страны. Соглашения о свободной торговле упростили расширение экспорта товаров и услуг.

Это интересно
Израильская денежная единица шекель (в июле 2010 года 1 шекель равнялся $0,26) известен еще со второго тысячелетия до нашей эры как единица веса для расчетов с помощью золота и серебра. Он упоминается в Библии, когда Авраам вел переговоры о покупке поля «и пещеры Махпела, которая на конце поля его». И сказал тогда Авраам: «… я даю тебе за поле серебро, возьми у меня, и я похороню там умершую свою.» Эфрон, которому принадлежала эта земля, отвечал Аврааму: «… земля стоит четыреста сиклей серебра… Авраам выслушал Эфрона и отвесил… четыреста сиклей серебра, которое ходит у купцов.» (Бытие, 23:13, 15-17)

Доклад UN’s Human Development Index (Индекс развития человечества ООН) ставит Израиль в топ-20 стран мира, находящихся в категории «Очень высоко развитых стран».
Согласно этому докладу, Израиль, обладающий процветающей развитой экономикой, является государством всеобщего благосостояния, с современной инфраструктурой и высокотехнологичной индустрией, конкурентоспособной с Силиконовой долиной США. Эти факторы обеспечивают населению Еврейского государства более высокие стандарты жизни, чем во многих других западных странах.

В 2010 Израиль стал членом OECD, организации крупнейших индустриальных держав. OECD высоко оценила научно-технический прогресс Израиля и охарактеризовала его как «выдающиеся результаты в мировом масштабе». За семь лет, прошедших со времени присоединения Израиля к организации OECD, ВВП Израиля увеличился на 23,5%.

 

Израиль занял 8 место в рейтинге 25 самых сильных и влиятельных стран мира, составленном US News and World Report.

Израиль занял пятое место в рейтинге инновационности экономик (Innovation Index) по уровню развития сферы высоких технологий. Результаты исследования опубликовала 22 января 2019 года американская компания Bloomberg.

Израиль занял 18-е место среди 188 стран мира по индексу человеческого развития ООН , который помещает его в категорию «Очень высоко развитых стран».
По данным ежегодника швейцарской исследовательской компании IMD World Competitiveness Yearbook, в 2017 году Израиль занял 1 место в области бизнес-инноваций, области инвестиций в научные исследования и уровню киберзащиты. Состояние израильского хай-тека было удостоено 4 места, а стартапов – 3-го. По уровню устойчивости к финансовым кризисам израильская экономика заняла 7 место.

17 октября 2018 года Всемирный экономический форум (WEF) опубликовал глобальный индекс конкурентоспособности, составленный с учетом широкого спектра аспектов экономики 140 стран. Израиль вышел на 20-е место.

Израиль занимает второе место в мире по количеству Hi-Tech стартап-компаний после США и третье по величине число компаний, зарегистрированных на NASDAQ, после США и Китая.
Израиль занимает четвертое место в мире по научной активности, измеряемой количеством научных публикаций на миллион граждан. Доля Израиля в общем количестве научных статей, опубликованных во всем мире, почти в 10 раз выше, чем доля населения мира.
В Израиле самое большое количество ученых и инженеров относительно населения в мире: 140 ученых и инженеров на 10 000 населения. Для сравнения, в Соединенных Штатах этот показатель равен 85 на 10 000, а в Японии — 83 на 10 000.
Израиль занимает третье место в мире (вместе со Швейцарией) по числу зарегистрированных патентов на душу населения.

Израиль — на втором месте после США в рейтинге мировых лидеров в области научных исследований и инноваций, составленном британской фирмой RS Components. Рейтинг составлялся с учетом таких критериев, как число научных публикаций, число зарегистрированных патентов, процент ВВП, инвестируемый в НИОКР, и число исследователей на 1000 человек населения.
Израиль входит в десятку крупнейших экспортеров вооружений в мире, занимая седьмую позицию согласно данным института SIPRI. 75% продукции израильских оборонных предприятий идет на экспорт, в оборонной промышленности заняты более 150 тысяч израильтян.
Основной рост наблюдается в количестве заключенных контрактов на экспорт ракет и систем ПВО — 31% от общего количества заключенных контрактов по сравнению с 15% в 2016 году. Так же выросло количество заключенных контрактов на экспорт компьютерных систем и систем связи — с 4% в 2016 году до 9% в 2017.
Израиль является мировым лидером в области беспилотных летательных аппаратов, в 2013 году был удостоен звания крупнейшего в мире экспортера беспилотных летательных аппаратов.
Израильская индустрия кибербезопасности занимает второе место в мире, уступая только США.

Израиль является второй страной в мире после США по количеству вновь образуемых компаний и имеет наибольшее представительство в списке компаний NASDAQ за пределами Северной Америки

За последних пять лет в Тель-Авиве удвоилось число хайтек-центров от международных корпораций, количество которых на сегодняшний день составляет 73.

Кредитный рейтинг Израиля повышен до рекордного уровня. В 2018 году международное рейтинговое агентство S&P объявило о повышении кредитного рейтинга Израиля с уровня A+ до уровня AA- со стабильным прогнозом. В феврале 2019 года это агентство подтвердило это решение.

Международное рейтинговое агентство Moody’s тоже объявило в 2018 году о повышении прогноза на суверенный кредитный рейтинг Израиля с нейтрального на положительный, назвав причинами такого решения стабильную налогово-бюджетную политику, расширение хайтек-сектора, энергетическую независимость и хорошие позиции в международной торговле.

Средняя зарплата в Израиле превысила в 2018 году 10 тысяч шекелей (1$=3.6 шек), тогда как в 2000 году составляла 6 тысяч шекелей.
С 1997 по 2017 годы рост минимальной зарплаты в Израиле составил 126% (с 2350 до 5300 шекелей), тогда как рост индекса цен за аналогичный период – всего 48%.

Израиль входит в число восьми стран мира, способных создавать и запускать собственные космические спутники. Израиль, Россия, США и Китай единственные страны мира, которые имеют разведывательные спутники.

Очередным фактом доказательства высокоразвитого сельского хозяйства Израиля стало количество снимаемого урожая с каждого гектара земли. В Израиле урожай с одного гектара в 30 раз выше среднемирового.
Израиль занимает одну из ведущих позиций в мире по производству семян и выведению новых сортов фруктов и овощей
Израиль занимает первое место в мире по среднегодовым надоям молока — в Израиле производится 11700 литров на одну дойную корову в год.
Израиль применяет инновационные методы по эффективному и экономному использованию водных ресурсов. Государство производит очистку и повторное использование воды, капельное орошение. В Израиле изобретена система капельного орошения, значительно экономящая расход воды и тем самым способствующая уменьшению числа голодающих во всем мире.
Израиль является мировым лидером по переработке и вторичному использованию сточных вод в сельском хозяйстве – для этого используется около 86% всех сточных вод страны.
Израиль – лидер по производству пресной воды из морской. Сегодня 50% общего потребления воды в Израиле (и 80% питьевой) — это опреснененная морская вода.

Израиль – единственная страна в мире, где количество деревьев в начале 21- го века превышает их количество в начале 20-го века.

По продолжительности жизни Израиль занимает шестое место в мире. (Мужчины — 80,6 года, женщины — 84,3 года). Израиль занимает десятое место в мире в индексе здоровья населения (из 163 стран). Питание в Израиле признано самым здоровым в мире. Об этом говорится в обнародованном 4 апреля, авторитетным журналом The Lancet глобальном исследовании, проведенном учеными Вашингтонского университета в Сиэтле

По мнению аналитиков агентства Bloomberg, Израиль уже в 2030 году имеет все шансы попасть в пятерку сильнейших мировых держав, а по уровню ВВП на душу населения, возможно, даже в тройку.
Источник: статья подготовлена с использованием материалов сайтов https://shaon.livejournal.com/, https://mfa.gov.il/

 

ИЗРАИЛЬСКОЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО»: КУЗНИЦА ИННОВАЦИЙ

Еще двадцать лет назад об Израиле в основном говорили в свете конфликтов на Ближнем Востоке. Сегодня же страна стала второй «Кремниевой Долиной». Успех Израиля обусловлен целым рядом причин, среди них мы обозначим две системные предпосылки израильского техно-экономического чуда и две ситуативные.

Первая системная предпосылка – война. Реальная угроза физического уничтожения как нельзя лучше стимулирует поиск нестандартных решений. Израильский военно-промышленный комплекс был и остается основным двигателем прогресса индустрии инноваций. И начало этому процессу было положено не двадцать лет назад, а намного раньше. Компьютеризированное подразделение Армии обороны Израиля – MAMRAM (Merkaz Mahshevim UMa’arahot Meida – Центр Компьютерных и Информационных Систем) – появилось еще в 1959 году.

Вторая системная предпосылкадиаспоральная структура еврейского народа, рассеянного по всему свету. Благодаря тесным связям евреев Израиля с диаспорой, многие израильские инициативы получали всестороннюю поддержку, в том числе финансовую.
Если же говорить о ситуативных причинах, то Израиль, словно руководствуясь банальными истинами популярной бизнес-литературы, «превратил кризис в возможность».

Первый кризис наступил в 1987 году, когда под беспрецедентным давлением США Израиль свернул программу разработки собственного истребителя Lavi, по многим параметрам превосходившего F-16. Уникальная команда разноплановых специалистов высочайшего класса оказалась, фактически, не у дел. Но унывать было некогда. Именно эти люди заложили основу того, что сегодня называется Startup Nation.

Второй кризис наступил в начале 1990-х, когда из стран постсоветского пространства в Израиль хлынул миллионный поток репатриантов. Целый ряд государственных и частных программ, направленных на интеграцию русскоязычной технической интеллигенции в израильский рынок труда, дал свои результаты – по некоторым данным, сегодня 40% израильских инженеров говорят по-русски.

Напомним, в 1990-х основными статьями экспорта Израиля были драгоценные металлы и камни, машины и оборудование, а также химикаты. Алия технической интеллигенции из экс-СССР, безусловно, стала одним из ключевых катализаторов израильского экономического чуда. Вторым фактором выступило государство. Абсорбция миллиона человек в стране с населением 4,5 млн (в 1990г.) — задача из разряда почти невыполнимых. Израиль с ней справился.

2311498 31.10.2013 Председатель Yozma Group Игаль Эрлих во время панельной дискуссии «Государство как венчурный инвестор: pro и contra» на Московском международном форуме «Открытые инновации» в МВЦ «Крокус Экспо». Илья Питалев / РИА Новости

В 1991 г. по инициативе Игаля Эрлиха, «главного учёного» Министерства промышленности и торговли Израиля (так называется должность главного научного советника министерства), был запущен новый государственный проект с целью поддержки малого и среднего бизнеса в сфере IT.

В том же году под эгидой Technology Incubator Program в стране создали 24 технологических инкубатора, принявших тысячи инженеров и учёных из бывшего СССР. Следует отметить, что инкубаторы занимались не только научно-исследовательской деятельностью (похожие инициативы существовали в Израиле и ранее), но и всесторонней оценкой бизнес-перспектив каждого поддерживаемого проекта.

Последующие два года ознаменовались появлением сотен IT-компаний, которые поддерживались государственными субсидиями и кредитами на сверхльготных условиях. Финансовые возможности государства достигли своего предела. И Эрлих решился на радикальный шаг — была принята программа привлечения венчурных инвестиций.

В 1993 г. на свет появился проект Yozma («Инициатива»), в рамках которого открылись 10 венчурных фондов с общей капитализацией $100 млн. Каждый из этих фондов был представлен тремя сторонами: израильской инвестиционной структурой (как правило, банком), иностранным венчурным фондом и израильским венчурным инвестором.
Соотношение инвестиций установилось на уровне 1,5/1 — на каждые $1,5 млн., вложенные партнерами, государство вкладывало $1 млн. Позднее соотношение изменилось до 2/1. Впрочем, в некоторые проекты государство было готово вкладывать даже больше, чем внешние инвесторы. Необходимо подчеркнуть, что Yozma предлагала инвесторам выкупить долю государства в успешных стартапах на очень привлекательных условиях.
Собственно, так и была сформирована израильская стартап-сцена: огромный технический потенциал репатриантов из СССР плюс всесторонняя государственная поддержка на стратегическом и тактическом уровнях. Разумеется, сегодня израильская индустрия инноваций — это не «русская» и, тем более, не «эмигрантская» ниша. Но доля «русской» технической элиты была и остается критичной для общего успеха Start-up Nation.

Сегодня инвестиционный климат израильской индустрии инноваций является одним из наиболее благоприятных на планете. Даже война не способна затормозить развитие стартап-индустрии в Израиле – рынок демонстрирует стабильный рост как во время Второй Ливанской войны (2006г.), так и во время последней военной операции в Газе. Если же говорить о цифрах, то Израиль, согласно рейтингу Всемирного банка Doing Business, находится на 6-ом месте в мире в категории «Защита прав инвесторов». Для сравнения, Россия занимает 115-ю позицию.

Рейтинг Startup Genome поместил израильскую экосистему инноваций на второе место после Кремниевой Долины.

В Израиле сформированы все условия для эффективного развития стартап-индустрии:
— качественная система образования,
— прозрачная налоговая политика,
— грамотное инвестиционное законодательство,
— беспрецедентное число соглашений о свободной торговле,
— устойчивые макроэкономические показатели (стабильные рейтинги А и А+ от Fitch, S&P, Moody’s),
— высочайший уровень доверия в индустрии.

Впрочем, амбиции израильтян не ограничиваются вторым местом в мировом рейтинге: не исключено, что в ближайшее десятилетие наступит день, когда Израиль переместится на одну строчку выше.
Источник: автор Роман Гольд, подготовлено для Russian IT World, https://itbusinessweek.com/

Ирландия

ИРЛАДСКОЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО»

Площадь Ирландии — 70,2 тыс. км² ,численность населения 4 750 289 человек (на 2019 год). По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 29 месте.

Прозвище «кельтский тигр» Ирландия получила еще в 1994 году, когда экономист инвестбанка Morgan Stanley Кевин Гарднер отметил таким образом высокие темпы роста в этой стране, сопоставимые с показателями восточноазиатских «тигров» (Южной Кореи, Сингапура, Гонконга и Тайваня, экономики которых очень быстро росли в течение 1980-х и первой половины 1990-х). Период бурного роста, низкой инфляции и снижения безработицы уже в конце 1990-х получил название «ирландское экономическое чудо».

Первым делом были снижены ставки налогов, в особенности для компаний. В течение 1990-х налог на прибыль для компаний составлял в Ирландии 10–12,5% — очень мало по меркам Западной Европы. Одним из ярых сторонников политики низких налогов был Чарли Маккриви, министр финансов Ирландии в 1997–2004 годах, который из Дублина отправился на повышение в Брюссель, где последние пять лет проработал еврокомиссаром по внутреннему рынку.

 

Кроме низких налогов правительство предложило субсидии и инвестиционный капитал (через Агентство промышленного развития) для крупных иностранных инвесторов. Такие компании технологического сектора, как Dell, Intel, Microsoft, а позже и Google, инвестировали десятки миллиардов долларов в Ирландию, создав производство и сервисные центры. Реформа образования, проведенная за несколько десятилетий до этого, значительно повысила технические навыки на рынке труда, поэтому Ирландия оказалась востребована именно среди технологических компаний, инвестировавших в фармацевтику, электронику и информационные технологии.

Кроме того, правительственное агентство Enterprise Ireland предлагало финансовую и техническую поддержку новым технологичным компаниям, многие из которых создавались иностранцами.

Строительство финансового центра в Дублине привело к созданию около 15 тыс. рабочих мест в финансах, учете, управлении и праве. Это сделало ирландскую столицу заметным региональным финансовым центром в рамках ЕС. Ирландские банки стали выходить за пределы страны, особенно в Британии (причем не только в Ольстере). Они предлагали клиентам более низкие проценты по кредитам, прежде всего ипотечным, что было возможным благодаря более низким процентным ставкам ЕЦБ по сравнению со ставками Банка Англии. Дешевые кредиты ирландских банков вызвали локальный бум на рынке недвижимости Северной Ирландии, где местные жители предпочитали ипотеки ирландских банков.

Кроме удачной промышленной и налоговой политики Ирландии свою роль сыграли и субсидии ЕС. С 1973 года Ирландия получила 60 млрд долларов чистых субсидий через структурные фонды Евросоюза, которые в основном были потрачены на образование и физическую инфраструктуру: дороги, мосты, порты. Это повысило производительность ирландской экономики и ее привлекательность для инвесторов. Членство в ЕС открыло для ирландских товаров и услуг огромный новый рынок сбыта, что позволило переориентировать торговлю с Британии на другие страны Европы. Это оказалось важным для иностранных инвесторов, которые смогли сбывать свою продукцию не только на рынке небольшой страны, но и по всему ЕС.

Не в последнюю очередь ирландскому экономическому чуду помогли география и история. Расположение в гринвичской часовой зоне позволило работникам ирландских подразделений американских компаний выполнять работу, пока их коллеги еще спят. Это было особенно привлекательно для американских компаний с крупными юридическими и финансовыми отделами. Например, ирландский юрист мог работать над делом утром, передавая дело своему коллеге из Штатов позже в течение дня.

Американские компании получили гарантии от правительства, что оно не будет вмешиваться в их работу — в 1990-х это было заметным достижением по сравнению как с дирижистскими Италией или Францией, так и с переходными экономиками Восточной Европы. Растущая стабильность в Северной Ирландии после заключения мирных соглашений в 1998 году дополняла обещания Дублина создать стабильную деловую среду.

Кроме того, многие американские компании были основаны в городах с сильной ирландской диаспорой, например в Бостоне, Нью-Йорке или Филадельфии, и их топ-менеджмент часто имел ирландские корни. Инвестиции в Ирландию для таких компаний из США становились возможностью символического «возвращения на родину».
Историческая близость подчеркивалась языковой общностью: ирландские сотрудники легко общались с американцами, особенно по сравнению с жителями других стран ЕС, в 1990-х находившихся на периферии, тех же Португалии или Испании. Англоязычная среда была одним из факторов, объяснявших, почему американские компании часто выбирали Ирландию для размещения штаб-квартир своих европейских подразделений. Демографический переход — повышение доли занятых благодаря снижению рождаемости и растущему участию женщин в экономике — тоже пришелся кстати.

Прыжок тигра
С 1994-го по 2000 год темпы роста ВВП Ирландии варьировались от 6 до 11%, а с 2003-го по 2007 год средний рост составил 5%. За этот период уровень жизни в стране не только превысил показатель бывшей метрополии — Британии, но и вырос до одного из самых высоких в Европе. По уровню ВВП на душу населения в 2007 году Ирландия уступала в ЕС лишь Люксембургу (этот показатель вырос с 67% от среднего по ЕС до 111%). Ирландия из беднейших стран превратилась в одну из богатейших.
Рост доходов привел к потребительскому буму, вызвавшему бум на рынке недвижимости (отчасти обусловленный низкими процентными ставками Европейского центрального банка — в 1999 году Ирландия вошла в зону евро). Безработица упала с почти 20% в конце 1980-х до 3,5% в 2007-м, а зарплаты росли темпами, одними из самых быстрых в Европе. Инфляция к концу бума достигала 5% в год, что подняло цены в стране до уровня скандинавских, хотя зарплаты оказались сопоставимы с британскими. При этом уровень правительственного долга оставался примерно на одном и том же уровне в течение бума. А доля госдолга к ВВП снизилась благодаря резкому росту экономики.

Неожиданное богатство привело к серьезным инвестициям и модернизации инфраструктуры и городов Ирландии. В стране стали прокладывать дороги, была создана система пригородного железнодорожного сообщения, строились туннели. В Дублине, население которого приблизилось к миллиону, началось строительство системы метро (по сути — скоростного трамвая), первого в стране.
Экономический рост, низкая безработица и высокий уровень жизни изменили тренд вековой эмиграции: Ирландия стала магнитом для иммиграции. Это значительно изменило демографию страны и привело к возникновению мультикультурного общества, особенно в Дублине и других крупных городах. По некоторым оценкам, в 1997 году 10% населения формировали родившиеся в других странах.

Часть из новых мигрантов составляли ирландцы, эмигрировавшие из страны в годы экономических сложностей, или их потомки — ирландская диаспора сегодня насчитывает 60 млн человек в США, Британии, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и ЮАР. Однако существенная доля мигрантов — это выходцы из других европейских стран, в особенности Восточной Европы. Ирландия была одной из трех стран «старого ЕС» (наряду с Британией и Швецией), которая в мае 2004 года открыла свой рынок труда для вступивших в ЕС восточноевропейских государств. В результате десятки, а затем сотни тысяч граждан Польши и стран Балтии перебрались сюда, многие нашли работу в сфере услуг или строительстве.

Но даже внутри Ирландии неожиданно начались активные миграции. Молодежь стала покидать сельские районы и искать работу в городах. Развитие экономики и повышенная мобильность населения привели к росту предпринимательства и аппетиту к рискам — эти качества не проявлялись раньше, в периоды экономического застоя. Это добавило динамизма экономике, хотя мало отразилось на экспорте — 93% его приходится на иностранные компании.

Успех «кельтского тигра» в начале нынешнего десятилетия оказался столь велик, что его собрались повторить соседи. В 2005 году лидер шотландских националистов Алекс Салмонд заявил, что Шотландия должна стать независимой от Лондона и повторить ирландский опыт, став «кельтским львом» (лев — геральдический символ Шотландии). Разница в экономическом благосостоянии между Британией и Ирландией оказалась настолько в сторону последней, что стала угрожать единству Соединенного Королевства.
Источник: https://expert.ru/

Испания

ИСПАНСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Испания имеет общую площадь 504 782 км², являясь четвёртой по величине страной в Европе (после России, Украины и Франции). Население 46 714 997 человек (на 2019г). По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 12 месте в мире.
После Второй Мировой Войны в Испании продолжала сохраняться фашистская диктатура. По рекомендации ООН большинство стран прервали с Испанией дипломатические отношения. Диктатура Франко была оторвана от остального мира. В 1947 году Испания была объявлена королевством при условии пожизненного сохранения за Франко поста главы государства. Франко был главой государства, правительства, главнокомандующим вооруженными силами, председателем Национального Совета фашисткой Фалангистской партии. Вся полнота власти была в его руках. Испания так и не получила помощи по плану Маршалла, от Франко потребовали нескольких символических уступок (он провел референдум и слегка ослабил железную хватку режима), ведущие страны понизили ранг представительства с послов до посланников.

«Caudillo» по-испански значит «вождь, глава». Так официально обращались к Франко в Испании. Он не был ни премьер-министром, ни главой правящей партии, ни религиозным лидером. Мастерски используя (а порой и стравливая) основные политические силы (армию, церковь, монархистов и фалангу – влиятельное профашистское движение), Франко разделял и властвовал.

За послевоенное тридцатилетие режим Франко постепенно эволюционировал в направлении сравнительно мягкой авторитарной диктатуры. В начале шестидесятых годов ХХ века Франко позволил правительству молодых технократов начать экономические реформы, которые за несколько лет вызвали к жизни «испанское экономическое чудо». Темпы роста испанской экономики, стартовавшей с весьма низкого уровня, в те годы превышали рост японской. Политическая оппозиция была под запретом.

В Испании все политические партии, кроме Фаланги, были запрещены. Испания после Второй Мировой Войны во внешней политике выступала на стороне США и активно включилась в «холодную войну». Поэтому США подняли в ООН вопрос о снятии санкций с Испании. В 1950 году эти санкции были сняты. В 1953 году между Испанией и США был заключен военный пакт.

Применяемая испанским правительством до 60-х годов политика закрытой экономики способствовала отставанию Испании от других стран Европы. Выросла безработица, инфляция. Увеличился поток эмигрантов в ФРГ, Францию и Швейцарию. В 60-е годы экономическая политика изменилась. Началось широкое применение достижений науки и техники. Расширилась туристическая сеть. Полученная прибыль направлялась в сферу производства. По темпам экономического роста промышленности Испания обогнала все капиталистические страны.

Различные группировки, боровшиеся с режимом диктатуры, стремились сменить её на конституционную монархию. В 1969 году Хуан Карлос Бурбон был объявлен наследником Франко и будущим королем Испании. В 1975 году Франко умер. Королем стал Хуан Карлос I. Он начал реформу сверху, одновременно ликвидируя главные опоры старого режима. Стремящийся построить конституционную монархию, Хуан Карлос I стал отдалять от власти правительство времен Франко.

Созданное А. Суаресом новое правительство подготовило демократическую реформу, по которой:
а) вводилось всеобщее избирательное право;
б) ликвидировалась франкистская структура власти;
в) вводился политический плюрализм (многопартийность, свобода мнений).
Кортесы стали двухпалатными. Палата депутатов избиралась общим голосованием, а сенат — ограниченным кругом избирателей.

В 1978 году была подготовлена новая конституция, в которой нашли отражение такие статьи как создание демократического общества, строительство правового государства, соблюдение равенства прав и свобод всех граждан. По конституции государственным строем Испании объявлялась парламентская монархия. Церковь отделилась от государства. Так завершился распад франкистской политической системы. Испания является многонациональным государством. Народы, которые при диктатуре Франко были лишены самостоятельности, по новой конституции получили широкую автономию и право использовать родной язык.

 

На севере страны, среди басков появились националисты-экстремисты, которые пытались страну басков оторвать от Испании и создать здесь независимое государство. После выборов 1979 года завершился переход к демократизации Испании. В 1981 году Суарес подал в отставку. В феврале того же года реакционные силы совершили попытку государственного переворота. Твердая позиция Хуана Карлоса пресекла эту попытку. По Конституции Испания была объявлена «государством автономий». Три области — Каталония, страна басков и Галисия получили автономию. Затем все 17 областей также получили автономию.

В 1982 году состоялись выборы в кортесы. Фелипе Гонсалес сформировал новое правительство. В годы его правления:
1) поднялся уровень жизни населения;
2) была введена 40-часовая рабочая неделя, а также ввели месячный оплачиваемый отпуск;
3) увеличили пенсии и пособия.
В 1982 году Испания вступила в НАТО, а в 1986 году — в ЕЭС.

 

 

«Испанское экономическое чудо» — так называется период экономического бума в Испании в 1959-1973 (1974) гг., когда правительство технократов при поддержке Франциско Франко проводило новою политику развития. Вместе с тем старт экономического роста пришелся еще на начало 50-х годов ХХ века, а подготовлен он был ударным развитием государственного промышленного сектора во второй половине 40-х годов. В 1986-1991 гг. после восстановления демократии произошло менее известное второе экономическое чудо. В этом отношении испанский путь форсированного развития, несмотря на начальные особенности экономико-политического строя (автаркия, авторитаризм, изоляция), подтверждает общие закономерности стран экономического чуда (чередование управляемого государством «разогрева» экономики и экономической стабилизации).

Испанское экономическое чудо было инициировано реформами, продвигаемыми так называемыми «технократами» разработали и осуществили политику развития испанской экономики под руководством Международного валютного фонда. Технократы стали для Испании новым классом политиков, которые заменили старую фалангистскую гвардию. Реализация стратегии, разработанной технократами, принимала форму планов развития и имела большой успех: в 1960-х годах Испания была второй страной в мире по темпам экономического роста, немного отставая от Японии, став в результате девятой по величине экономикой в мире. Благодаря успешной политике технократов Испания присоединилась к промышленно развитым странам, оставив в прошлом нищету и отсталость, которые были свойственны стране после утраты большей части своей империи в начале XIX века. Испания стала пятой по величине экономикой в ЕС и, в абсолютном выражении, двенадцатой в мире. В 1974 году доход на душу населения в Испании составлял 79 % от среднего показателя по Западной Европе, а в 2004 году превысил 90 % от среднего дохода на душу населения.

К числу внутренних факторов активного роста экономики Испании относят государственную структурно-экономическую политику (оздоровление государственного сектора экономики и сферы государственных финансов), в результате которой модернизирована часть предприятий (закрыты старые цеха, установлено новое импортное оборудование), начали развиваться наукоемкие отрасли, получил поддержку малый и средний бизнес, активизировался поиск «производственной ниши» – эффективной международной специализации Испании.

К внешним причинам роста экономики Испании относится активное участие страны в европейской интеграции. С вступлением в Евросоюз Испания заняла ведущее место среди стран Европы по инвестиционной привлекательности. Ассигнования направляются в информатику, робототехнику, биотехнологию, электротехническую и химическую промышленность. Интеграция способствовала также развитию международного туризма и экспорту испанской рабочей силы (доходы от такого экспорта покрывают половину дефицита внешнеторгового баланса).

Низкие налоги делают Испанию привлекательной страной для организации международных холдингов. Только в течение 2002 г. иностранные корпорации потратили в Испании 20,7 млрд долл. (в 1998 г. – 5б0,2 млн долл.), а инвестиции международных холдингов составили 63,2 % от всех иностранных инвестиций (в 1998 г. – 5,8 %). Испания стремится также усилить свой научно-технический потенциал путем развития образования: на 1000 жителей здесь приходится 38 студентов (1-е место в Европе и 2-е в мире).
Источник: статья подготовлена с использованием материалов сайта https://istoriyamira.ru/

Китай

 

Философия Конфуция как основа Китайского чуда.

 

«Если тебе плюют в спину значит ты идешь впереди.»
«Три пути ведут к знанию: путь размышления — это путь самый благородный, путь подражания — это путь самый лёгкий и путь опыта — это путь самый горький.»
Конфуций
550 до н.э.

Китай крупнейшее по численности населения государство мира (свыше 1,395 млрд) Площадь территории Китая составляет 9,6 млн км². Китай является второй по площади страной в Азии (после России четвёртой по площади страной в мире, уступая только России,Канаде и США )
По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении Китай находится на 2 месте в мире после США

28 сентября в Китае отмечается День рождения Конфуция, или День национального учителя. Конфуция — древнего философа, оказавшего огромное влияние на мировоззрение всей китайской цивилизации, — китайцы чтят уже более двух с половиной тысяч лет. Конфуцианская философия подразумевает самовоспитание, базирующееся на пяти добродетелях: добросердечии, справедливости, прямоте, мудрости и лояльности. Вот уже много веков подряд она является основной государственной идеологией Китая.

Наряду с этим другой не менее значимый Главный государственный праздник Китая и национальный день в стране — годовщина образования Китайской Народной Республики — отмечается ежегодно 1 октября.
Именно в этот день в 1949 году на митинге на площади Тяньаньмэнь в Пекине было провозглашено Образование КНР, а 2 декабря того же года центральное народное правительство издало постановление об объявлении 1 октября национальным праздником.

В 1978 году деятель Коммунистической партии Китая Дэн Сяопин вместе с соратниками начал реализацию политики реформ, нацеленной на открытость внешнему миру, построение социалистической рыночной экономики и создание общества «малого благосостояния».

В большинстве секторов экономики роль правительства была уменьшена, руководителям было дано больше управленческих полномочий, увеличилась роль частного сектора. КНР разрешила международную торговлю и прямые иностранные инвестиции. Данные инициативы повысили уровень жизни большинства населения Китая и позже позволили поддержать комплексные реформы.
Долгие годы дешевая рабочая сила обеспечивала низкую себестоимость китайских товаров. Низкоквалифицированный и малопроизводительный труд составляет основу дешевых рабочих ресурсов страны. Китайская деревня остается ключевым поставщиком рабочей силы на глобальном рынке.

В начале 90-х годов власти КНР провозгласили политику «технология в обмен на рынок», которая предполагала уступку части отечественного рынка транснациональным корпорациям в обмен на передачу Китаю зарубежных технологий.

Западные корпорации поспешили воспользоваться крайне низкой стоимостью рабочей силы в Китае и массово переносили в Поднебесную свои производства, а затем и научно-исследовательские центры.

В Китае уже многие десятилетия обеспечивается политическая стабильность, сохраняется преемственность власти, заключающаяся в регулярной и организованной сменяемости политического руководства страны
Источник: https://www.rbc.ru/

Китайское экономическое чудо

Экономическое развитие Китайской Народной Республики характеризуется высокими темпами развития, динамичностью, стабильностью валютного курса. Это помогло стране обогнать Соединенные Штаты Америки по макроэкономическим показателям валового внутреннего продукта.

За время жизни одного поколения Поднебесная из нищей страны поднялась на уровень мировых экономических лидеров. Что лежит в основе столь впечатляющего прорыва? Чжан Вэйвэй, профессор Женевской школы дипломатии и международных отношений, профессор университетов Цинхуа и Фудань в Китае, который был переводчиком английского языка у Дэн Сяопина и других китайских лидеров, такие основы увидел в восьми «больших идеях».

Искать истину в фактах.
Это древняя китайская концепция и кредо Дэн Сяопина. Он считал, что окончательным критерием истинности служат факты, а не идеологические догмы – восточного или западного происхождения. Изучив факты, Пекин сделал выводы о том, что ни советская коммунистическая модель, ни модель западной демократии не подходят развивающейся стране в качестве средства модернизации, и что демократизация обычно следует за модернизацией, а не наоборот. Поэтому в 1978 году Китай пошел по собственному пути развития и начал крупномасштабную программу модернизации на основе прагматического подхода, методом проб и ошибок.

Примат благосостояния народа.
Пекин принял этот старый китайский принцип правления, провозгласив искоренение бедности самым фундаментальным правом человека. Эта идея проложила путь к успеху Китая в освобождении от оков нищеты 400 млн человек, беспрецедентному успеху в мировой истории. Возможно, Китай заполнил историческую лакуну в понимании прав человека, отстаиваемом Западом, который, начиная с эпохи Просвещения, видел их почти исключительно через призму гражданских и политических прав. Может быть, эта идея будет иметь историческое значение для всех бедных нашего мира.

Важность холистического мышления.
Под влиянием своей философской традиции Китай с начала 1980-х годов по сей день реализует холистическую стратегию модернизации. Это позволяет на каждой стадии трансформации выстраивать приоритеты, проводя вслед за легкими реформами более решительные и трудные, – по контрасту с распространенной в мире популистской, краткосрочной политикой.

Государство как необходимое благо.
На всем протяжении многовековой истории Китая времена благосостояния ассоциировались с просвещенным, сильным государством. Вопреки американскому видению государства как необходимого зла, трансформацию Китая проводило просвещенное государство, нацеленное на развитие. В отличие от Михаила Горбачева, который отказался от старой системы, а потом обнаружил, что его империя пошатнулась, Дэн Сяопин переориентировал старую систему Китая со стремления к маоистской утопии на продвижение модернизации. Китайское государство при всех своих недостатках способно сформировать национальный консенсус по вопросу модернизации и идти, разрабатывая новые технологии, к намеченным стратегическим целям (реформа банковского сектора, разработка возобновляемых источников топлива, стимулирование китайской экономики в условиях глобального спада и др.).

Эффективное управление важнее демократизации.
Китай отвергает стереотипную дихотомию «демократия против автократии» и считает, что характер государства (в том числе его легитимность) должен определяться его сутью, то есть эффективностью управления, и оцениваться на основании того, насколько успешно оно справляется со своими функциями. Несмотря на пробелы в транспарентности и правовых институтах, китайское государство обеспечило самый быстрый в мире экономический рост и резко повысило уровень жизни населения.

Легитимность как следствие результативности.
Пекин практикует этот принцип (хотя и не всегда успешно) в рамках своей политической системы, основываясь на конфуцианской традиции меритократии. Такие критерии, как результативность в искоренении бедности и в охране окружающей среды, через инновации и новые технологии являются ключевыми факторами карьерного роста чиновников. Лидеры Китая образованны, компетентны и испытаны на разных уровнях ответственности.

Выборочное обучение и адаптация.
Китай является светской культурой, в которой ценится умение учиться у других. Китайцы выработали замечательную способность к выборочному обучению и адаптации к новым вызовам, о чем свидетельствует то, насколько быстро Китай вошел в мир новых высоких технологий и занял в нем одно из ведущих мест.

 

Гармония в разнообразии.
Пекин возродил этот древний конфуцианский идеал применительно к большому и сложному обществу. Отвергая политику конфронтации в западном стиле, власти упорно работают над тем, чтобы подчеркнуть общность различных групп интересов, смягчить социальные противоречия, связанные с быстрыми переменами, и создать систему социальных гарантий для всех.

 

Перед Китаем по-прежнему стоят серьезные вызовы, и планы у него грандиозные. Но он скорее продолжит развиваться на основе этих идей, чем примет западную либеральную демократию, поскольку люди видят, что идеи работают и соответствуют здравому смыслу и уникальной политической культуре Поднебесной.
Источник: http://www.ru-90.ru/node/1508

Млечин Л.М в своей книге «Китай – великая держава номер один?» правильно заметил, что «из опыта развала СССР извлечен важный урок: сохранение власти требует не жесткости и упорства, а гибкости и умения приспосабливаться к меняющемуся миру, но до определенной степени. Для китайских лидеров главное – стабильность в стране, то есть сохранение существующего режима. На любые иные перемены они готовы пойти. У них перед глазами пример СССР. Китайский партаппарат понял, что либерализация режима неминуемо ведет к его крушению.»

Корея

КОРЕЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Площадь страны составляет 100 210 км², население, по оценке 2019 года — более 51 миллиона человек. Занимает сто седьмое место в мире по территории и двадцать седьмое по населению. По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении занимает 12 место.
Чудо на реке Ханган — распространённое название экономического чуда Южной Кореи, за полвека превратившейся из аграрной страны, разрушенной гражданской войной, в процветающую высокотехнологичную экономику. Этот процесс был основан на экспорто-ориентированном росте, быстрой индустриализации, внедрении новых технологий, развитии образования, приведшим к экспоненциальному росту уровня жизни, быстрой урбанизации, модернизации. Чудо на реке Ханган породило такие международные корпорации, как Samsung, LG и Hyundai

В бюджете мало денег, не хватает даже электричества, страна коррумпирована, а на месте главного промышленного региона появилась хорошо вооруженная «народная республика» — в таком знакомом для нас положении когда-то была Южная Корея. Но благодаря реформам страна превратилась в мирового экономического лидера.

1. Южная Корея стала 11-й экономикой мира.
В Корее мало природных ресурсов, но ее ВВП выше, чем у нефте- и газодобывающих стран вроде Норвегии и Ирана. Да и большую часть Европы корейцы оставили позади. Когда-то Южная Корея была бедной аграрной страной, но сумела модернизировать экономику.

2. Её ВВП вырос в 179 раз благодаря плановой экономике.
За последние 54 года ВВП на душу населения Кореи вырос со 156 долларов до 27 тысяч долларов на человека.
Впрочем, за первое десятилетие реформ — с 1961 по 1970 год — валовой внутренний продукт вырос всего на 136 долларов. Модернизация дала эффект не сразу, но корейцы не меняли курс страны. Точнее, его не менял президент Пак Чон Хи — с 1961 по 1979 он фактически единолично управлял страной. В Корее ввели пятилетние планы и строили экономику под контролем правительства. Президент правил как диктатор, и это обеспечило нужную для реформ стабильность.

3. Стать развитой страной Корее помог экспорт.
Экспорт корейских товаров рос даже быстрее чем ВВП — за 54 года он увеличился в 7 000 раз! Корея занимает восьмое место в мире по экспорту продукции. Правительство помогало экспортерам дотациями. С каждым годом корейцы получали все больше валюты, и эти деньги помогали развивать экономику страны. В 2014 году доходы от международной торговли составили 714 миллиардов — половину ВВП Южной Кореи.

4. Страна из аграрной превратилась в промышленную.
После разделения Кореи юг был преимущественно агарным, но сейчас промышленность создает 39% ВВП страны. А на сельское хозяйство приходится всего 2% доходов. Секрет такого превращения — опять же государственная поддержка. Производители готовой продукции получали от государства субсидии и заказы, а налоги для бизнеса снижались. Преференции доставались только самым успешным предприятиям — так в Корее стимулировали конкуренцию. В результате такой политики возникли чеболи — группы промышленных компаний, вроде Samsung или LG.
Сейчас корейская экономика становится постиндустриальной: доля услуг в ВВП страны растет и уже обогнала доходы от промышленности. В прошлом году на рынке услуг корейский бизнес заработал 814 миллиардов долларов.

5. Корея входит в топ-5 поставщиков высоких технологий.
В 2014 году продажа технологичной продукции принесла корейским компаниям 133 миллиарда долларов — для сравнения, доходы от всего украинского экспорта в том году составили 53 миллиарда А глобальную выручку корейской группы компаний Samsung Всемирный банк оценивает в 150 миллиардов — почти столько же заработали все размещенные в США компании.

6. Корея инвестирует в науку больше всех в мире.
Потраченные на науку миллионы позволяют стране зарабатывать миллиарды на высокотехнологичном экспорте. В 2014 году страна выделила на науку 4,3% ВВП — больше, чем Япония или США. Корейцы не только выделяют много денег на исследования и конструкторские работы, а и эффективно их используют.

7. Чтобы достичь «экономического чуда», корейцы работали по 350 дней в году.
Даже в 90-е годы среднестатистический кореец отдыхал 4-5 дней в месяц. Но и это было облегчением: за десятилетие до этого среднее количество рабочих дней доходило до 363! Ни одна страна мира не могла сравняться с Кореей по производительности труда, даже японцы, которых у нас считают трудоголиками, остались позади. Впрочем, сейчас корейцы работают гораздо меньше: в среднем у них 8 выходных в месяц — вполне привычный для нас график.

8. Корейские школы — третьи в мире по качеству образования.
Южная Корея занимает второе место в мире по среднему IQ жителя, и дело не в генах или наследственности. По подсчетам Организации экономического сотрудничества и развития, здешние школы — третьи в мире по качеству обучения. А образовательная компания Pearson признала корейскую систему образования лучшей в мире, хотя и отметила, что ученики часто «зазубривают» десятки страниц, а не анализируют материал.

9. Но победить коррупцию стране не удалось.
Мы привыкли считать развитые страны свободными от коррупции, но Южная Корея в Индексе восприятия коррупции занимает 37 место. Впрочем, коррупция по-корейски не мешает предпринимателям работать: в рейтинге Doing Business страна занимает 4 место.
Источник: https://businessviews.com.ua/

Мексика

МЕКСИКАНСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Общая площадь Мексики составляет 1 972 550 км².В 2019 году численность населения Мексики составляет 126 577 691 человека (на 2019 год). По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении Мексика занимает 15 место в мире.

Период в истории Мексики с 1940 по 1970-е годы, когда в стране наблюдались высокие темпы экономического роста.
В 1930-х годах в Мексике был проведён ряд важных реформ, в том числе земельная и образовательная. Были национализированы железные дороги и экспроприировано множество иностранных нефтяных компаний, а также создана государственная нефтяная компания «Пемекс», превратившая Мексику в пятого по величине экспортёра нефти в мире. Это помогло создать базу для строительства мощной национальной экономики.

Во время Второй мировой войны, когда цены на большинство товаров возросли, а импорт из Европы резко снизился, в Мексике началось усиленное развитие промышленности. Правительство, понимая важность развития предпринимательского класса в стране, предоставило множеству предприятий налоговые льготы, низкопроцентные займы и другие стимулы для развития их деятельности. Для поощрения производства отечественных товаров создавались протекционистские барьеры. Вскоре в Мексике началось производство товаров, которые ранее закупались за рубежом. Также было построено значительное количество шоссейных и железных дорог, линий связи и аэропортов.

Быстро развивалось промышленное производство, вводились новые аграрные технологии. К 1958 году Мексика вышла на первое место в Латинской Америке по общему объёму промышленной продукции. Рост производства повлёк за собой почти двукратный рост численности промышленных рабочих за 1940—1950-е гг., их количество выросло с 420 до 800 тыс. Число рабочих, занятых в сельском хозяйстве увеличилось с 1,2 до 2 млн человек. Доля промышленности в валовом внутреннем продукте превышала долю сельского хозяйства — страна постепенно становилась индустриально-аграрной. Аграрная реформа в 1940—1950-е замедлилась — за 18 лет (1940—1958) крестьяне получили 12,3 млн га земли.

В 1942 году было подписано соглашение об урегулировании американо-мексиканского конфликта. Прямые капиталовложения США выросли с 316 млн $ в 1946 году до 787 млн в 1957г. США также занимали монопольное положение в мексиканской внешней торговле.
В период 1964—1970 гг. быстро развивалось производство с ежегодным приростом валового национального продукта на 6,5 %. Выросли доходы на душу населения. Несмотря на успехи в экономике, проблемы в сфере образования и социального обеспечения не могли быть эффективно решены.

С 1958 по 1970 гг. более 600 тыс. крестьянских семей получило 32 млн га, тогда как при Карденасе только 18 млн га. В 1967 году была проведена самая крупная единовременная раздача земель в истории Мексики — 1 млн га. Удельный вес общинного сектора вырос за 1960-е с 26 до 49,8 % сельскохозяйственных угодий. В 1969 году в Мехико были открыты первые линии метро. За 1960-е гг. население увеличилось с 37 до 51 млн человек.
Появление нового латифундизма, существование большого количества малоимущих крестьянских хозяйств и избыток сельского населения стали причинами дальнейшего развития социальных противоречий. Часть населения нелегально пересекала границу США.

В начале 60-х гг. рабочие получили право на участие в прибылях и на минимум заработной платы. С 1958 по 1968 год реальная заработная плата выросла на 54 %. В 1969 году на работников сельскохозяйственной промышленности были распространены трудовые льготы. Был увеличен размер оплаты труда женщин и ограничен труд подростков.

В начале 70-х гг. государственной нефтяной компанией «Пемекс» были открыты новые нефтяные месторождения в Табаско, Чьяпас и заливе Кампече. Однако в начале 1980-х гг., когда цены на нефть упали, мексиканское песо резко обесценилось, а государственный внешний долг стало сложно обслуживать, Мексика едва не стала банкротом, чего удалось избежать лишь благодаря политике строгой экономии и помощи со стороны международных организаций. К тому же оставались нерешёнными множество социальных проблем.

Россия

РЕФОРМЫ ПЕТРА ПЕРВОГО

Петр принял Россию отсталой, находящейся на задворках Европы, страной. Московия не имела выходов к морю, за исключением Белого. Не было регулярной армии, флота, развитой промышленности, торговли. Система государственного управления была допотопной и неэффективной.
Отсутствовали высшие учебные заведения, книгопечатание, театр, живопись, библиотеки. Не только народ, но многие представители элиты: бояре, дворяне, — не знали грамоты. Не развивались науки. Властвовало крепостное право.

 

Реформа государственного управления

Петр заменил Приказы, не имевшие четких обязанностей, коллегиями, прообразом будущих министерств.

Коллегии состояли из нескольких чиновников, старший назывался председателем или президентом. Все они подчинялись генерал-губернатору, входившему в Сенат. Всего было 12 коллегий.
В марте 1711 года Петр создал Правительствующий сенат. Сначала его функцией было управлением страной в отсутствии царя, затем он стал постоянным учреждением. В Сенат входили президенты коллегий и сенаторы — назначенные царем люди.
В январе 1722 года Петр издал «табель о рангах», насчитывающую 14 классных чинов от Государственного канцлера (первый ранг) до коллежского регистратора (четырнадцатый).
Петр реорганизовал систему тайной полиции. С 1718 года Преображенский приказ, ведавший делами политических преступлений, был преобразован в Тайную розыскных дел канцелярию.

Административная реформа Петра

Россия была разделена на губернии, губернии делились на провинции, провинции — на уезды.
Губернии: Московская, Ингермандландская, Киевская, Смоленская, Азовская, Казанская, Архангелогородская, Сибирская, Рижская, Астраханская, Нижегородская


Военная реформа Петра

— Применение новых принципов комплектования армии и флота. Петр заменил иррегулярное стрелецкое войско и дворянское ополчение постоянной регулярной армией, комплектовавшейся рекрутами, набиравшимися по одному с каждого из 20 крестьянских или мещанских дворов в великорусских губерниях;
— Приведение структуры войск к европейскому образцу (пехота, кавалерия, артиллерия);
— Изменение принципов обеспечения армии (население содержало прикрепленный к их местности полк);
— Оснащение солдат новым оружием и обмундированием (ружья со штыками, мортиры);
— Введение единой системы управления войсками и продвижения по службе (устав, Военная Коллегия, табель о Рангах, награды);
— Создание и усовершенствование нового флота (для Балтийского флота активно сооружались верфи);
— Открытие военных учебных заведений;
— Создание военных производств (оружейные заводы).
— Введение воинского устава. В качестве основного источника Воинского артикула выступал артикул Г. Адольфа в новошведской дополненной редакции, выпущенной при Карле Девятом в 1683 году. Составленный для регулярной армии, данный документ рассматривает преступление не только как правонарушение, но как нарушение существующей в армии субординации, ослушание или не исполнение приказа в полной мере.
Петр превратил Россию в одну из сильнейших морских держав мира, имеющую 48 линейных и 788 галерных и прочих судов.

Экономическая реформа Петра

Современная армия не могла существовать без государственной системы снабжения. Для снабжения армии и флота оружием, обмундированием, продовольствием, расходными материалами требовалось создать мощное промышленное производство.
Поощряя предпринимательскую деятельность, Петр широко пользовался выдачей кредитов для создания новых мануфактур, торговых компаний. Крупнейшими предприятиями, возникшими в эпоху петровских преобразования, были, созданные в Москве, Петербурге, Урале, Туле, Астрахани, Архангельске, Самаре. Относительно роста числа предпринимателей нужно отметить, что Петр 1 этому активно способствовал. В частности он разрешал любому человеку, вне зависимости от его происхождения, проводить исследования нахождение полезных ископаемых и на месте нахождения обосновывать собственные заводы.
— Адмиралтейская верфь
— Арсенал
— Пороховые заводы
— Металлургические заводы
— Полотняное производство
— Производство поташа, серы, селитры

К концу царствования Петра I Россия имела 233 завода, в том числе более 90 крупных мануфактур, построенных в течение его царствования. За первую четверть ХVIII века на верфях Петербурга и Архангельска построено 386 кораблей, в начале века России выплавляли около 150 тысяч пудов чугуна, в 1725 году — более 800 тысяч пудов, Россия догнала Англию по выплавке чугуна.
Наилучшим показателем того, что система управления экономикой работала, является факт, что до прихода к власти Петра Россия была одним из крупнейших импортеров железа, а после Петра I Россия вышла на 3-еместо в мире по производству железа и стала страной экспортером. Были созданы фабрики, ориентированные на производство стекольной продукции, пороха, бумаги, парусины, полотна, сукна, красок, канатов, даже шляп, организована металлургическая, лесопильная, кожевенная промышленность. Для того, чтобы изделия русских мастеров были конкурентноспособны на рынке, были введены высокие таможенные пошлины на европейские товары.

В развитии промышленности у Петра было 2 проблемы: слабая эффективность государственного управления, а также отсутствие интересов у крупных предпринимателей для развития. Решилась это всё просто — царь стал передавать, в том числе и крупные предприятия, в управление частным собственникам. Достаточно сказать, что уже к концу 17 века известная семья Демидовых контролировала 1/3 всего российского железа.
Основные принципы экономической политики Петра 1 развивались по двум направлениям:
• Протекционизм. Поддержка отечественного производителя.
• Меркантилизм. Преобладание экспорта товара над импортом.

Реформа Петра в сельском хозяйстве

Экономика России при Петре I в области сельского хозяйства развивалась по экстенсивному пути. Экстенсивный путь, в отличии от интенсивного, предполагал не улучшение условий труда, а расширение возможностей. Поэтому при Петре началось активное освоение новых пашенных земель. Наиболее быстро земли осваивались в Поволжье, на Урале, в Сибири. При этом Россия продолжала оставаться аграрной страной. Примерно 90% населения проживало в деревнях и занималась сельским хозяйством.

Что сделал Петр I для сельского хозяйства:
— распространил в России картофель. По приказу Петра из Голландии привезли мешок картошки;
— перевел сельское хозяйство на использование косы вместо серпа. Указом 1721 г. предписывалось производить уборку хлебов косами и граблями вместо серпов. Петр I писал: «Понеже в здешних краях, как в Курляндии, в Лифляндии, так же в Прусах, у мужиков обыкновение такое, что хлеб снимают вместо серпов малыми косами с граблями, что пред нашими серпами гораздо спорее и выгоднее, так что средний работник за 10 человек сработает, из чего видеть можно, какое великое подспорье будет в работах, для чего хлеба умножать будут. Того для сыскали мы таких мужиков, чтобы обучали наших, из которых посылаем вам в Шацкую провинцию 9 человек с такими косами и прочими их инструментами, и когда они у вас явятся, тогда определите их в Шацком, в Насимовском уездах и в прочих хлебородных местах, присутствующих в вашей провинции, чтобы в оных местах наших русских мужиков обучали хлеб сжинать такими косами с граблями, и понеже хотя что добро и надобно, а новое, то наши люди без принуждения не сделают, того ради распоряди сам и пошли верных людей, чтобы конечно нынешним летом выучить сколько возможно; также во все провинции вели такие косы и грабли делать и сроку дай, чтобы конечно от сего лета в то лето все в вышеупомянутых местах хлебных так косили, а ныне сколько выучишь и сколько кос с граблями сделано у мужиков будет и сколько сим образом скосят где и чьи мужики, о том нам рапортуй сентября в последних и октября в первых числах, ибо взыщется на вас»;
— ввел новые сельскохозяйственные культуры. Организовал посевы табака на Украине, в южных районах Причерноморья, в Нижнем Поволжье, расширил производство лекарственных трав в Центральных районах, под Москвой, а также под Петербургом, Казанью. Поддерживал выадку тутовых деревьев для шелкопрядов;
— увеличил посевы технических культур, что было вызвано необходимостью обеспечения сырьем развивающейся русской промышленности и вывоза большого количества сельскохозяйственного сырья за границу. Прежде всего это были лен и конопля. Лен шел на производство полотна, в том числе парусного, а конопля была необходима для производства многих предметов, например, корабельных канатов и т. п.
— разводил новые породы скота: голландских коров, мериносных овец из Испании, выписал из Голландии и раздал помещикам для разведения породистых коров и быков молочных пород. В 1724 г. Петр пишет Сергею Голицыну, послу в Испании, о необходимости приобретения породистых овец и баранов. При посредничестве посла удалось закупить небольшое племенное стадо мериносов;
— исследовал практику применения удобрений. В инструкции управителю дворцового села Коломенского с деревнями в 1724 г. предписывалось оставлять на семена лучший хлеб, проводить глубокую вспашку, удобрять поля навозом «с конюшенного и с воловенного дворов и с пригонов, а буде недоставало и вдобавку с крестьянских тягол». Особое внимание обращалось на подготовку почвы для посевов пшеницы и ячменя — «а под пшеницу и ячмень… землю велеть весьма довольствовать, и как гной вывозят, того ж дни разметывать и запахивать, чтоб был весь покрыт землею». Если земля предназначалась для посева без удобрения, то ее следовало «вспахивать в зиму», зимою раскладывать на этой земле пуки хвороста, весною их сжигать и землю заборанивать, после чего сеять пшеницу или ячмень. В инструкции предусматривалась охрана посевов в низинных местах от воды, для чего велено копать «рвы глубокие и воду спускать» . Однако, как отмечается в той же инструкции, земли продолжали возделываться «с нерадением», удобрений нехватало;
— начал выращивать виноград на земле донских казаков. Петр I в 1697 году приказал азовскому воеводе А.П. Прозоровскому «завести виноградные сады», а в 1706 году Петр I самолично посадил в саду казака Персианова под Ростовом пять кустов винограда. Во время своего пребывания в станице Цимла, отличающейся удивительно благоприятным климатом (солнечных дней здесь примерно столько же, сколько в южном Крыму), царь сказал: «Да здесь, как на Рейне, можно виноград растить!». Позднее Петр повелел завезти сюда виноградные лозы из Астрахани и из некоторых европейских стран – Венгрии, Германии, Франции. Не удивительно, что именно на Дону в середине XVII века жители казачьих станиц Цимла и Кумшатская впервые в России изготовили игристое шампанское – Цимлянское;
— развил тонкорунное овцеводство. До Петра в России не было тонкорунного овцеводства. Порода тонкорунных овец давала хорошую овчину, из которой шились шубы и тулупы. Особенно славилась романовская порода овец, из овчины которых делались знаменитые романовские полушубки, их с удовольствием носили русские аристократы и богачи. Они по своему качеству превосходили венгерские цигейки, так что даже шли на экспорт. Петр издает указ об овцеводстве в Малой России:
«Объявляю малороссийским жителям всякого чина и достоинства, что мы, для пользы всего нашего государства, учинили суконные фабрики, на которых потребно многое число овечьей шерсти. Малороссияне, не имея искусства в содержании овец, шерсть к суконному делу [плохо] продают. Того для мы в 1722 г. в Москве говорили с гетманом Скоропадским, чтобы в Малой России господы своих овец содержали по шленскому обыкновению… В Слободских полках зачали овец содержать, так что шерсть продают по 2 гривны и больше, с того прибыль имеют, а в Малой России этой возможности нет». И далее — очень важный элемент указа, предусматривающий поощрение овцеводов, точно соблюдающих технологию: «Те, кто хорошо будет содержать овец и будет их шерсть продавать на фабрики, то будет их содержать на нашем жаловании»;
— развил коневодство. Для кавалерии нужны были кони особого типа – быстроногие и выносливые. Среднегодовая потребность армии в таких конях – 60 тыс. голов, а в период войны их требовалось значительно больше. По инициативе царя правительство финансировало организацию большого количества конских заводов в степных районах страны: в Азовской, Казанской, Астраханской и Киевской губерниях, где имелись хорошие заливные луга и тучные пастбища.
— встал на защиту лесов от вырубки. 19 ноября 1703 года был издан указ Петра I об охране лесов по берегам рек, которым предписывалось сберегать от рубки деревья ценных пород — дуба, клена, ильма, вяза, карагача, лиственницы и сосны на расстоянии до пятидесяти верст (53 км) от больших сплавных рек и до тридцати верст (32 км) от малых. За обычную порубку таких деревьев, кроме дуба, указом предписывалось брать штраф в десять рублей. За порубку крупного дуба, даже одного, или за массовую порубку других ценных деревьев, предписывалась смертная казнь.
Указ был жестоким, да и заботился царь не столько о реках, сколько о нуждах флота (отсюда и такое внимание к дубу — главному дереву для постройки военных кораблей того времени). Тем не менее, это был один из первых петровских лесоохранительных указов, с которого, по большому счету, началось формирование системы государственного управления лесами России.

Политика Петра I в области торговли

До петровской эпохи вся крупная торговля велась через порт в Астрахани. Но Петр Первый, любивший Санкт-Петербург, указом запретил вести торговлю через Астрахань (Указ подписан в 1713 году), и потребовал полный перенос торговли в Санкт-Петербург. Особого эффекта для России это не принесло, но это был важный фактор для усиления позиций Санкт-Петербурга как города и столицы Империи. Достаточно сказать, что Астрахань в результате этих изменений сократила торговый оборот примерно в 15 раз. Одновременно с развитием порта в Санкт-Петербурге активно развивались порты в Риге, Выборге, Нарве и Ревеле. При этом на Санкт-Петербург приходилось примерно 2/3 внешнеторгового оборота.

Поддержка внутреннего производства достигалась за счет введения высоких таможенных пошлин. Так, если товар производился в России, то его таможенная пошлина составляла 75%. Если же ввозимый товар в России не производился, то его пошлина варьировалась в диапазоне от 20% до 30%. При этом оплата пошлины производилась исключительно в иностранной валюте по выгодному для России курсу. Это было необходимо для получения иностранного капитала и получения возможности закупки необходимого оборудования. Уже в 1726 году объем экспорта продукции из России в 2 раза превосходил объем импорта.
Основные страны, с которыми Россия вела торговлю в те времена, Англия и Голландия.

Во многом для развития торговли шло развитие транспорта. В частности были построены 2 крупных канала:
Вышневолоцкий канал (1709 год). Этот канал соединял реку Тверцу (приток Волги) с рекой Мстой. Оттуда через Ильмень-озеро открывался путь в Балтийское море.

Ладожский Обводной канал (1718 год). Шел в обход Ладожского озера. Этот обход был необходим, поскольку озеро было неспокойным и суда по нему передвигаться не могли.

Реформы финансовой системы

Одним из главных начинаний было проведение финансовой реформы 1700-1704 годов.
Именно в эту эпоху налоги были введены практически на всё: на печи, на соль, на государственные бланки и даже на бороды. В те времена даже шутили, что налогов нет только на воздух, но скоро появятся и такие налоги. Увеличение налогов и их расширение приводило к народным волнениям. Например, астраханское восстание и восстание Кондратия Булавина — основные крупные недовольства народных масс той эпохи, но были еще и десятки мелких выступлений.
Небольшой перечень налогов, введенных Петром:
1. «Орленая» бумага (все официальные документы, от договоров по мелким сделкам до прошений в гос. учреждения, должны были подаваться на гербовой бумаге).
2. Сбор на рождение (родился ребенок — плати).
3. Сбор на похороны (помер близкий — плати).
4. Сбор на заключение брака.
5. Сбор на составление завещания.
6. Налог на пшеницу.
7. Налог на свечи.
8. Налог с владельца лошади.
9. Налог на конскую шкуру (сдох у тебя конь, ободрал ты его — плати).
10. Налог на конские хомуты.
11. Налог на упряжные дуги.
12. Налог на ношение бороды.
13. Отдельный налог на ношение усов.
14. Каждый десятый поросенок от каждой свиньи должен сдаваться в казну.
15. Налог на домовладение (в Москве).
16. Налог на ульи (по всей России).
17. Сбор с покупки кровати.
18. Банный сбор (с каждой баньки).
19. Мельничный сбор и сбор с владельца постоялого двора.
20. Трубный сбор (есть у тебя печь с трубой — плати).
21. Сбор с дров, купленных для собственного употребления.
22. Налог на орехи (купил орехи, а в их цену включен и налог).
23. Налог на арбузы.
24. Налог на огурцы.
25. Налог на питьевую воду.
26. Налог на продажу лошадей.
27. Налог на частные рыбные ловли.
28. Налог на покупку гробов.
Однако, при всей виртуозности прибыльщиков, новые налоги не могли увеличить количества денег на руках у населения, и недоимки по новым налогам росли значительно быстрее поступлений по ним. В В 1718 Пётр решил отказаться от всего множества сложных акцизов и поборов, заменив их все единым для всех обывателей (кроме дворян и духовенства) подушным налогом. Если раньше налоги уплачивались со двора, то теперь с каждой души мужского пола.
Основное внимание в реформе уделялось чеканке новых монет, приравнивание количества серебра в рубле с серебром. Сам же вес российского рубля был приравнен к голландскому гульдену.
В результате финансовых изменений был увеличен рост доходов в казну примерно в 3 раза. Это было большим подспорьем для развития государства, но сделало практически невозможным проживание в стране. Достаточно сказать, что за петровскую эпоху население России сократилось на 25%, с учетом всех новых территорий, которые завоевал этот царь.

 

Реформа Петра в области образования

Армии и флоту требовались квалифицированные специалисты. Поэтому Петр большое внимание уделял их подготовке. В годы его правления были организованы в Москве и Петербурге:
— школа математических и навигационных наук
— артиллерийская школа
— инженерная школа
— медицинская школа
— морская академия
— горные школы при Олонецких и Уральских заводах
— цифирные школы для «детей всякого чина»
— гарнизонные школы для детей солдат
— духовные школы
— академия наук (открылась через несколько месяцев после смерти императора)

Церковная реформа Петра

Петр упразднил патриаршество — практически независимую от государства церковную организацию, и создал вместо неё Святейший Синод, все члены которого назначались царем, чем ликвидировал автономию духовенства.
С 1701 по 1722 годы Петр Великий пытался снизить авторитет Церкви и установить контроль над ее административно-финансовой деятельностью. Предпосылками к этому стал протест Церкви против происходящих в стране изменений, называя царя антихристом. Имея огромный авторитет, сравнимый с авторитетом и полнотой власти самого Петра, Патриарх Московский и Всея Руси был главным политическим конкурентом российского царя-реформатора. Кроме всего прочего, у Церкви были накоплены огромные богатства, которые были необходимы Петру для ведения войны со шведами. Все это связывало руки Петру для использования всех ресурсов страны ради желанной победы.
Перед царем стояли задачи ликвидировать экономическую и административную автономии Церкви и снизить численность духовенства
25 января 1721 года является датой окончательной победы императора над патриархом, когда патриаршество было упразднено.
Петр проводил политику веротерпимости, облегчив существование старообрядцев и разрешив свободно исповедовать свою веру иностранцам.

Реформы Петра в области культуры

— Издание первой в России газеты «Санкт-Петербургские ведомости».

— Запрет на ношение боярами бород.

— Учреждение первого русского музея — Кунскамеры.

— Требование к дворянству носить европейское платье.

— Создание ассамблей, где дворяне должны были появляться вместе с женами.

— Создание новых типографий и перевод на русский многих европейских книг.

Итоги экономического развития
Основные итоги экономического развития России в первой четверти 18 века, во время правления Петра 1, которые можно считать главными:
• Рост числа мануфактур в 7 раз.
• Расширение объема выпускаемой продукции внутри страны.
• Россия вышла на 3-е место в мире по выплавке металла.
• В сельском хозяйстве начали применяться новые орудия труда, которые в дальнейшем доказали свою эффективность.
• Основание Санкт-Петербурга и завоевание Прибалтики расширили торговые и экономические связи с европейскими странами.
• Основным торговым и финансовым центром России стал Санкт-Петербург.
• За счет уделения внимания государством торговле, выросла значимость купечества. Именно в этот период они утвердились как сильный и влиятельный класс.

Но здесь важно понимать, какой ценой всё это достигалось. Очень сильно увеличилась налоговая нагрузка на население, что автоматически вызвало обнищание большинства крестьянских хозяйств. Кроме того необходимость развития экономики бурными темпами фактически способствовало укреплению крепостного права.

СТОЛЫПИНСКАЯ РЕФОРМА

Российская империя была третьей по численности страной мира — после Китая и Индии. Численность на 1900 год составляла 150 млн. человек. Площадь территории — 21 800 251 км²

Реформа 1861 года — первый этап перехода к индивидуализации землевладения и землепользования. Но отмена крепостного права не привела к прогрессу частной собственности. В 80-90-е годы правительство стремилось к насаждению общинных структур в деревне, что противоречило, в будущем, свободной крестьянской собственности. Преодолеть данные трудности могли реформы, начатые П.А.Столыпиным. Его концепция предлагала путь развития смешанной, многоукладной экономики, где государственные формы хозяйства должны были конкурировать с коллективными и частными.
Составные элементы его программы — переход к хуторам, использование кооперации, развитие мелиорации, введение трехступенчатого сельскохозяйственного образования, организации дешевого кредита для крестьян, образования земледельческой партии, которая реально представляла бы интересы мелкого землевладельца.

Столыпин выдвигает либеральную доктрину управления сельской общиной, развития частной собственности на селе и достижения, на этой основе, экономического роста. По мере прогресса крестьянского хозяйства фермерского типа, ориентированного на рынок, в ходе развития отношений купли-продажи земли, должно было произойти естественное сокращение помещичьего фонда земли. Будущий аграрный строй России представлялся премьеру в виде системы мелких и средних фермерских хозяйств, объединенных местными самоуправляемыми и немногочисленными по размерам дворянскими усадьбами. На данной основе должна была произойти интеграция двух культур — дворянской и крестьянской.

Столыпин делает ставку на «крепких и сильных» крестьян. Однако он не требует повсеместного единообразия, унификации форм землевладения и землепользования. Там, где в силу местных условий община экономически жизнеспособна, «необходимо самому крестьянину избрать тот способ пользования землей, который наиболее его устраивает».

 

Аграрная реформа состояла из комплекса последовательно проводимых и связанных между собой мероприятий.
Крестьянский банк.
С размахом проводилась Банком покупка земель с последующей перепродажей их крестьянам на льготных условиях, посреднические операции по увеличению крестьянского землепользования. Он увеличил кредит крестьянам и значительно удешевил его, причем банк платил больший процент по своим обязательствам, чем платили ему крестьяне. Разница в платеже покрывалась за счет субсидий из бюджета.
Банк активно воздействовал на формы землевладения: для крестьян, приобретавших землю в единоличную собственность, платежи снижались. В итоге, если до 1906 года основную массу покупателей земли составляли крестьянские коллективы, то к 1913 году 79,7% покупателей были единоличными крестьянами.

Разрушение общины и развитие частной собственности.
Для перехода к новым хозяйственным отношениям была разработана целая система хозяйственно — правовых мер по регулированию аграрной экономики. Указом от 9 ноября 1906 года провозглашалось преобладание факта единоличного владения землей над юридическим правом пользования. Крестьяне могли теперь выделить землю, находившуюся в фактическом пользовании, из общины, не считаясь с ее волей.
Осуществлялись меры по обеспечению прочности и стабильности трудовых крестьянских хозяйств. Так, чтобы избежать спекуляции землей и концентрации собственности, в законодательном порядке ограничивался предельный размер индивидуального землевладения, была разрешена продажа земли не крестьянам.
Закон 5 июня 1912 г. разрешил выдачу ссуды под залог любой приобретаемой крестьянами надельной земли. Развитие различных форм кредита: ипотечного, мелиоративного, агрокультурного, землеустроительного — способствовало интенсификации рыночных отношений в деревне.
В 1907 — 1915 гг. о выделении из общины заявило 25% домохозяев, а действительно выделилось 20% — 2008,4 тысяч домохозяев. Широкое распространение получили новые формы землевладения: хутора и отруба. На 1 января 1916 года их имелось уже 1221,5 тыс. Кроме того, закон от 14 июня 1910 года счел излишним выход из общины многих крестьян, лишь формально считавшимися общинниками. Число подобных хозяйств составило около одной трети от всех общинных дворов.

Переселение крестьян в Сибирь.
По указу 10 марта 1906 года право переселения крестьян было предоставлено всем желающим без ограничений. Правительство ассигновало немалые средства на расходы по устройству переселенцев на новых местах, на их медицинское обслуживание и общественные нужды, на прокладку дорог. В 1906-1913 годах за Урал переселилось 2792,8 тысяч человек. Масштабы данного мероприятия обусловили и трудности в его осуществлении. Количество крестьян, не сумевших приспособиться к новым условиям и вынужденных вернуться, составило 12% от общего числа переселенцев.
Итоги переселенческой компании были следующими. За данный период был осуществлен громадный скачок в экономическом и социальном развитии Сибири. Население региона за годы колонизации увеличилось на 153%. Если до переселения в Сибирь происходило сокращение посевных площадей, то за 1906-1913 годы они были расширены на 80%, в то время как в европейской части России на 6,2%. По темпам развития животноводства Сибирь также обгоняла европейскую часть России.

Кооперативное движение.
Ссуды крестьянского банка не могли полностью удовлетворить спрос крестьянина на денежный товар. Поэтому значительное распространение получила кредитная кооперация, которая прошла в своем движении два этапа. На первом этапе преобладали административные формы регулирования отношений мелкого кредита. Создавая квалифицированные кадры инспекторов мелкого кредита, и ассигнуя значительные кредиты через государственные банки на первоначальные займы кредитным товариществам и на последующие займы, правительство стимулировало кооперативное движение. На втором этапе сельские кредитные товарищества, накапливая собственный капитал, развивались самостоятельно.
В результате была создана широкая сеть институтов мелкого крестьянского кредита, ссудосберегательных банков и кредитных товариществ, обслуживавших денежный оборот крестьянских хозяйств. К 1 января 1914 года количество таких учреждений превысило 13 тысяч.
Кредитные отношения дали сильный импульс развитию производственных, потребительских и сбытовых кооперативов. Крестьяне на кооперативных началах создавали артели, сельскохозяйственные общества, потребительские лавки и т.д.

Агрокультурные мероприятия.
Одним из главных препятствий на пути экономического прогресса деревни являлась низкая культура земледелия и неграмотность подавляющего большинства производителей, привыкших работать по общему обычаю. В годы реформы крестьянам оказывалась широкомасштабная агроэкономическая помощь. Специально создавались сельскохозяйственного образования, которые организовывали учебные курсы по скотоводству и молочному производству, демократизации и внедрению прогрессивных форм сельскохозяйственного производства. Много внимания уделялось и прогрессу системы внешкольного сельскохозяйственного образования. Если в 1905 году число слушателей на сельскохозяйственных курсах составило 2 тысячи человек, то в 1912 году — 58 тысяч, а на сельскохозяйственных чтениях — соответственно 31,6 тысяч и 1046 тысяч человек.

Результаты реформ.
Результаты реформы характеризовались быстрым ростом аграрного производства, увеличением емкости внутреннего рынка, возрастанием экспорта сельскохозяйственной продукции, причем торговый баланс России приобретал все более активный характер. В результате удалось не только вывести сельское хозяйство из кризиса, но и превратить его в доминанту экономического развития России.

Валовой доход всего сельского хозяйства составил в 1913 году 52,6% от общего ВД. Доход всего народного хозяйства благодаря увеличению стоимости продукции, созданной в сельском хозяйстве, возрос в сопоставимых ценах с 1900 по 1913 годы на 33,8%.
Дифференциация видов аграрного производства по районам привела к росту товарности сельского хозяйства. Три четверти всего переработанного индустрией сырья поступало от сельского хозяйства. Товарооборот сельскохозяйственной продукции увеличился за период реформы на 46%.

Еще больше, на 61% по сравнению с 1901-1905 годами, возрос в предвоенные годы экспорт сельскохозяйственной продукции. Россия была крупнейшим производителем и экспортером хлеба и льна, ряда продуктов животноводства. Так, в 1910 году экспорт российской пшеницы составил 36,4% общего мирового экспорта.
Сказанное вовсе не означает, что предвоенную Россию следует представлять «крестьянским раем». Не были решены проблемы голода и аграрного перенаселения. Страна по-прежнему страдала от технической, экономической и культурной отсталости. По расчетам И.Д. Кондратьева в США, в среднем на ферму, приходилось основного капитала в размере 3900 рублей, а в европейской России основной капитал среднего крестьянского хозяйства едва достигал 900 рублей. Национальный доход на душу сельскохозяйственного населения в России составлял примерно 52 рубля в год, а в США — 262 рубля.
Темпы роста производительности труда в сельском хозяйстве были сравнительно медленными. В то время как в России в 1913 году получали 55 пудов хлеба с одной десятины, в США получали 68, во Франции — 89, а в Бельгии — 168 пудов. Экономический рост происходил не на основе интенсификации производства, а за счет повышения интенсивности ручного крестьянского труда. Но в рассматриваемый период были созданы социально-экономические условия для перехода к новому этапу аграрных преобразований — к превращению сельского хозяйства в капиталоемкий технологически прогрессивный сектор экономики.
Но ряд внешних обстоятельств (смерть Столыпина, начало войны) прервали столыпинскую реформу. Сам Столыпин считал, что для успеха его начинаний потребуется 15-20 лет. Но и за период 1906 — 1913 годов было сделано немало.

Реформы Столыпина были запущены в условиях революции. Историки указывают на неэкономические мотивы реформ: «К этому времени положение в деревне стало угрожающим, и в ликвидации общины правительство и помещичьи круги рассчитывали найти панацею от всех бед… Первоочередной, двуединой задачей реформы были разрушение крестьянской общины, придававшей крестьянским выступлениям определённую организованность, и создание крепкой консервативной опоры власти из зажиточных крестьян-собственников». Община казалась и громоотводом от помещичьего землевладения, на которое демократы указывали как на истинную причину отсталости аграрной сферы.

Преодолеть аграрный голод можно было, только решив две задачи: вывести из села в город и трудоустроить там лишнее население и в то же время увеличить производительность труда настолько, чтобы оставшиеся на селе работники могли обеспечивать продовольствием всё население страны. Вторая задача требовала не только социальных изменений, но и технико-культурной модернизации. Она по определению не могла совершиться быстро, и даже при условии оптимальных социальных преобразований на селе для последующего скачка производительности труда требовалось время.
Во второй половине XIX в. это время у России ещё было, а в начале ХХ в. уже нет – революционный кризис надвигался быстрее.

Сингапур

Экономическое чудо Сингапура

«Чтобы выжить, Сингапур должен быть экстраординарным государством.
Если мы будем обычными, нас просто не станет».
Ли Куан Ю

Площадь Сингапура составляет 725,1 км² , население 5,312 млн человек . По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 34 месте в мире.

Республика Сингапур — город-государство, расположенный на одноименном острове и еще нескольких десятках более мелких островов. За 50 лет эта страна превратилась из нищей в одну из самых богатых в мире. Феномен Сингапура — самое, пожалуй, известное экономическое чудо Азии. Сингапур — одно из самых маленьких государств в мире, его площадь составляет всего 710,2 квадратного километра (для сравнения: площадь Уфы 708, а Москвы — более тысячи квадратных километров).

До середины XX века страна была английской колонией, в 1951 году она обрела статус самоуправляемого государства в составе Британской империи.
В 1963 году город-государство вошел в состав Малайзии, но в августе 1965 года отделился и стал независимым.

Модернизация государства началась с приходом к власти в 1959 году основателя социал-демократической Партии народного действия 36-летнего Ли Куан Ю — в прошлом адвоката, получившего лондонское образование. Себя и свою команду он называл «буржуазными лидерами с английским образованием». Ли Куан Ю занимал пост премьер-министра до 1990 года, но даже после отставки с поста премьера продолжал направлять работу кабинета, занимая в 1990–2004 годах должность старшего министра, а после этого и почти до самой смерти в 2015 году — должность министра-наставника.

Реформы Ли Куан Ю позволили стране совершить экономический рывок. Сегодня Сингапур — один из мировых лидеров в высокотехнологичных отраслях, таких как электроника и фармацевтика, крупнейший финансовый и нефтеперерабатывающий центр. Номинальный ВВП на душу населения по паритету покупательной способности страны в 2017 году достиг 93 тысяч долларов — третье место в мире после Катара и Люксембурга. С 2016 года показатель вырос на 4,8 тысячи, или на 5,38%. Почти 3% населения страны — долларовые миллионеры.
Как удалось добиться этих результатов в короткие сроки — за время правления одного человека, всего за пару десятков лет?

 

Модернизацию Сингапуру обеспечили усилия в четырех ключевых направлениях, таких как:
— экономические реформы, задавшие вектор инвестиционно-инновационного развития,
— социальная модернизация,
— эффективная борьба с коррупцией
— политическая стабильность.

Сегодня Сингапур — одна из наименее коррумпированных стран в мире. Однако в 1950-е годы взятки брали открыто, это было традицией местных властей. Новое правительство поставило задачу искоренить коррупцию, невзирая на личные связи и не делая исключений. В стране было создано специальное Бюро по борьбе с коррупцией, подчинявшееся лично премьер-министру. Сотрудники бюро были наделены широкими полномочиями, имели право задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупции, проводить расследования в отношении их родственников и поручителей, расследовать любые правонарушения, вскрывшиеся в ходе разработки коррупционного дела. Объектом антикоррупционных расследований становились члены кабинета министров и даже родственники премьер-министра. В результате ряд высших чиновников оказались в тюрьме, некоторые отбывают наказание до сих пор. Многие коррупционеры бежали из страны.

Когда близкого друга премьер-министра уличили в коррупции, Ли Куан Ю отправил его в тюрьму. В прессе широко освещался случай, когда министр социального развития, пойманный на взятке в 315 тысяч долларов, после разговора с Ли Куан Ю совершил самоубийство.
Другим направлением борьбы с коррупцией стало упрощение регулирования и повышение престижа госслужбы. Полномочия чиновников были детально регламентированы, для них установили целый ряд запретов и ограничений, процедуры принятия решений стали намного проще и прозрачнее.

Были подняты зарплаты судей и госслужащих. Так, зарплата сингапурского судьи достигла нескольких сот тысяч долларов в год (в 1990-е годы она превысила миллион долларов в год). Зарплаты госслужащих, занимающих ответственные посты, были повышены до уровня, сравнимого с доходами топ-менеджеров частных корпораций.

Ли Куан Ю утверждал, что людям на политических постах стоит платить большие зарплаты: они заслужили это тем, что представляют порядочное и честное правительство. Если им недоплачивать, им будет проще поддаться соблазну, считал премьер-министр. При пересмотре в 1989 и 1994 годах зарплат высшим государственным служащим Сингапура их повысили до такой степени, что они стали самыми большими в мире.

Сегодня с чиновниками проводят регулярные беседы о ловушках коррупции. Они систематически получают советы о том, как случайно не оказаться вовлеченным в коррупционные схемы. Чиновников предостерегают об ответственности в рамках закона о предотвращении коррупции. Сотрудники бюро регулярно читают студентам колледжей лекции об опасности коррупционных схем как для них самих, так и для всего общества.

Госслужащие ежегодно подают специальную декларацию об отсутствии у них долгов. Предоставление чиновником ложных сведений в такой декларации приводит к увольнению с госслужбы.

Чиновникам запрещено принимать любые подарки в виде денег или в любой другой форме от людей, состоящих с ними в деловых отношениях. Запрещено также принимать приглашения, способные поставить сотрудника государственного ведомства в любого рода зависимое положение. Если чиновник не может отказаться от подарка (например, в соответствии с протоколом визита иностранной делегации), он может его принять, но должен незамедлительно передать главе своего департамента. Чиновник может взять подарок только в том случае, если предварительно заплатит за него по цене, определенной бухгалтерией его ведомства.

Правительство сделало ставку на привлечение иностранных инвесторов, развитие финансового рынка и высокотехнологических отраслей промышленности. В Сингапуре были приняты простые и прозрачные процедуры регистрации и регулирования бизнеса. Город-государство стал первой страной в Азии, которая смогла установить очень благоприятные условия для иностранных корпораций, и последние стали открывать в стране филиалы. Была создана простая и прозрачная система налогообложения с низкими налоговыми ставками. Для избежания двойного налогообложения Сингапур незамедлительно подписал около 70 соглашений с иностранными государствами.

Одновременно с упрощением условий ведения бизнеса правительство города-государства реализовало последовательную промышленную политику, в которой значительную роль играли государственные рычаги. Власти выделяли приоритетные отрасли, инвестировали в них и развивали, а затем эти сегменты, достигнув определенного уровня развития, как локомотивы, тянули вперед всю экономику.

В 1960-е годы ставка была сделана на переработку нефти (сырье доставляли из Индонезии) и создание современного морского порта. Эти два направления позволили превратить страну в крупный центр мировой торговли и обеспечить население работой. Сингапур остается третьим в мире центром нефтепереработки (после Хьюстона и Роттердама).

В 1970-е годы появилось новое приоритетное направление — электронная промышленность, в которой маленький Сингапур сумел занять место одного из мировых лидеров. Развитие отрасли позволило не только создать высокооплачиваемые рабочие места, но и оснастить сингапурские предприятия по последнему слову техники.

В 1980-е годы был принят ИT-план, в рамках которого проходила тотальная компьютеризация госучреждений, давшая толчок развитию компьютерной промышленности за счет госзаказа. Это побудило частные компании также ускорить свою компьютеризацию, дав компьютерной промышленности дополнительный импульс. Сегодня Сингапур — одна из самых компьютеризированных стран.

В конце XX века правительство нашло новый приоритет — развитие фармацевтики и биотехнологий.

В настоящее время в стране продолжают действовать льготные программы для бизнеса. Так, для малых и средних предприятий разработаны десятки программ льготного кредитования, государство оказывает им помощь в подборе персонала, компенсирует до 90% расходов на его обучение и переподготовку. Зарубежные высокотехнологические компании, инвестирующие в научные разработки, получают освобождение от налогов на десять лет.

Важнейшую роль в модернизации страны сыграла реформа системы образования, которая прошла в 1960–1970-е годы. Были созданы обязательные для всех школ минимальные образовательные стандарты. Кроме прочего, обязательным стало изучение английского языка и преподавание на нем целого ряда предметов. Правительство инвестировало средства в обучение сингапурских студентов в лучших университетах мира, параллельно создавая ведущие научно-образовательные центры у себя на родине. Сейчас в Сингапуре работают четыре университета, пять технических вузов, ряд частных институтов и отделения многих зарубежных университетов.

Еще один важный социальный аспект — успешная жилищно-коммунальная реформа. Государство сделало ставку на то, чтобы граждане покупали квартиры в собственность, а не жили в съемном жилье. За четыре десятилетия независимости более 90% сингапурцев переселились в построенные при участии государства многоквартирные жилые дома. Причем 80% семей уже выкупили это жилье в личную собственность.

Плотность населения в городе-государстве приближается к пяти тысячам человек на квадратный километр. Поэтому при решении жилищной проблемы правительство Ли Куан Ю сделало упор на высотную застройку в 20-25 этажей и комплексные микрорайоны.
Ключевым инструментом жилищной реформы стал Центральный фонд сбережений (ЦФС). Каждый работающий сингапурец получает в нем специальный личный счет, на который обязан перечислять 20% своей зарплаты, столько же перечисляет его работодатель. На эти средства начисляются банковские проценты, и они не облагаются налогами. Пока человек работает, до трех четвертей средств, находящихся на счету, может быть использовано на приобретение квартиры и до одной четверти на лечение. Чтобы въехать в новую квартиру, достаточно накопить 20% от ее стоимости, а остальное — выплачивать в рассрочку. После выхода на пенсию люди получают весь остаток средств со счета и могут распоряжаться им по своему усмотрению.

Масштабность государственной программы жилищного строительства и такой безотказный источник ее финансирования, как ЦФС, сделали строительную индустрию мощным двигателем экономического развития Сингапура. Частные компании использовали опыт возведения многоэтажных жилых массивов для развития гостиничного фонда, и в городе-государстве начался гостиничный бум. Благодаря ему Сингапур может с комфортом принимать до шести миллионов туристов в год: это вдвое больше населения страны.

Успех азиатского города-государства интересен в первую очередь тем, что он состоялся в условиях полного отсутствия явных преимуществ и был обеспечен исключительно грамотной государственной политикой. Однако в числе мер нет ничего, не известного широкому кругу людей, принимающих решения: это поддержка приоритетных отраслей, упрощение процедур и улучшение условий для бизнеса, борьба с коррупцией. Многое из этого было многократно использовано в самых разных частях света. Очевидно, что успех обеспечили не уникальные меры, а их разумное применение высокомотивированными профессионалами.

Правительство города-государства провозгласило цель к 2030 году увеличить население на 30%. Программа Baby Bonus предлагает денежные выплаты родителям, желающим завести больше детей. С 2001 года бонусы получают все граждане Сингапура, у которых есть хотя бы один ребенок. Кроме того, при рождении на счет ребенка зачисляются средства, которые можно использовать для оплаты детского сада или медицинских услуг. С марта 2016 года единовременная денежная выплата за первого ребенка составляет 8 тысяч сингапурских долларов (6 тысяч долларов США), а для третьего и всех последующих детей сумма выплаты может достигать 10 тысяч сингапурских долларов (около 7,5 тысячи долларов США).

О. С. Горячева
Рекорды Сингапура

Международный аэропорт Чанги в Сингапуре — крупнейший авиационный хаб во всей Юго-Восточной Азии, его пассажиропоток составляет более 36 миллионов человек в год. В 2012 году аэропорт занял второе место в списке лучших в мире, по версии Международного совета аэропортов (Airports Council International, ACI).

Морской порт страны также принадлежит к числу самых крупных в мире: в нем одновременно могут находиться более тысячи транспортных судов, однако он неоднократно был признан самым экологичным в Азии.

Уровень преступности в стране — крайне низкий. На 100 тысяч человек населения приходится 0,32 убийства в год. Для сравнения: в США — 5,35. Тем не менее полицейских на улицах почти не видно — органы правопорядка ведут наблюдение с помощью видеокамер.
В стране существует смертная казнь, она применяется за самые тяжелые преступления — особо жестокое убийство, торговлю наркотиками, коррупцию, государственную измену и посягательство на жизнь президента.

Сингапур является четвертым ведущим финансовым центром мира после Лондона, Нью-Йорка и Гонконга, здесь сосредоточено более 130 мировых банков. Уровень инфляции в стране держится на уровне 2–3%.

В городе есть Фонтан богатства — самый большой в мире фонтан, занесенный в Книгу рекордов Гиннеса. Его высота достигает 28 метров.

В сингапурском зоопарке животные не находятся в клетках: они свободно гуляют по территории. За это зоопарк считают одним из самых гуманных на планете.

Singapore Flyer — самое высокое колесо обозрения в мире, его высота составляет 165 метров (высота London Eye, лондонского аналога, 135 метров).

Сингапурское экономическое чудо: возможно ли применить эти методы в России?
Источник: статья подготовлена с использованием матералов сайтов https://otr-online.ru/, http://bujet.ru/

 

Ли Куан Ю. Японские уроки для Сингапура и других стран

После Второй мировой войны несколько человек, принадлежавших к высшему японскому обществу, задались целью восстановить Японию, ее индустриальную мощь. Американские оккупационные силы под командованием генерала Макартура им не препятствовали. Когда коммунистический Китай вступил в войну в Корее, американцы изменили свою политику в отношении Японии, и стали помогать ее восстановлению. Японские лидеры не упустили своего шанса и, продолжая сохранять по отношению к американцам подчиненное, даже униженное положение, постепенно догоняли Америку: сначала в производстве текстиля, стали, судов, автомобилей и продукции нефтехимии, а потом – электрических и электронных товаров и, наконец, компьютеров.
Их государственная система строилась на принципах элитизма. Подобно французам с их «гранд эколь» (grandes ecoles), старые японские императорские университеты и лучшие частные университеты отбирали лучших из лучших и развивали способности этих людей. Эти талантливые люди занимали высшие посты в государственном управлении и японских корпорациях. По своему уровню представители этой элиты, как деловой, так и административной, не уступали никому в мире.

Тем не менее, японское «экономическое чудо» не было результатом усилий лишь немногих людей на самом верху. Все японцы были полны решимости доказать, на что они способны. И каждый человек, на любом уровне, старался достичь совершенства.

Вспоминается незабываемый пример того, как японцы гордились своей работой. В конце 1970-х годов, во время моего визита в Такамацу, город на острове Сикоку, японский посол дал в мою честь обед в их лучшей, правда, всего лишь трехзвездочной гостинице. Блюда были превосходны. Когда подали десерт и фрукты, появился повар лет тридцати в безупречном белом колпаке и фартуке, чтобы продемонстрировать свое искусство обращения с ножом, очищая хурму и хрустящие груши. Это была виртуозная работа. Я спросил его, где он этому выучился. Он рассказал, что начинал поваренком на кухне, занимаясь мойкой посуды, чисткой картофеля и нарезкой овощей. Пять лет спустя он сдал экзамены на должность младшего повара, десять лет спустя – стал шеф-поваром в этой гостинице и очень гордился этим.

Гордость своей работой и желание превзойти других в своей профессии, будь то повар, официант или горничная, позволяет добиваться высокой производительности труда, а при производстве товаров – почти нулевого брака. Ни одна азиатская нация не может тягаться с японцами в этом отношении: ни китайцы, ни корейцы, ни вьетнамцы, ни жители Юго-Восточной Азии. Они считают себя особым народом: вы либо родились японцем и, таким образом, принадлежите к этому магическому кругу, либо нет. Этот миф о принадлежности к избранному народу делает японцев огромной силой на любом уровне, будь-то нация, корпорация или бригада на предприятии.

Действительно, японцы обладают замечательными качествами. Их культура уникальна, они подходят друг к другу подобно кирпичикам из детского конструктора «Лего». Если сравнивать людей поодиночке, то немало китайцев могло бы сравниться с японцами, скажем, в игре в китайские шахматы или в «го». Если взять группу людей, особенно производственную бригаду на фабрике, тягаться с ними трудно.
Однажды в 1970-х годах, вручая награду управляющему директору компании «Хичисон» (Hichison) господину Нобуо Хизаки (Nobuo Hizaki), я спросил, как бы он сравнил сингапурских рабочих с рабочими в Японии (они работали на одинаковом оборудовании). Он сказал, что производительность труда сингапурских рабочих составляла примерно 70% уровня производительности труда в Японии. Потому что японские рабочие были более квалифицированы, имели несколько специальностей каждый, обладали большей гибкостью, лучше приспосабливались, реже меняли работу и реже отсутствовали на рабочем месте. Необходимость учиться и переучиваться на протяжении всей своей жизни японские рабочие воспринимали как данность. Все рабочие считали себя «серыми воротничками», не разделяя себя на «белых воротничков» и «синих воротничков». Техники, бригадиры, мастера всегда были готовы запачкать свои руки работой.

Я спросил его: через сколько лет сингапурские рабочие сравняются с японскими? Он считал, что это займет 10–15 лет. Когда же я стал настаивать, господин Хизаки сказал, что сингапурские рабочие никогда не достигнут уровня японских рабочих. Причин для этого было две. Во-первых, японские рабочие всегда подменяли своих коллег, которым необходимо было заняться другой срочной работой, а сингапурские рабочие делали только свою работу. Во-вторых, в Сингапуре существовало четкое разделение между рядовыми рабочими и управленцами, поэтому дипломированный специалист из университета или политехнического института сразу попадал на управляющую должность. В Японии же было не так.

В 1967 году, находясь с визитом в Японии, я посетил судоверфь в Иокогаме, принадлежавшую компании ИХИ (Ishikawajima-Harima Industries), которая являлась нашим партнером по совместному предприятию на судоверфи «Джуронг» в Сингапуре. Вице-президент компании доктор Шинто (Dr. Shinto) был крепким, энергичным, способным человеком и выдающимся инженером. Подобно другим рабочим, он был одет в рабочую форму его компании. Он носил резиновые ботинки и каску и выдал мне такие же, когда мы отправились осматривать верфь. Он знал здесь каждый дюйм и бегло объяснял мне все по-английски. Японские рабочие были очень дисциплинированными, трудолюбивыми, сплоченными и высокоэффективными.

Когда мы вернулись в его кабинет, за завтраком, он объяснил мне различие между британской и японской системой управления. Японские управляющие и инженеры начинали свою карьеру на рабочих должностях. Прежде чем получить продвижение по службе, они должны научиться понимать рядового рабочего. Британский управляющий на верфи сидел в покрытом коврами кабинете и никогда не спускался в цех или на верфь к рабочим. Это плохо сказывалось на морали и производительности труда.
В том же году я посетил верфи фирмы «Свон энд Хантер» в Тайнсайде, в Великобритании. Сэр Джон Хантер показывал мне верфь. Контраст с Японией был разительным. Сэр Джон носил прекрасно сшитый костюм и начищенные до блеска туфли. Мы приехали на верфь на «Роллс Ройсе» (Rolls Royce). Когда мы прошли по замасленному цеху, на нашу обувь налипла грязь. Такой грязи на верфи в Иокогаме я не заметил. Перед тем, как снова сесть в «Роллс Ройс», я заколебался, а сэр Джон – нет. Он вытер подошвы ботинок о землю, а, забравшись в автомобиль, вытер оставшуюся смазку о толстый бежевый коврик. И предложил мне сделать то же самое. Видимо, я выглядел удивленным, потому что он добавил: «Они смоют грязь шампунем». Чтобы позавтракать, мы отправились не в его кабинет, а в гостиницу «Госфорт» (Gosforth Hotel), где нам подали превосходный завтрак. Затем мы поехали поиграть в гольф. Британские управляющие жили стильно.

Мой визит в мае 1975 года был первым посещением страны после нефтяного кризиса, разразившегося в октябре 1973 года. Я читал о всесторонних мерах, предпринимавшихся японцами для экономии энергии, и успехах в сокращении потребления нефти на единицу выпускаемой промышленной продукции. Я обнаружил, что все общественные здания, офисы, включая даже лучшие отели, сократили потребление энергии.

Тем летом температура в моем гостиничном номере, оборудованном кондиционером, не опускалась ниже 25 градусов. Было довольно жарко, но в номере висело вежливое уведомление, призывавшее гостей воздержаться от чрезмерного пользования кондиционерами. Горничные усердно выключали свет и кондиционеры всякий раз, когда мы покидали наши номера. Я отдал распоряжение официальным лицам, ответственным за коммунальное хозяйство Сингапура, чтобы они изучили причины успехов, достигнутые японцами в экономии энергии. Их отчет показал, насколько серьезно японцы, в отличие от американцев, подошли к этому вопросу. Предприятия, потреблявшие энергию сверх установленного лимита, ввели должности специалистов по экономии энергии и докладывали о достигнутых результатах в Министерство международной торговли и промышленности. Строительная индустрия также приняла меры для предотвращения потерь тепла через внешние стены и окна. Производители повысили экономичность предметов домашнего обихода: кондиционеров, осветительных приборов, водонагревателей, и таким образом снизили потребление электричества. Аналогичные меры принимались по отношению к промышленному оборудованию. Энергоемкость каждой машины должна была обязательно указываться.

Правительство установило налоговые льготы для предприятий, внедрявших энергосберегающее оборудование, а банки финансировали закупку и установку теплоизоляции и иного подобного оборудования, выделяя льготные кредиты.

В 1978 году японцы создали Центр энергосбережения (Energy Conservation Center) для распространения информации об энергосберегающей технологии путем организации выставок, исследований и проверок расхода энергии предприятиями.

Не удивительно, что Япония добилась самого низкого расхода электроэнергии на единицу произведенной продукции.

Я приказал нашим министрам принять подобные меры, где это было практично. Нам удалось снизить потребление электричества, но мы и близко не подошли к японским стандартам эффективности.

К концу 1970-х годов все восхищались тем, как Японии удалось преодолеть последствия нефтяного кризиса. Экономика Японии росла высокими темпами, в то время как в Западной Европе и Америке экономический рост замедлился. Многочисленные статьи и книги восхваляли достоинства японцев. Тем не менее, японцы не смогли полностью стереть широко распространившихся стереотипов. Считалось, что они работали как муравьи, жили в домах, похожих на кроличьи норы, защищали свой внутренний рынок протекционистскими мерами, нескончаемым потоком экспортируя сталь, автомобили, телевизоры и электронные изделия с нулевым уровнем дефектов.

Именно от японцев я научился тому, как важно повышать производительность труда путем сотрудничества между рабочими и управляющими, понял реальный смысл развития трудовых ресурсов.

В 1972 году мы сформировали Национальный совет по производительности (НСП – National Productivity Board). Мы добились определенных успехов, особенно после того, как Вон Квей Чеон (Wong Kwei Cheong), член парламента от ПНД и управляющий директор совместного предприятия, созданного с участием японской электронной компании, познакомил меня с достоинствами японской системы управления. Он помог нам основать НСП, в который входили, в качестве консультантов, представители частного сектора.
Я связался с Японским центром производительности (Japan Productivity Center), попросил помочь в создании собственного центра и встретился с его председателем Кохей Гоши (Kohei Goshi), – сухим немногословным, пожилым человеком, которому было за семьдесят. Он был аскетом, источавшим искренность и серьезность. По его мнению, повышение производительности труда являлось марафоном без финишной черты. С его помощью мы создавали систему по управлению производительностью труда на протяжении 10 лет. Нам постепенно удалось вовлечь профсоюзы и управляющих в совместную работу по ее повышению.

Японские управляющие абсолютно преданы своей работе. В 1970-х годах один японский инженер на судоверфи «Джуронг» не сумел завершить важный проект по строительству нефтехранилища из-за ошибки, которую он допустил при расчете затрат. Он чувствовал глубокую ответственность за снижение годовой прибыли компании и покончил с собой. Мы были потрясены. Мы не могли себе представить, чтобы какой-нибудь житель Сингапура обладал таким же чувством личной ответственности.

Во всех крупных городах Китая и Вьетнама, в которых мне пришлось побывать, большие японские торговые компании разместили свои представительства для изучения того, какие из местных товаров можно было продать в других странах мира, и какие товары, в которых нуждался местный рынок, можно было импортировать из других стран. Они неустанно работали и хорошо информировали японские компании. Для сингапурских же компаний направить молодых руководителей на работу в такие развивающиеся страны как Китай или Вьетнам является проблемой.

Из-за высоких требований к самим себе японские компании редко признают сингапурских руководителей равными по качеству японским. После 20 лет работы совместного предприятия, созданного на судоверфи «Джуронг» еще в 1960-х годах, должности генерального директора, финансового директора, главного инженера все еще занимали японцы. Почти все американские МНК в течение 10 лет с начала работы в Сингапуре назначали на высшие должности местных руководителей. Сингапурские руководители и инженеры знают, что в японских МНК продвигаться по службе тяжелее всего.

Высокие японские стандарты ответственности, надежности, профессионализма, знание японского языка являются труднопреодолимыми препятствиями. Это положение постепенно меняется, но очень медленно.
В 1990-х годах одна из крупнейших японских МНК, «НЭК» (Nippon Electric Company), назначила жителя Сингапура своим генеральным директором. К этому времени более 80% американских компаний и 50% европейских компаний, работавших в Сингапуре, уже сделали это.

Своеобразная культура японцев создает проблемы для их компаний, работающих заграницей. Японцы нелегко принимают в свою корпоративную среду. В условиях глобализации экономики это станет препятствием для японцев, если они не изменятся, не станут более похожими на американцев и европейцев, не смогут сделать иностранцев частью своей корпоративной культуры.

Даже прожив в Японии десятилетия, сингапурские банкиры и деловые люди китайского происхождения редко заводят тесную дружбу со своими японскими партнерами, несмотря на свободное владение японским языком и приспособление к нормам японского общества. Они могут вместе поужинать или собраться в каком-нибудь общественном месте, но практически никогда не приходят друг к другу в гости.

Японцы не ведут дел с иностранными банками. Сингапурские банки в Японии ведут дела исключительно с сингапурцами или другими иностранцами. Когда большая японская компания создает предприятие в Сингапуре, она приводит за собой другие японские компании, обеспечивающие их нужды, включая японские супермаркеты, рестораны и другие атрибуты японского образа жизни.

Японцы были отрезаны от западной технологии и с большим трудом преодолевали отставание, во многом полагаясь на копирование чужих разработок, пока не достигли высочайшего технологического уровня. Поэтому японцы очень скупы, когда дело доходит до передачи их собственной технологии, как убедились на своем опыте жители Тайваня, Кореи и стран Юго-Восточной Азии. Нажив свои богатства сравнительно недавно, с большим трудом, японцы не желают раздавать их расточительным режимам «третьего мира», что принесло бы пользу не народам, а немногочисленным лидерам. То, что, поддавшись уговорам Америки, Япония стала крупнейшим в мире источником предоставления помощи, является маленьким чудом.

Сингапурцы также преодолели множество трудностей, так что чувства японцев мне понятны. Мы также всегда предпочитали оказывать помощь в подготовке специалистов и предоставлять техническую помощь, а не раздавать денежные гранты, которые могли быть использованы не по назначению.


В 1980-х годах официальные лица из нашего Министерства торговли и промышленности посещали своих коллег в огромном японском Министерстве международной торговли и промышленности (ММТП), которые разработали курс послевоенного индустриального развития Японии. Их отчеты раскрывали глаза на многое. Японцы концентрировались на будущем, не оглядываясь на идиллическую Японию эпохи парусных судов и самураев. Их стратегия заключалась в экономии энергии и поиске альтернатив нефти как источнику энергии, преодолении протекционизма в металлургии, производстве автомобилей и электроники путем перехода к развитию более наукоемких отраслей промышленности. До сих пор они догоняли в своем развитии передовые страны, теперь они должны двигаться вперед по собственному пути, создавая новую технологию и новые товары. Стратегия ММТП в 1980-х годах заключалась в том, чтобы Япония, опираясь на развитие технологии, перешла к постоянному приобретению и использованию новых знаний, чтобы поставить эти знания на службу людям и обществу.

В ММТП нашим официальным лицам советовали, чтобы в 1980-х годах Сингапур, учитывая его географическое положение и окружение, готовился к возможной роли центра знаний и информации, чтобы дополнять Токио. Японцы считали, что условием успешной работы подобного центра должно быть наличие надежных, заслуживающих доверия людей. Мы приняли их совет близко к сердцу, тщательно изучили, что было необходимо для создания такого центра знаний и информации, и удвоили наше внимание к преподаванию точных наук, математики и информатики во всех наших школах. Мы провели полную компьютеризацию правительства, чтобы подтолкнуть к этому и частный сектор. Мы установили налоговые льготы, разрешив быструю амортизацию компьютеров. Это позволило нам оторваться от своих соседей и заложило основу для наших планов по созданию «интеллектуального острова», на котором все дома и организации будут соединены между собой линиями оптико-волоконной связи, а сам город будет напрямую связан со всеми центрами знаний и информации: Токио, Нью-Йорком, Лондоном, Парижем и Франкфуртом, а также с нашими соседями: Куала-Лумпуром, Джакартой, Бангкоком и Манилой.

Во время встреч с представителями Японской Торговой палаты (Japanese Chamber of Commerce) в Сингапуре я узнал, что японцы постоянно инвестировали в свои предприятия, непрерывно обновляя их.

Чтобы оставаться конкурентоспособными на мировом рынке, они намерены приобретать наиболее передовую технологию для оснащения своей промышленности. Самое сильное впечатление на меня произвело то, что японцы делают акцент на вложении капитала в людей, которые работают с этими машинами и управляют компаниями. Чтобы добиться наилучшего использования современного оборудования, они непрерывно обучают и переквалифицируют кадры. Такой подход гарантирует, что японцы всегда будут впереди.

Должностные лица ММТП объяснили мне, что главная сила любого предприятия заключается в его людях. Поэтому они вкладывали свой капитал в своих рабочих, которые работали в компании на протяжении всей жизни. Мы же, сингапурцы, были эмигрантами, и наши рабочие были приучены к британской системе, при которой рабочие переходят к тому работодателю, который больше платит.

Их система выплаты рабочим пособий, платы за отработанное сверхурочное время, премий и социальных льгот также была по-японски уникальна. Эти выплаты составляли больше половины основной зарплаты, в отличие от практики, принятой в Сингапуре. Поскольку дополнительные выплаты были так высоки, то компания, столкнувшись с экономическим спадом, могла немедленно урезать премии и пособия, сэкономив сразу 40–50% затрат на заработную плату, и впоследствии, когда прибыли компании повысятся, восстановить выплаты.

Это сделало возможной систему пожизненной занятости. В хорошие годы рабочие и руководители делили прибыли, а в тяжелые годы, когда компания работала без прибыли, делили трудности. Рабочие сознавали, что долгосрочное состояние компании было критически важным для обеспечения их пожизненной занятости. Компании также обеспечивали работников медицинской и стоматологической помощью, жильем, включая общежития для холостяков, займами для приобретения жилья на льготных условиях, создавали условия для семейного отдыха, образования детей служащих. Они проводили прощальные и приветственные вечеринки, дарили подарки за долгосрочную службу, опционы для приобретения акций, а также производили выплаты в случае радостных событий и несчастных случаев. Нити, связывавшие работников с компаниями, были многочисленными и крепкими. Конечно, только большие компании и организации государственного сектора могли позволить себе использование системы пожизненной занятости. В случае экономического спада они перекладывали бремя сокращений и экономии на плечи маленьких компаний – поставщиков.

Я хотел последовать их примеру, но, после обсуждения с сингапурскими предпринимателями, отказался от этой идеи. В Сингапуре отсутствует культура сильной лояльности рабочего к своей компании. Кроме того, значительную часть экономики Сингапура составляли американские и европейские МНК, которые обладали культурой, отличной от японской.

Я пытался выделить те сильные стороны японцев, которые мы могли бы использовать, ибо они были основаны на системе или методах. За те 50 лет, которые прошли со времени моей первой встречи с японцами, когда они оккупировали Сингапур, я много встречался с их инженерами, руководителями предприятий и компаний, министрами и высокопоставленными госслужащими. В итоге я стал доверять результатам исследований некоторых западных психологов, утверждавших, что средний коэффициент интеллектуального развития (IQ) японцев, особенно в области математики, превышает аналогичные показатели европейцев и американцев.

Несмотря на личный опыт, приобретенный в период оккупации Сингапура, когда я столкнулся с некоторыми чертами японского характера, из-за которых я стал бояться их, теперь я уважаю японцев и восхищаюсь ими. Их групповая солидарность, дисциплина, интеллект, трудолюбие и готовность жертвовать собой ради своей нации делают японцев огромной созидательной силой. Несмотря на практически полное отсутствие природных ресурсов, японцы всегда будут прикладывать дополнительные усилия, чтобы добиться невозможного.

Благодаря своей культуре они переживут любую катастрофу. Время от времени на Японию обрушиваются непредсказуемые силы природы: землетрясения, тайфуны и цунами. Они несут жертвы, потом поднимаются и отстраивают все заново.
Поведение японцев в Кобе, после страшного землетрясения 1995 года, впечатляло и давало тому наглядный пример. В 1992 году, после менее разрушительного землетрясения в Лос-Анджелесе, в городе начались беспорядки и грабежи. Поведение японцев в Кобе было стоическим. Не было ни грабежей, ни беспорядков. Японские компании проводили собственные спасательные операции, обеспечивая людей продовольствием, жильем и одеждой, добровольческие организации оказывали помощь без всякого к тому принуждения. Даже представители якудза (yakuza – японская мафия) участвовали в этом. Спасательные операции правительства были медленными, железные дороги и автомобильные дороги пришли в негодность, телефон, вода и электроэнергия не подавались, но никто не заламывал руки, какими бы ужасными не были потери близких или понесенные убытки.

Когда я посетил Кобе в 1996 году, через полтора года после землетрясения, я был поражен тем, как быстро жизнь в городе пришла в норму. Японцы восприняли катастрофу как должное и приспособились к новому укладу жизни. Их культура действительно своеобразна, но им придется значительно измениться, чтобы вписаться в мир, в котором живут разные народы с различной культурой.

Японская парадигма развития, которая ставила целью догнать страны Запада, устарела. Она достигла своего апогея в конце 1980-х годов. Тогда стоимость ценных бумаг, котировавшихся на Токийской фондовой бирже, была равна стоимости активов, котировавшихся на Нью-Йоркской фондовой бирже, а цена земельных участков в Токио превысила цену земли в Нью-Йорке. Когда же в 1990 году Центральный банк Японии прекратил эту спекулятивную лихорадку, в экономике страны начался продолжительный спад.

Тем временем, на протяжении 1990-х годов, американская экономика прошла через период трансформации и реструктуризации, сокращая затраты и используя достижения в развитии информационной технологии, особенно Интернета. Япония и европейские страны остались в экономическом отношении далеко позади. Сейчас японцы разрабатывают новую парадигму развития, которая должна вобрать в себя все достижения информационной революции, а также, подобно американским корпорациям, сделать акцент на увеличении стоимости активов, принадлежащих акционерам и повышении уровня доходности акционерного капитала. В связи с глобализацией мировой экономики, Япония была вынуждена открыть свой внутренний рынок. Такие освященные веками традиции и методы как система пожизненной занятости, должны будут измениться. Тем не менее, я видел силу японского народа и качество японского образования. Возможно, в отличие от Америки, японцы не поощряют столь многих предпринимателей создавать новые компании, но их молодые мужчины и женщины не страдают отсутствием воображения, творческих способностей или новых идей. Поэтому в течение следующих 5–10 лет Япония снова отвоюет утраченные было позиции.
Источник: http://ru-90.ru/ Ли Куан Ю. Сингапурская история: 1965–2000 годы: из третьего мира – в первый. М.: МГИМО-Университет. 2-е изд. 2010. Глава 32. Японские уроки. С.495–503.

СССР

США

«Великая депрессия» и «Новый курс» экономики США.

Соединенные Штаты Америки — площадь территории‎: ‎4-я в мире‎; 9 518 900 км²; В 2019 году численность населения Соединенных Штатов Америки составляет 332 865 306 человек. По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении США занимает первое место в мире.

Великая депрессия (англ. Great Depression) — продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира. Официально закончился в 1940 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис. Этот кризис затронул практически все развитые страны Запада.
В двадцатые годы нынешнего столетия США переживали бурный экономический рост.
Политики, бизнесмены и экономисты заговорили о Новой Эре, которую будут характеризовать дальнейший рост благосостояния, полная занятость и процветание нации. Каждому открывался путь к богатству: надо только инвестировать сбережения в акции индустриальных корпораций, которые на глазах изменяли американское общество. Президент Кулидж, покидая свой пост, писал в прощальном послании конгрессу 4 декабря 1928 года: «Страна может с удовлетворением взирать на настоящее и с оптимизмом на будущее».

 

День 24 октября 1929 года вошел в историю США как «черный четверг». На Нью-йоркской фондовой бирже разразилась паника, приведшая к катастрофическому падению курса акций. Произошел невиданный за всю историю торгов их сброс. За день акций было продано 12 894 650 штук. В середине дня в штаб-квартире J.P.Morgan собрались на экстренное совещание пятеро крупнейших американских финансистов, представлявших National City Bank, Chase National Bank, Guaranty Trust Company, Bankers Trust Company и J.P.Morgan. Проанализировав положение на бирже, банкиры пришли к выводу, что «многие котировки на бирже не отражают истинной ситуации» и причин для паники нет. Заявление финансистов немного успокоило держателей акций крупнейших корпораций, и к концу дня многие котировки поднялись вновь, правда, так и не достигнув прежнего уровня.
Президент Гувер, обратившись на следующий день к американскому народу, сказал, что «экономика страны покоится на прочном фундаменте» и паника на бирже спровоцирована «техническими причинами». Однако уже через четыре дня страна рухнула в пропасть. Во вторник 29 октября 1929 года за первые три минуты торгов на рынок были выброшены 650 тыс. акций U.S. Steel.
В среднем в период с 1921 по 1929 год ежегодно прогорали 627 банков, имевших на депозитах примерно $169 млн. Но эти банкротства были в порядке вещей, поскольку разорялись в основном не выдерживавшие конкуренции мелкие банки (в среднем на депозитах в каждом из этих банков размещалось не более $270 тыс. долларов). За первые же три года депрессии обанкротились 4835 банков. На депозитах в них было размещено $3 263 049 000. Акции разорившихся банков не просто упали до нулевой отметки. Многие банки, потеряв все инвестированные активы, должны были отвечать по долгам перед вкладчиками и держателями акций. Между тем охваченное паникой население бросилось изымать свои деньги из уцелевших банков, чтобы зашить их в матрасы. Количество денег в обращении выросло с $454 млн. в 1929 году до $5699 млн. в конце 1932 года. Население прятало в кубышках полтора миллиарда долларов.
Уже через несколько месяцев после коллапса рынка акций безработица стала принимать угрожающие масштабы. К марту 1930 года без работы остались более 4 млн. человек. Через год эта цифра увеличилась вдвое. Весной 1932 года число безработных достигло отметки 12,5 млн. человек (10% от всего населения). Пик пришелся на начало 1933 года, когда безработных в Америке было 16 млн. человек. Примерно 17% трудоспособного населения США осталось без средств к существованию.

Великая депрессия изменила социальный облик Америки. Если рабочие, жившие «от зарплаты до зарплаты», лишались только своих заработков, то средний класс потерял помимо работы и все сбережения. Средние американцы стремительно нищали, переходя в разряд люмпенов. К концу третьего года Великой депрессии средний класс оказался на грани исчезновения. Вчерашние «белые воротнички» торговали с лотков яблоками и чистили обувь. Люди, которые были не в состоянии платить за жилье, сколачивали в предместьях городов хибары. Бездомные почитали за благо попасть хотя бы на сутки в тюрьму за бродяжничество, чтобы получить кров и похлебку. На шесть тысяч рабочих мест на стройках СССР претендовали 100 тыс. американцев. Многие из тех, кто получил работу в стране социализма, собирались покинуть родину навсегда.
Последнюю надежду американцы возлагали на грядущие президентские выборы. Президент Гувер выдвинул свою кандидатуру на второй срок, но люди, уставшие, по выражению Harper’s, «наблюдать беспомощными попытками администрации изменить ситуацию к лучшему и выслушивать очередные оптимистические заверения отдали свои голоса кандидату от Демократической партии Франклин Рузвельту».
Разработанный новой администрацией комплекс экстренных мер по оздоровлению экономики получил название «Новый курс».
Первостепенное значение придавалось восстановлению банковской системы. Сначала Рузвельт попытался смягчить ситуацию чисто психологически. Он попытался убедить народ, что после «каникул» будут вновь открыты только надежные банки, хотя таковых в США практически не оставалось. Рузвельт заявил, что за банками отныне будет стоять правительство, хотя никаких конкретных гарантий американцам дано не было. Как бы там ни было, но изъятие денег из банков, которые открылись после окончания «каникул» 16 марта, и связанная с этим паника пошли на убыль.

Администрация Рузвельта, получив передышку, немедленно принялась за осуществление своей программы возрождения банковской системы. В июне 1933 года была создана «Федеральная корпорация страхования вкладов» (FDIC). В нее были обязаны войти все банки — участники Федеральной резервной системы. Остальным банкам членство в FDIC рекомендовалось. Фонд FDIC, сформированный за счет взносов банков — участников корпорации, позволял полностью застраховать небольшие депозиты и частично крупные вклады. Вторым шагом стала покупка «Реконструкционной финансовой корпорацией» контрольного пакета акций некоторых банков. Таким образом, в банках было размещено $1265 млн. Принципиально важным было то обстоятельство, что банкам для получения федеральной помощи не нужно было отдавать в залог свои активы. В результате удалось существенно поправить ситуацию. Если в 1933 году обанкротились 179 банков со $146 млн. на депозитах (в 1931 году такова была статистика банкротств за месяц), то в 1935 г. эти показатели снизились соответственно до $34 и 10 млн.

Второй по важности задачей администрация Рузвельта считала скорейшее восстановление промышленности и сельского хозяйства. Для этого в 1933 году были приняты два чрезвычайно жестких закона.
Закон о восстановлении промышленности предусматривал введение в различных ее отраслях так называемых кодексов честной конкуренции, которые фиксировали цены на продукцию, уровень производства, распределяли рынки сбыта. По сути, это был до известной степени отход от принципов рыночной экономики, но закон позволил администрации Рузвельта выполнить главную задачу — поддержать крупнейшие монополии за счет мелких и средних предпринимателей.

Закон о регулировании сельского хозяйства позволял повысить цены на сельскохозяйственные продукты. Схема повышения цен была достаточно проста: фермерам выдавали компенсацию за сокращение посевных площадей и поголовья скота.

Однако окончательно сбалансировать рынок без стабильного доллара было невозможно.
Падение доллара вызвало серьезное беспокойство среди деловых кругов во всем мире, но администрация Рузвельта хладнокровно посоветовала, например, участникам Всемирной экономической конференции — обратить внимание на более важные вопросы, чем стабилизация доллара. Казавшееся неподконтрольным падение доллара было остановлено в конце января 1934 года благодаря хитроумному плану увеличения закупок золота по все возрастающим ценам. В феврале 1934 года доллар был стабилизирован на отметке 59% от прежнего курса.
Одним из первых законов, принятых новым конгрессом 12 мая 1933 года, был федеральный чрезвычайный закон по борьбе с безработицей. Основные расходы в отличие от первых лет депрессии теперь несло государственное казначейство. Причем средства, выделяемые казначейством, не ссужались, как при Гувере, а выдавались в виде грантов. С мая по декабрь распределением средств (денежных пособий безработным и социальных выплат) занималась специально созданная федеральная администрация по борьбе с безработицей. Такие же администрации были созданы и в каждом штате. В мае 1933 года безработным было выдано по $15,15 на семью. К январю размеры этих выплат составили уже $30,45. Федеральная администрация по борьбе с безработицей функционировала до декабря 1935 года, когда ее сменила Works Progress Administration. На цену прямым выплатам пришла новая схема помощи безработным. Отныне каждый человек обеспечивался работой со стандартной заработной платой — от $19 для неквалифицированных рабочих в сельскохозяйственных районах юго-востока до $94 для профессиональных рабочих на северо-востоке и на западе. Количество безработных в результате принятых мер сократилось до 10 млн. человек.

Жесткие меры, предложенные администрацией Рузвельта, назвать сугубо рыночными было никак нельзя. И хотя они позволили смягчить бремя депрессии, верховный суд счел в 1935 году, что они ограничивают свободу конкуренции, и признал антиконституционными закон о восстановлении промышленности и закон о регулировании сельского хозяйства. Экономика страны вновь стала в полном смысле рыночной. И на нее обрушилось новое испытание — «депрессия внутри депрессии», длившаяся до 1938 года. Лишь к 1940 году США вышли по основным экономическим показателям на уровень 1929 года, но даже в это время уровень безработицы составлял 14% (7,5 млн. человек).

По мнению историка Д. Бринкли, меры, принимаемые в период нового курса, не положили конец Великой депрессии, а лишь удержали ситуацию от ухудшения, а некоторые шаги показали, как надо вести эффективную экономическую политику в будущем.

На выборы в 1941 г. Рузвельт шел с лозунгом: «Матери войны, я не отправлю ваших детей на фронт». Однако, экономике США Вторая мировая война оказала много услуг. Во-первых, стране удалось справиться со страшной безработицей благодаря призыву 10 млн мужчин в армию: она сократилась с 14,6% до 1,2%. Во-вторых, война привела к экономическому росту, вызвав процветание в стране, где ВВП вырос до 33,5% (для сравнения: экономики современных развитых стран растут не более чем на 3% в год). Почасовая оплата на заводах увеличилась на 40%. Военная экономика принесла потребителям и рабочему классу нововведения в виде талонов по распределению товаров, что помогло справиться с регулированием цен и инфляцией. Поэтому многие экономисты и историки считают, что именно благодаря Второй мировой войне Штаты вышли из кризиса окончательно.

КАЛИФОРНИЙСКОЕ ЧУДО. Силиконовая долина.

Своей славой родины компьютерной революции и символа научно-технического прогресса США в первую очередь обязаны Силиконовой долине. Здесь, на полуострове Сан-Франциско в Калифорнии, созданы разработки, которые за последние десятилетия не раз переворачивали мир, а концентрация креативных умов на этом участке суши превращает долину в недосягаемый образец для подражания во многих странах.
Силиконовая Долина – Silicon Valley — этот термин придумал калифорнийский предприниматель Ральф Вэрст. Дело в том, что его друг журналист Дон Хофлер, публиковал цикл своих статей в еженедельнике Electronic News, в которых писал о местечке Санта Клара, что южнее Сан-Франциско где были сосредоточены главные офисы крупнейших IT-компаний. А назвал он этот цикл просто Silicon Valley USA (Силиконовая долина). Но название тоже не взято с потолка. В этой Долине также расположены предприятия полупроводниковой индустрии, а в качестве основного материала в производстве полупроводниковых элементов для интегральных микросхем используется кремний (silicon – кремний).

Так уж вышло, что в русскоязычном варианте Долину стали называть Силиконовой, хотя кто-то утверждает, что правильно было бы Кремниевая Долина. Возможно они и правы. Ошибка основана на созвучии английских терминов silicon – кремний и silicone – силикон, материал, применяемый в пластической хирургии. И все же привычнее звучит Силиконовая. Ведь это словосочетание уже давно стало нарицательным и оно обозначает зону высоких технологий, где сконцентрированы крупнейшие объекты электронной и компьютерной индустрии, исследовательские и образовательные центры, высококлассные IT-специалисты.

На территории Долины до середины 30-х годов прошлого столетия работали предприятия обслуживающие ВМС США. Позже там проходили исследования NASA в области аэронавтики. А так как эта земля принадлежала Стэнфордскому университету из-за нехватки денег после Второй мировой войны решили сдать свободные земли (3.240 гектаров) в долгосрочную аренду компаниям занимающимся новыми технологическими разработками. Университет таким образом решил и еще одну проблему — «утечки мозгов». Так как рабочих мест было достаточно, то студенты, закончивших Стэнфорд, не уезжали в другие районы страны. Были разработаны специальные программы финансовой помощи для молодых, талантливых исследователей.

Первой в Долину переехала американская компания Varian — шесть сотрудников, капитал в 22 тысячи долларов и разработки по производству нового электромагнитного оборудования. Работая вместе с учеными Стенфорда и привлекая инвестиции, им удалось занять свое место на рынке. В 90-х продажи Varian превысили миллиард долларов в год.
Сегодня Кремниевая долина — это почти 4 тысячи квадратных километров в Калифорнии, десять ведущих американских исследовательских институтов, больше трех тысяч компаний, инвестиции в сотни миллиардов долларов в год. Производство компьютеров и комплектующих. Программное обеспечение. Электроника. Игры. Устройства мобильной связи. Интернет-технологии. Компания Apple в год зарабатывает 43 миллиарда долларов. Adobe Systems – 3 миллиарда. eBay – почти 9. Google – 23 миллиарда. Xerox – 17. Список можно продолжать.

Инновационные идеи приносят огромные деньги: если бы штат Калифорния был отдельным государством, то это была бы восьмая экономика мира с ВВП $2,3 трлн. В прошлом году венчурные инвестиции в Силиконовую долину составили $50 млрд, что на 25 % больше, чем годом ранее. Это приблизительно 80 % всех инвестиций в Калифорнию и 40 % — идущих в США.
Именно в Кремниевой долине родились такие всемирно известные бренды-гиганты, как производители электронных устройств Intel, интегральной микрочиповой электроники AMD, программного обеспечения Oracle, а также создатель культовых инновационных гаджетов Apple, мировой лидер в области сетевых технологий Cisco, знаменитые поисковые интернет-системы Google и Yahoo!, интернет-аукцион eBay.

Поразительный бизнес-успех всего созданного на этом куске суши сами его обитатели, как и иностранные специалисты в области создания успешного инновационного бизнеса, которые побывали в Силиконовой долине, объясняют многими составляющими. Однако на первое место они ставят особую инновационную культуру, которая способствует развитию креативной среды. Технология американского чуда Кремниевой долины — венчурный бизнес. У инвесторов считается удачей, если доход принесет хотя бы одна из пяти компаний. Но прибыль может достигать миллионов.

Тайвань

ТАЙВАНЬСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Площадь территории Тайваня 35 834 км². На начало 2019 года население страны составляло 23 626 501 человек. По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении Тайвань находится на 21 месте.
Военно-политический разгром Гоминьдана завершился его полным изгнанием из континентальной части страны. Уже в декабре 1949 г. гоминьдановское руководство приняло решение о переезде партийных и правительственных органов Китайской Республики на Тайвань. Одновременно происходит эвакуация на остров значительной части вооруженных сил, на остров бегут функционеры Гоминьдана, видные политические фигуры распадающегося режима, некоторые предприниматели, тесно связанные с режимом деятели науки и культуры. Перевозятся на остров многие культурные ценности, партийные и правительственные архивы. Всего на Тайвань переехало около 2 млн. человек (при населении острова в 6 млн).

Народно-освободительная армия, завершив освобождение континента, готовилась к десанту на остров Тайвань. Казалось, что судьба гоминьдановского режима на Тайване предрешена. Однако 25 июня 1950 г. северокорейская армия начала наступление на Южную Корею, сразу же принципиально изменив международную обстановку.
Получив военно-политическую передышку, гоминьдановские руководители поспешили укрепить аппарат своей власти на острове, исключив возможность выступления каких-либо оппозиционных сил или проникновения на остров своих противников с континента. Впервые в истории гоминьдановского Китая власть Гоминьдана приобретает действительно диктаторский характер. Однако гоминьдановское руководство не удовлетворяется упрочением жесткого полицейского режима. По инициативе Чан Кайши в Гоминьдане проводится глубокая переоценка прошлой политики и поиск путей создания прочной государственности.
Поражение на континенте не могло не заставить Гоминьдан попытаться переоценить свою прежнюю экономическую политику в свете ее отрицательных социальных последствий. Вернуть поддержку собственнической части города и деревни — таково было требование к новой гоминьдановской программе. Предшествующий печальный опыт требовал отказаться от тоталитарных притязаний к экономике и прежде всего решить две тесно связанные между собой проблемы — аграрный вопрос и стимулирование частного предпринимательства.
Начало реформе было положено проведением в жизнь в мае 1949 г. старого гоминьдановского аграрного закона, ограничившего размеры арендной платы (не более 37,5% годового сбора), что фактически означало для тайваньского крестьянина сокращение арендных платежей в два раза. Крестьяне были также освобождены от задолженности арендодателям и ростовщикам. В результате этих преобразований аграрные отношения на острове радикально изменились: если до начала реформы 2/3 крестьян были арендаторами, то теперь почти 90% крестьян стали собственниками земли.
Одновременно правительство оказывало крестьянству значительную помощь. Поощрялось создание снабженческо-сбытовых кооперативов, которые получали государственную поддержку. Стимулировалось производство экспортных культур. Были предприняты меры по развитию сельской инфраструктуры, по снабжению деревни химическими удобрениями. Модернизации сельского хозяйства способствовали значительные правительственные кредиты.
Гоминьдановское руководство достаточно быстро приняло идею поощрения частного предпринимательства как программную установку, но практически реализовать эту идею оказалось трудно — слишком велика была инерция и мышления, и производства. В начале 50-х гг. экономическая структура последней гоминьдановской провинции принципиально не отличалась от экономической структуры гоминьдановского Китая: командные экономические высоты — банки, транспорт, внешняя торговля, крупная промышленность — находились в руках гоминьдановских властей. В руках частного капитала было в основном мелкое производство. Иностранных инвестиций не было.

Однако для реализации программы реформ была необходима не только защита гоминьдановского режима, но и прямая экономическая помощь. Эта помощь сыграла очень важную (но не решающую) роль в экономических преобразованиях. За 15 лет (1951—1965) США предоставили Тайваню военную помощь в объеме примерно 2,5 млрд. дол. и экономическую — немногим меньше 1,5 млрд. дол. Однако фактически 2/3 экономической помощи также составляли военные поставки. Таким образом, непосредственно на экономические нужды за 15 лет было предоставлено только около 0,5 млрд. дол., хотя, конечно, военная помощь также могла иметь косвенное экономическое значение (строительство дорог, аэродромов, повышение занятости и т.п.). Размер этой суммы и льготные условия ее предоставления сыграли важную роль в экономическом развитии острова, но это не был «золотой дождь», как иногда представляется.
Еще в середине 50-х гг. гоминьдановское правительство принимает первые законодательные акты, предоставлявшие некоторые льготы иностранным инвесторам, в особенности китайским эмигрантам (хуацяо). За частным предпринимательством были зарезервированы новые передовые отрасли промышленности (электроника, нефтехимия и др.). В 1959г. правительством была создана «Корпорация развития Китая» для средне- и долгосрочного финансирования частного предпринимательства. В 60-е гг. корпорация вложила в поддержку частного предпринимательства 1,8 млрд. дол., сыграв важную роль в становлении тайваньского частного капитала. Чтобы шире привлечь иностранные капиталы, было наконец-то разрешено иностранным банкам открыть свои представительства на Тайване. В 1959г. первым открыл свое отделение «Ниппон кангё бэнк», за ним последовали американские ведущие банки «Ферст нэшнл бэнк» и «Бэнк оф Америка». Остальные не торопились.

Новая экономическая политика Гоминьдана не сразу выявила свою экономическую и социальную эффективность. Быстрее и активнее отреагировал, естественно, национальный капитал. С 1951 по 1964г. в промышленности, торговле и сфере услуг число частных предприятий увеличилось с 68 тыс. до 227 тыс., а частные капиталовложения возросли на 1353 млн. дол. (для сравнения — государственные капиталовложения выросли на 1253 млн. дол.). Однако накопление частного капитала в 50-е гг. еще уступало росту правительственных капиталовложений. Вплоть до 1958г. доля частного капитала в валовом ежегодном приросте основного капитала даже падала. Но правительственная политика поощрения частного капитала резко изменила эту тенденцию: если в 1958г. доля частного капитала составляла 41%, то в 1964г. — уже 72%. Эта тенденция сохранялась и в дальнейшем.

Поощрение гоминьдановским правительством деятельности частного национального и иностранного капитала отнюдь не означало отказа от государственного регулирования экономики и развития государственного сектора. Скорее наоборот. Сильная авторитарная власть и стабильное политическое положение способствовали проведению активной государственной экономической политики, сыгравшей решающую роль в социально-экономическом развитии Тайваня. Уже с 1953г. правительство начинает составлять и проводить в жизнь четырехлетние планы экономического развития. Эти планы носили индикативный характер, но вместе с другими рычагами макроэкономического регулирования (налоги, кредит, таможенные пошлины и т.п.) способствовали реализации гоминьдановской социально-экономической стратегии развития. Эта стратегия сумела правильно учесть природные и экономические условия острова (скудость природных ресурсов, демографический фактор, возможности накопления, емкость внутреннего рынка и т.п.) и найти наилучшие пути осуществления индустриализации и тем самым пути модернизации всей общественно-политической жизни.
Эта стратегия быстро продемонстрировала свою экономическую эффективность. Первоначально (особенно в первой четырехлетке) правительство стремилось ориентировать промышленное производство на импортзамещение, и эта задача была решена уже к концу 50-х гг. Внутренний рынок был полностью освоен. Поэтому сделанная гоминьдановским правительством переориентация промышленности на работу на экспорт была своевременной. При скудности природных ресурсов акцент в развитии производства был сделан прежде всего на трудоемких отраслях, быстро развивавшихся еще на предшествующем этапе (текстильной и пищевой). Относительная дешевизна рабочей силы (среднедневная зарплата тайваньского рабочего в 1972г. равнялась только 1,61 ам. дол., в Японии в это время рабочий получал 6 дол.) сделали продукцию тайваньской промышленности конкурентоспособной. Постепенно, к середине 60-х гг., разворачивается производство на экспорт уже более капиталоемких отраслей (металлургии, нефтехимии, судостроения и др.). Затем пришла очередь бытовой техники и, наконец, важнейшей статьей экспорта делается электроника. В рассматриваемое время экспорт возрастал более чем на 20% в год, что стало важнейшим ускорителем всего экономического развития.
В 1968 г. промышленность по валовому продукту впервые обогнала сельское хозяйство. Задачи индустриализации были решены. Быстрый промышленный рост, успешное развитие сельского хозяйства, значительное расширение сферы услуг вели и к постоянному увеличению валового национального продукта (ВНП) — примерно на 10% в год, и к значительному росту среднедушевого ВНП — со 137 дол. в 1951г. до 466 дол. в 1973г. Эти цифры свидетельствовали, что к началу 70-х гг. Тайвань сделал решительный шаг в сторону победы над «слаборазвитостью», сумел разорвать «порочный круг бедности» и продолжал быстро развиваться.
Одним из результатов этого развития был постепенный рост стоимости рабочей силы, рост заработной платы рабочих и служащих, рост доходов крестьянства. Значительный рост доходов трудящихся вел к сокращению разрыва в уровне доходов между богатыми и бедными, что и было одной из причин стабильности и устойчивости политического режима, хотя все это, естественно, повышало издержки производства и могло бы понизить конкурентоспособность тайваньских производителей. Однако быстрый рост производительности труда нейтрализовал эту тенденцию. Столь быстрый рост производства и торговли вывел Тайвань на уровень наиболее быстро развивающихся стран Дальнего Востока. Именно в это время заговорили о «тайваньском экономическом чуде», причислили Тайвань к новым индустриальным странам, назвали его — наряду с Корейской Республикой, Гонконгом и Сингапуром — «четвертым драконом».

Исторический опыт создания «тайваньского экономического чуда» имел большое международное значение. Этот опыт радикальных экономических преобразований при сохранении в неприкосновенности политической структуры не мог не привлечь внимания наиболее прагматических лидеров КПК в Пекине.

«Экономическое чудо» создавало, вне зависимости от субъективных замыслов его организаторов, социально-экономические и социально-психологические предпосылки не только качественно нового витка экономического роста и развития, но и назревших глубоких политических перемен.

По мере своего индустриального развития Тайвань все больше втягивался в международное разделение труда, все больше делался интегральной частью мирового рынка. Во многом именно эта «открытость» стимулировала экономическое развитие Тайваня. Однако в то же время эта включенность в мирохозяйственные связи ставила тайваньскую экономику в зависимость от всех перепадов мировой экономики. Так, разразившийся в 1973г. нефтяной кризис больно ударил по экономике Тайваня, полностью зависимой от импорта нефти, привел к сокращению спроса на тайваньские товары на мировом рынке и сокращению тайваньского экспорта. Но тайваньская экономика сумела преодолеть этот кризис. Решающую роль в этом сыграло сотрудничество государства с частным предпринимательством.
В 1974г. правительство выдвигает программу строительства десятка крупных объектов энергетики, транспорта, тяжелой промышленности (атомная электростанция, железные и шоссейные дороги, металлургия и т.п.). Эта программа не осталась на бумаге, она была выполнена к концу 70-х гг., что помогло тайваньской экономике минимизировать кризисные потери и сохранить высокие темпы накопления капитала, промышленного производства и экспорта.
В течение второй половины 70-х, в 80-х и 90-х гг. уже на новом качественном уровне продолжается рост и развитие тайваньской экономики. Темпы этого роста значительны (почти 10% ежегодного прироста за рассматриваемый период) и, что очень важно, стабильны. Несмотря на все сложности развития мирового рынка в это время, Тайвань продолжает расширять свой экспорт, на который к началу 90-х гг. приходилось более половины ВНП (в 1952г. — только 10%). Растет и импорт, в том числе и потребительских товаров в связи с огромным ростом покупательной способности тайваньского населения. Все благоприятнее становится на Тайване инвестиционный климат, который постоянно привлекает зарубежных инвесторов. В 1990г. размер прямых иностранных капиталовложений уже приближался к 10 млрд. дол. (однако отметим, что 3/4 этих средств приходилось на зарубежных китайцев — хуаяцяо).

Интегральным показателем экономического развития Тайваня является увеличение душевого размера ВНП более чем до 10 тыс. дол. в 1992г., что уже фиксирует выход Тайваня на уровень развитых индустриальных стран. При этом важно, что социальная направленность экономической политики в суньятсеновском духе позволила избежать усиления социальной дифференциации («богатые делаются богаче — бедные делаются беднее»). Более того, если в 1953г. соотношение между среднедушевым доходом верхних 20% населения («богатые») и нижних 20% («бедные») было 15:1, то теперь оно сократилось до 4:1 — это одно из наиболее благополучных соотношений в мире.

Турция

ТУРЕЦКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Площадь территории Турции — 783 562 км² (занимает 19-е место в мире по численности населения и 36-е по территории). Население — 82 млн чел. (на 2019 год). По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 19 месте в мире.

Буквально за пять лет Турция из рассыпающегося на куски европейского аутсайдера превратилась в 15-ю экономику мира. Как? Очень просто — тепличные условия для инвесторов, протекция для экспортеров и комфортная зона для мелкого бизнеса.
В феврале 2001 года премьер-министр Турции Мустафа Бюлент Эджевит, поскандалив с президентом страны, демонстративно покинул заседание совета национальной безопасности. Тогда еще никто не мог предположить, как дорого стране обойдется этот публичный демарш. Внезапно грянул политический кризис. И без того хрупкой турецкой финансовой системе был нанесен сокрушительный удар. Испугавшись возросших рисков, иностранные инвесторы в тот же день ринулись переводить свои активы в доллары, что привело к обвалу национальной валюты.

За сутки из страны ушло порядка $ 4,5 млрд, рынок акций упал на 22%, а уже через несколько месяцев местные банки потеряли около 60% своих активов. «Все разваливалось буквально на глазах, — вспоминает события десятилетней давности 33-летний житель Стамбула Мурат Муратолу. — Очереди, инфляция, люди, массово терявшие работу, — все нарастало, как снежный ком».

Чтобы остановить эту лавину, турецкое правительство в срочном порядке подготовило антикризисную программу. Ее суть свелась к четырем тезисам:
— объединение государственных банков и их освобождение от политического влияния;
— масштабная приватизация крупнейших госпредприятий;
— реструктуризация частных банков и ужесточение условий выдачи ими кредитов;
— повышение тарифов в энергетической сфере.

На реализацию этих шагов Всемирный банк и МВФ, постоянные доноры Турции, в 2001 году выделили порядка $ 14 млрд.
Новое правительство, возглавляемое министром экономики Али Бабаджаном и министром финансов Кемалем Унакитаном — оба получили образование в США, — использовало свое большинство в парламенте для проведения этих и других реформ. Результаты экстренных преобразований появились довольно быстро. Если в 2001 году ВВП Турции упал на 10%, то уже через три года страна вышла в плюс, достигнув рекордных 8,9%.
Главные усилия лидера исламистской Партии справедливости и развития, только что взошедшего на пост премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, были направлены на возвращение в страну бежавших иностранных инвесторов. Чтобы вернуть на турецкую землю бежавшие капиталы, новая власть уравняла в правах отечественных и зарубежных инвесторов, уменьшив количество необходимых разрешительных процедур для последних.
С целью привлечения зарубежного капитала пришлось внести изменения в фискальную политику. Импорт технологий и поточных линий в Турции был освобожден от НДС и таможенной пошлины. В итоге по темпам роста экспорта электроники Турция теперь стоит на втором месте в мире после Китая. К примеру, турецкая Vestel Group контролирует более 20% европейского рынка телевизоров.

Еще большим стимулом для инвесторов стало снижение в 2006 году основной ставки налога на прибыль с 30% до 20%. Это на 2,5% меньше среднеевропейского показателя и на 4% — азиатского. Как результат, крупный капитал хлынул в страну. Если в 2003 году объем прямых иностранных инвестиций составлял $ 1,7 млрд, то в 2007-м он перевалил за $ 22 млрд. Число иностранных компаний за аналогичный период увеличилось втрое, достигнув 18 тыс.

Вовлекая Турцию в процессы глобализации как единственно возможные для стремительного роста экономки, власть пошла на беспрецедентные меры в поддержке экспортеров. Государство взяло на себя половину расходов по открытию магазина за рубежом, оно же страхует риски экспортеров и помогает получить кредиты на льготных условиях. Нет в Турции и привычной для многих бизнесменов бюрократии. Чиновников отстранили от регулирования предпринимательской деятельности. Всем занимается Координационный совет по улучшению инвестиционной среды, учрежденный совместно государственным и частным сектором, и Агентство по продвижению инвестиций, которое с 2007 года помогает инвесторам регистрировать свои компании в Турции.
Зарегистрировать предприятие можно быстро и без проволочек». В переводе на язык цифр «быстро» означает в течение десяти дней, если речь идет об обществе с ограниченной ответственностью, и 20 дней — если об акционерном обществе.
На территории заброшенных городских пустырей созданы профильные промышленные зоны. Например, зона кожевенных предприятий под Стамбулом — около 300 фирм, занимающихся всем, от выделки кожи до пошива одежды и обуви. Созданы объединения производителей ткацкой и пищевой промышленности. Для льготного кредитования этих предприятий был образован Народный банк. По всей стране открыто около 1 тыс. офисов, директора которых имеют право самостоятельно выдавать кредит — до $ 35 тыс. на клиента.

Пять основных шагов, обусловившие рост экономики Турции:
1. Снижены налоги на прибыль;
2. Ликвидированы таможенные барьеры для импорта технологий и оборудования;
3. Созданы тепличные условия для притока иностранного капитала;
4. Сформированы промышленные зоны, где производители получают фискальные льготы;
5. Государственная поддержка малого и среднего бизнеса.

Доктор экономических наук Танас Карагёль: «Последние 15 лет у власти страны стоит Партия справедливости и развития (ПСР), которую характеризует динамизм, реформы и инновации. Таким образом, ПСР сыграла большую роль в обеспечении стабильности в политике и экономике. После экономической нестабильности в 1990-х годах и экономического кризиса в 2001 ПСР и правительство чаще всего заявляли о важности того, чтобы «достижения отражались на народе». Очевидно, что в аспекте изменений макроэкономических данных больше всего свидетельствует о росте экономики переменная величина, влияющая на благосостояние народа. Обращает на себя внимание тот факт, что рост турецкой экономики с 2002 по 2016 год составил 5,6%, а с 2010 по 2016 год — 6,7%. Если учесть то, с чем Турция столкнулась и чему противостояла в указанные годы, то становится очевидно, какими высокими темпами происходил экономический рост в стране.

Кроме того, экономический рост Турции показал 2,9% в 2016 году, когда произошла июльская провалившаяся попытка государственного переворота, а в первом квартале 2017 года этот показатель составил 5%. В сравнении с развитыми странами, турецкая экономика продемонстрировала серьезный успех, сотворив экономическое чудо. Таким образом, события в мире и в стране и возникшие вместе с ними риски не сказались на турецкой экономике. В производстве не возникло простоя, а экономические показатели продолжили улучшение.
Президентская система, которая будет введена в 2019 году, — это большая возможность для Турции перейти из группы стран со средним уровнем дохода в группу стран с высоким уровнем дохода. Кроме того, устранение многовластия в управлении и обеспечение стабильности предоставит Турции возможность стать надежной и важной гаванью для инвесторов. В свою очередь, достижение устойчивого экономического роста создаст возможности для облегчения условий для иностранных финансистов, а также изменения структуры производства, а именно для перехода на производство продукции с высокой добавленной стоимостью и для задействования мер с целью увеличения числа квалифицированных работников. Усовершенствование банковской системы и государственного сектора также повлечет за собой стабильный рост турецкой экономики.

Но необходимо обеспечить достижение тех же успехов, что достигнуты на макроэкономическом уровне, и в микроэкономике, чтобы прийти к целям, поставленным государством. На этом пути любое улучшение в микроэкономике приведет к более высоким темпам роста, чем прогнозируется. Достижение показателей экономического роста после 2017 года, намеченных правительством в среднесрочной перспективе и в плане развития, приобретает большое значение в данной конъюнктуре. С другой стороны, важно сделать устойчивым экономический рост, основанный на экспорте в новые различные страны. Приоритетным является экономический рост за счет экспорта, а не за счет внутреннего потребления.

Особенно, увеличение доли товаров с высокой добавочной стоимостью в объеме экспорта будет способствовать стабильности экономического роста и сделает Турцию более конкурентноспособной на международной арене. Кроме того, в условиях постоянного изменения и развития технологий производства Турция вынуждена придавать большое значение научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам и увеличивать на них долю ВВП. С другой стороны, необходимо вкладывать в обучение высококвалифицированных работников для того, чтобы увеличить КПД работника. Что касается увеличение иностранного капитала, вместо краткосрочных вложений необходимо привлекать долгосрочные капиталовложения, улучшая имидж Турции, как надежной страны. А самое важное то, что одной из потребностей турецкой экономики является создание нового экономического чуда».

Чили

ЧИЛИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

После того как в сентябре 1973 года хунта пришла к власти, Пиночет объявил, что будет уважать частную собственность и иностранных инвесторов. Немедленно были реструктурированы долги перед США и Парижским клубом (иначе в 1974 году пришлось бы выплатить $1 млрд). Чили получила кредиты МВФ и Мирового банка. Однако сначала в экономике мало что изменилось: инфляция составила по итогам1973 года 500% годовых, по итогам 1974-го — 370%. Импорт вырос с $1,6 млрд в 1973 году до $2,3 млрд в 1974 году, в то время как экспорт увеличился только до $2 млрд. В результате образовался дефицит текущего платежного баланса в полмиллиарда долларов, который пришлось финансировать за счет постоянных заимствований. В 1975 году после нескольких девальваций местная валюта эскудо потеряла 60% своей долларовой стоимости и была заменена на песо, курс которого сделали фиксированным (впрочем, сразу после введения его все равно пришлось девальвировать).
Аугусто Пиночет демонстрировал уважение к американской экономической науке: в 1975 году отвечающим за экономику был назначен министр финансов Хорхе Кауас, ученик профессора Чикагского университета Милтона Фридмана. Кауас объявил, что для борьбы с невероятно высокой инфляцией (за первый квартал 1975 года она составила 60%) необходимо решительно повышать налоги, сокращать госрасходы и диверсифицировать экспорт. Однако все равно по итогам 1975 года инфляция составила 341%. Более того, в 1975 году ВВП Чили сократился на 12%.

Только к 1976 году инфляция начала несколько замедляться, составив за год 174%. ВВП вырос на 4%, однако все равно промышленное производство было меньше, чем в 1968 году. В 1978 году в связи с политическими и экономическими проблемами в африканских странах-конкурентах Чили в экспорте меди наконец начали расти мировые цены на медь. Хотя США отказывались предоставлять экономическую помощь, обвиняя Чили в нарушениях прав человека, приток частных инвестиций из западных стран вполне компенсировал недостаток американской помощи. Иностранные инвесторы обеспечили диверсификацию чилийского экспорта. Медь составляла уже не 70%, а всего 50% экспортных поступлений: страна стала во все возрастающем объеме экспортировать фрукты и вино. Инфляция снизилась с 63% в 1977 году до 30%.
С 1979 года в Чили в значительных объемах стал притекать иностранный финансовый капитал, привлеченный очень высокой процентной ставкой — 24%. Темпы экономического роста достигли 6% годовых, однако внешний долг рос также очень быстро, достигнув к 1981 году $11,2 млрд (в конце 1973 года было 3,4 млрд). Надо заметить, что приватизации медной промышленности не произошло: государственная медная монополия Codelco, созданная на основе бывшей собственности американских фирм, обеспечивала почти все производство меди.

В 1981-1982 годах Пиночет столкнулся с самым серьезным экономическим кризисом с 1973 года: внешнеторговый дефицит составил $2,6 млрд, в 1981 году обанкротилось 431 предприятие (самое большое число банкротств с 1962 года). Вроде бы побежденная инфляция (в 1981 году она составила 9,5%) вновь превысила 10% годовых, промышленное производство в 1982 году упало на 25%. Аугусто Пиночету пришлось за девять месяцев три раза менять состав кабинета. В конце концов на объединенный пост министра экономики и финансов был назначен доктор экономики из Чикагского университета Рольф Людерс. Впрочем, развернувшаяся в правительстве дискуссия между сторонниками госвмешательства в экономику и сторонниками свободного рынка закончилась тем, что государство взяло на себя невозвратные долги частных банков и признало, что введенные вместо госпенсий частные пенсионные схемы не работают.

В конце 1982 года в послании к нации Пиночет предупредил, что следующий год будет очень трудным. Действительно, в 1983 году внешний долг Чили достиг $18 млрд — это был один из самых высоких в мире показателей на душу населения. Инфляция достигла 30% годовых, при том что во многих отраслях зарплата была официально заморожена. Рольф Людерс был уволен за то, что пытался решить проблему неплатежеспособности банков усилением госконтроля над ними (при том что для покрытия их убытков нужно было $4 млрд). В итоге за 1982-1983 годы ВВП упал на 14%. В 1984 году в дополнение ко всему резко упали цены на медь, платежи по долгам, которые составляли $2 млрд в год, забирали половину экспортной выручки.

Только в 1986 году спад был преодолен, ВВП вырос на 3%. Внешний долг в $21 млрд удалось реструктурировать, однако его часть пришлось конвертировать в активы пенсионных и страховых компаний, которые приобрели американцы. В 1987 году снова выросли мировые цены на медь, внешняя торговля показала профицит в $1,3 млрд, темпы экономического роста достигли 5,6% — самого высокого уровня в Латинской Америке. Иностранные инвестиции увеличились на 140%, до $1,1 млрд: Чили продавала часть государственных угольных, телефонных и авиакомпаний. Однако одновременно потребительские цены выросли на 21%. В 1988 году темпы роста ВВП увеличились до 6,8%, в 1989 году — до 9,3%, иностранные инвестиции выросли до $5 млрд. Возможно, однако, это было связано с тем, что Пиночет заканчивал свое правление. А инфляция так и осталась на очень высоком уровне — 25%. Такой она была и в 60-е годы, когда никто не говорил о чилийском экономическом чуде.
Источник: https://www.kommersant.ru/

Япония

Японское экономическое чудо

Япония – островное государство в Тихом океане, площадь Японии 377 915 км².С населением более 126 миллионов человек, Япония занимает десятое место в мире. По номинальному значению валового внутреннего продукта в долларовом выражении находится на 3 месте в мире

В первой половине XX века Япония проводила политику милитаризма и экспансии. Отсутствие природных ресурсов японцы пытались компенсировать за счёт захвата территорий ряда восточных азиатских стран.

Но в результате Второй мировой войны Страна Восходящего Солнца потерпела сокрушительное поражение и после ядерных ударов по Хиросиме и Нагасаки 2 сентября 1945 года была вынуждена подписать Акт о безоговорочной капитуляции. Страна была оккупирована «союзными войсками».
За время войны была уничтожена значительная часть японского экономического потенциала, существенно разрушен жилой фонд, прекратились поставки заграничного сырья. Промышленное производство снизилось до уровня 1926 года, общий ущерб оценивался в 1,3 трлн. йен.

Победа США была воспринята японской элитой как доказательство эффективности американской модели устройства общества и экономики. Вчерашний воинственный самурай в мгновение ока сменил «меч на орало». Император публично отрёкся от божественного происхождения, женщины получили избирательное право, возродились профсоюзы, появилась директива о политических и религиозных свободах, была разрешена деятельность оппозиционных партий, включая социалистов и коммунистов.
В 1947 году одна из самых воинственных стран в истории приняла новую конституцию, в которой определила для себя курс на пацифизм и либеральною демократию. Одновременно с этим в 1946-1949 годах по плану экономиста Вольфа Ладежинского была проведена земельная реформа. Крупное землевладение было уничтожено, крестьяне перестали брать землю в аренду – они стали её собственниками.

Вслед за тем в 1949-1950 годах американский банкир Джозеф Додж разработал план стабилизации японской экономики (так называемая «линия Доджа») посредством «шоковой терапии». Для преодоления инфляции была проведена жёсткая налоговая реформа, в основу которой лёг принцип прогрессивного подоходного налога. Вместо субсидирования промышленников правительство направило помощь банкам, которые стали выдавать компаниям кредиты под свою ответственность.

На момент окончания оккупации (апрель 1952 года) экономика государства была практически полностью восстановлена. Япония стала среднеразвитой страной. Перенеся на Японию опыт плана Маршалла, американские организации и фирмы, наряду с европейцами, приглашали японские делегации на бизнес-курсы, где делились практическими знаниями о своих производственных технологиях.

Японцы оказались столь же удивительно обучаемы, как когда-то древние римляне. Американский опыт позволил эффективно реконструировать устаревшие области промышленности. Промышленность переключилась с трудоёмких отраслей (лёгкая промышленность, текстиль) на капиталоёмкие (тяжёлая промышленность), а потом и на наукоёмкие. Локомотивом экономического развития страны послужила обрабатывающая промышленность.

При этом японцы пошли путём активного импорта иностранной техники и технологии. В период с 1950 по 1971 годы было приобретено свыше 15 тысяч патентов и лицензий (по большей части в США). Вместо громадных финансовых и временных затрат на исследования, японцы скупали права на разработанный продукт и часто производили его усовершенствование. К концу 60-х годов Япония создала практически универсальную отраслевую структуру промышленного производства, использующую самые новые технологии производства продукции.

Это интересно
Американский концерн «Du Pont» 11 лет разрабатывал процесс производства нейлона, затратив на это 25 млн. долл., японская компания «Toyo Rayon» купила патент на его производство за 7,5 млн. долл. При этом японцы выплачивали эту сумму в течение 1951— 1959 годов, получив за эти годы на экспорте нейлона доход в размере 90 млн. долларов.

 

Востоковед Всеволод Овчинников отмечает: «После войны японцы убедили американцев, что они сами перестроят свою крайне милитаризованную экономику. Однако по существу она так и осталась госкапиталистической. Суть японского чуда — в удивительном взаимном доверии верховной власти и большого бизнеса… В Японии государство сообща с большим бизнесом вырабатывало экономическую стратегию. Они четко определяли приоритеты развития страны. На первом этапе упор был сделан на развитии металлургии, судостроения, нефтехимии. Создали самую передовую в мире металлургию, стали выплавлять 100 млн тонн стали. Япония превратилась в первую судостроительную державу мира, строили танкеры водоизмещением 200—300 тысяч тонн. Чтобы у себя перерабатывать нефть, начали развивать нефтехимию. На втором этапе приоритеты были отданы бытовой электротехнике и автомобилестроению. Надо было сломать сложившийся стереотип — до 1960-х годов японские товары были дешевыми, но некачественными. Ценой огромных усилий на своих транзисторах, на своих телевизорах, потом — автомобилях они убедили мир, что японское — значит качественное»

Период быстрого экономического роста между 1955 и 1961 проложил дорогу к так называемым «Золотым шестидесятым», вторая декада которых обычно ассоциируется с«японским экономическим чудом». В 1965 году Японский номинальный ВВП был оценен в немного больше, чем $91 млрд. Через пятнадцать лет, в 1980 году, номинальный ВВП взлетел до рекордных $1,065 триллиона.
Объем японского экспорта в 1957—1973 годах вырос почти десятикратно. Япония буквально засыпала мир автомобилями, судами, оптикой, электрооборудованием, швейными машинами, радиоприемниками, фотоаппаратами и телевизорами. По ряду важных видов продукции Япония вышла на второе место после США. При этом зависимая от экспорта сырья и топлива Япония ввозила необработанное сырьё и проводила у себя полный цикл его переработки.

В этот же период активно развивался автомобильный и морской транспорт. На каждый из них пришлось по 40% перевозок внутренних грузов. Уже к 1971 году Япония превратилась в одну из крупнейших автомобильных стран мира, в которой насчитывалось свыше 12 млн. автомобилей, а общий тоннаж морского флота (включая гигантские танкеры) превысил 30 млн. тонн. В обеих отраслях это был второй показатель в мире после США.

Как результат, в период с 1950 по 1973 год среднегодовые темпы роста экономики Японии составляли порядка 10-11%. Это был самый высокий показатель среди развитых стран. Начавшийся с середины 1950-х годов рекордный рост экономики продолжился до нефтяного кризиса 1973 годах, за это время ВВП Японии увеличился в 6,5 раз, а объём промышленного производства более чем в 10 раз.

Экономист Ричард Кац в своей книге «Взлет и крах японского экономического чуда» также писал, что в 1980-х годах в американском истеблишменте были уверены, что экономика Страны восходящего солнца угрожает национальной безопасности Америки значительно больше, чем ядерные ракеты СССР. И в самом деле, в то время Япония находилась на мировом Олимпе. Экспортирующие отрасли Японии завоевали практически все экономически важные сферы: от телевизоров и автомобилей до чипов. Её торговый баланс был самым мощным в мире. капитализация японских компаний достигла 40% мировой капитализации, значительно обогнав США. Такая же картина была и с недвижимостью. Суммарная стоимость земли на островах Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку превысила стоимость всей остальной суши на планете

Причины рекордной результативности
Среди причин «чуда» — низкие налоги и интенсивное освоение японской наукой новых технологий, информация о которых до Второй мировой войны в Японию почти не поступала из-за изоляционной политики властей.

Японцы не нашли простой секрет. Залогом успеха стал целый ряд самых различных факторов:
• реформы американской оккупации
• кредиты США
• политическая стабильность
• грамотная техническая перестройка
• освоение японской наукой новых технологий
• ориентация на экспорт
• поддержка национального производителя
• японский менталитет
• дешевизна рабочей силы
• доверие банковской системе
• контроль над внешней торговлей

Американцы, нанёсшие японцам самый большой вред, фактически принесли и максимальную пользу. Результатом проведения американских реформ стала стабилизация политической ситуации в стране и постепенное налаживание внешней торговли. На раннем этапе немаловажную роль сыграло отсутствие армии, что позволило существенно снизить налоги. Согласно японской конституции, военные расходы не могут превышать 1% валового национального продукта.

В дальнейшем особенности японской экономической модели, в частности «кэйрецу», не позволили иностранцам (включая США) занять нишу на внутренних рынках страны. Кэйрецу являет собой крупные объединения различных холдингов и корпораций вокруг мощного банка, который финансирует все компании группы и фактически исключает возможность их поглощения прочими участниками рынка. Кроме того, данная система – успешная модель защиты от экспансии иностранных компаний.

Особое внимание следует уделить японскому менталитету. Японцы всегда были обособленной нацией с многовековой практикой построения общества в соответствии со строгой иерархией. Это отразилось и на современных деловых взаимоотношениях внутри страны. Так, для Японии было характерно пожизненное закрепление работника к предприятию.
Это достигалось как общепринятым жизненным укладом, так и экономическими факторами. У новичка всегда была максимально низкая зарплата, которая росла с годами за выслугу лет. По своей сути фирма — это вторая семья. От самого предприятия японцы получают пенсию одним единственным платежом, по принципу 1 месячный оклад за каждый проработанный год.

И конечно же, нужно отметить особенность государственного регулирования экономики. Непосредственно государству принадлежит примерно треть всех основных производственных фондов, формирующих ~30% ВВП. При этом экономическим планированием занято управление, состоящее из представителей финансовых групп и корпораций, а не политики из парламента. Поэтому планы исполняются неукоснительно: санкции за нарушения пойдут не от государства, а от собратьев по ремеслу, что значительно страшнее.
Большое значение имела кланово-профессиональная солидарность собственников предприятий, благодаря которой большинство фирм не конкурировали, а скорее сотрудничали друг с другом.

В результате в Японии сложилась уникальная экономика – высокоинтенсивная, энерго- и ресурсосберегающая, ориентированная на экспорт, т. е. на самые высокие мировые стандарты. В определенной мере можно говорить о «гидропонной» экономике, так как она функционирует не на собственной энерго-сырьевой базе, а на импорте, живет и развивается за счет переработки ввозимых ресурсов и экспорта высококачественной продукции с «добавленной стоимостью», выручка за которую с лихвой покрывает стоимость импорта и является источником накопления капитала.

По существу Япония живет и развивается за счет превышения стоимости ее экспорта над импортом, т. е. за счет активного сальдо торгового баланса. Экспорт товаров на долгие годы стал основным компонентом или, вернее, катализатором стремительного послевоенного экономического роста страны, хотя в последнее время его значение в этом плане стало падать. Разбогатевшая Япония все более становится экспортером не только товаров, но и капиталов.

Следует также подчеркнуть, что в процессе «погони за Западом» Япония, следуя имитационной стратегии экономического развития, имела возможность учитывать опыт других стран и своевременно и довольно эффективно брать под контроль нежелательно возникшие явления.

Сохраняя роль мирового лидера по многим важнейшим направлениям научно-технического прогресса, Япония при этом демонстрирует чрезвычайно высокую степень адаптации к постоянно меняющимся условиям развития экономики. Эти перемены происходят не просто на базе технологических инноваций, но в непрерывном и весьма сложном взаимодействии техники, технологии и экономических и социально-политических факторов.

Многое в японской промышленной политике определяется своеобразной национальной спецификой и, по-видимому, не может быть полностью воспроизведено в иных условиях. Однако значительная часть того, что проверено и подтверждено практикой этой страны, может быть воспринято в качестве полезного и поучительного опыта.
Источник: статья подготовлена с использованием материалов сайта https://turtle-table.com/