Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Аналитика: Культ личности

Никита Хрущев вошел в историю как политический деятель, развенчавший культ личности Иосифа Сталина. 25 февраля 1956 года, через три года после смерти вождя, он выступил на закрытом заседании ХХ съезда партии с докладом «О культе личности и его последствиях». В нем он возложил на Сталина всю вину за массовые репрессии, физическое устранение политических оппонентов и другие преступления, совершенные за время его правления оттепель».

В 2019 году роль Иосифа Сталина в истории страны положительно оценивают рекордные 70% россиян, 19% — отрицательно, следует из мартовского опроса «Левада-центра». Отмечается, что суммарный уровень положительного отношения к советскому вождю достиг максимального показателя за все годы исследований — опрос проводится с 2001 года. О своем уважении к Сталину сообщили 41% респондентов, о симпатии — 6%, о восхищении — 4%. 14% россиян относятся к советскому вождю отрицательно, 26% — безразлично, с неприязнью — 6%. 46% россиян считают, что преступления в сталинскую эпоху были оправданы «великими целями и результатами», 45% придерживаются противоположного мнения. Поддержка мнения о неоправданности «человеческих жертв, которые понес советский народ в сталинскую эпоху» постепенно снижается, объяснила РБК социолог «Левада-центра» Карина Пипия. До 2011 года репрессии оправдывало менее 30% россиян.
Социолог отметила, что существует три периода динамики отношения к Сталину: равное соотношение положительных и негативных мнений (2001–2007 года), доминирование безразличного и нейтрального отношения (2008–2014 года.) и доминирование позитивных оценок (2015 – настоящее время). Те же тенденции видны и по вопросу о признании заслуг Сталина перед страной.

Российская история двадцатого века, включившая в себя три революции, две мировые войны, индустриальную модернизацию и много других крупных событий, потребовавших от нации предельного напряжения сил, действительно породила культовое отношение к выдающимся государственным деятелям. Причем Сталин был лишь одним из многих – как в своей стране, так и в мире. Кроме него «вождями прогрессивного человечества» считались в СССР революционеры-коммунисты Маркс, Энгельс и продолжатель их дела, основатель советского государства Ленин. Существовали «живые боги», рангом ниже – партийные и государственные деятели СССР Вячеслав Молотов, Климент Ворошилов, Лазарь Каганович и другие. Они постоянно присутствовали в жизни «маленького человека» – их именами называли большие города и скромные поселки, заводы и сельскохозяйственные предприятия.
Формирование культа личности далеко не современное и не уникальное изобретение СССР. Мировая история знает массу примеров создания мощного образа вождя.

Что в это время происходило в остальном мире?
Жители обеих Германий еще помнили о массовом психозе, который заставлял их рукоплескать Гитлеру и другим фашистским бонзам. Беспрецедентная по своим масштабам практика создания культа личности Гитлера существовала в Третьем Рейхе в Германии. Нацистская пропаганда преподносила народу идола, чье величие было достойно безоговорочному преклонению. Одну из главных ролей в пропаганде культа Гитлера играл доктор Геббельс, министр образования и пропаганды Германии, именно он, благодаря своему блестящему ораторскому дару убеждал народ в величии фюрера: «Он один никогда не ошибается. Он всегда прав. Поразительно, как велик фюрер в своей простоте и как прост в своем величии. Он выше всех нас. Он всегда, как прекрасная звезда над нами».

Гитлера обожествляли, наделяя его сверхчеловеческими качествами, его присутствие пронизывало все сферы жизни немецкого народа, начиная от портретов и приветствий «Хайль Гитлер!» на работе, в повседневном быту и заканчивая зажжением свечей в «уголках Гитлера» в домах. Отцы церкви шли на богохульство ради фюрера: «Господь воплотился не в Иисусе Христе, а в Адольфе Гитлере». Женщины в присутствии Гитлера восклицали «Прекрасный Адольф!» и даже падали в обморок от восторга. Культ личности создавался намеренно, планомерно и достаточно агрессивно.

У итальянцев перед глазами стоял Муссолини — основоположник итальянского, а по сути, европейского фашизма. Это был культ личности, безраздельно господствовавший в Италии с октября 1922 г. по июль 1943 г. Стремление к новому переделу мира укрепило контакты Муссолини и Гитлера. Образ дуче-сверхчеловека сделал возможным создание иллюзии, что диктатура опирается на волю народа.

Портреты Муссолини помещались в магазинах, в офисах и на улицах, поддерживая ощущение его вездесущности, и когда в кинотеатрах в кинохронике появлялось его лицо, зрители дружно вставали с мест. Даже на заседаниях Большого Совета его члены поднимались с мест в подходящие моменты, чтобы прокричать «Да здравствует дуче!», а простой народ с улиц, по словам его приближенных, находил высшую радость в беспрекословном повиновении его малейшей прихоти. Муссолини обещал народу «римскую славу», но его мания величия превалировала над здравым смыслом, что привело страну к войне и упадку.

В некоторых странах Западной Европы «культы личностей» в ослабленном виде сохранялись и после Второй мировой войны. В Португалии прославляли Антониу Салазара, Главу правительства в Португалии в 1932–1968 годах, основателя партии Национальный союз, который установил режим фашистского типа, став фактически диктатором.

Салазар бессменно находился у власти около 40 лет. Террор широко применялся и в салазаровской Португалии. Не носившее массового характера, но методичное и дозируемое насилие создавало у португальцев иллюзию всесилия и всеведения режима и его тайной полиции.

Режим, который создал Баамонде Франко в Испании, можно назвать и конституционной диктатурой, и организованной демократией. В марте 1939 г. гражданская война в Испании закончилась и Декретом от 4 августа 1939 Франко был объявлен пожизненным «верховным правителем Испании, ответственным только перед Богом и историей». Позднее ему присвоили чин генералиссимуса. В руках Франко сосредоточилась абсолютная власть. Была упразднена конституция, кортесы, все партии, кроме партии «Национальное движение» и добровольные профсоюзы. Членство в корпоративных профсоюзах было обязательным и для рабочих, и для предпринимателей. Забастовки, как и увольнения, были запрещены. Экономическая сфера обобществлялась и управлялась директорами сверху. Для этого был создан «Институт национальной индустрии». Практически сразу же начались расправы, которые не смогли смягчить даже просьбы Ватикана.

В Мадриде расстреливали по 200–250 человек в день, в Барселоне – по 150. К 1945г. общее число расстрелянных достигло 150 000 человек, в лагерях находилось до 200 000 человек. Началось массовое бегство из страны. Только во Францию бежали 275 000 испанцев. Новые вызовы правлению Франко бросила Вторая мировая война. Франко откровенно не хотел участвовать в военных действиях, для него на первый план выходили благополучие страны и восстановление ее после гражданской войны. Сохранить власть и восстанавливать разрушенную Испанию, поднимать экономику, он мог, только проявив политическую гибкость. Результатом политической гибкости стала нейтральная позиция Испании в войне.

После десятилетней гражданской войны и отражения иностранной интервенции Над Китаем высилась исполинская фигура Мао Цзэдуна. Культ личности Мао Цзэдуна, ставшего лидером партии и государства, “вождём китайского народа” начал зарождаться в первой половине сороковых годов. Мао проводил реорганизацию страны довольно жесткими и зачастую необоснованными способами, которые привели к краху сельского хозяйства и гибели от голода более 20 млн. человек: программы «Сто цветов» и «Большой скачок», целью которых было за пятнадцать лет достичь экономического уровня Британии.

Ликвидация частной собственности, изнурительный труд, голод, привели к гибели миллионов людей. Недовольство в массах росло, Мао решил расправиться с оппозиционерами руками молодых красногвардейцев, «хунвейбинов». Террор получил название «Культурная революция». Во время «Культурной революции» сжигались произведения искусств, книги: ничто не должно было занимать умы народа, кроме цитатника Мао — «красной книжечки». Несколько миллионов людей были уничтожены, кроме простого люда, пыткам и казням подвергалась партийная и культурная элита. Портреты и плакаты Мао, многочисленные статуи, хоровые цитирования высказываний из «Красной книжечки» великого кормчего — культ вождя принял гипертрофированные размеры.

Пол Пот, председатель Коммунистической партии Кампучии (сейчас — Камбоджи) в 1963-1979г.г. за три года своего правления истребил более 3-х миллионов жителей страны: разоблачение «врагов народа», выселение жителей из городов в сельскую местность. Правление Пол Пота не ограничивалось жестоким массовым уничтожением людей на основании этнической принадлежности. Первые директивы Пол Пота касались запрета медицины, религии, свободомыслия, а также предписания лечиться исключительно народными средствами.

Любое неповиновение каралось расстрелом. Беспрецедентные распоряжения Пол Пота, которые давались «красным кхмерам» поражали своей жестокостью, если учесть, что основной «ударной силой» были дети и подростки 11-18 лет. Отличительной чертой диктатуры Пол Пота стала его анонимность: смена имени (настоящее имя тирана Салот Сар); псевдоним «Пол Пот» является сокращением от французского «politique potentielle» — «политика возможного», а также полный запрет на изображения и портреты, выпуск распоряжений исключительно от лица «организации» за подписью «Товарищ №87».

Японцы, хотя и приняли демократическую Конституцию, не сочли нужным отказываться от обожествления своего императора. Монархии, пусть во многом формальные, но все равно с пышными ритуалами, сохранялись в разных частях мира, включая европейскую Великобританию и другие страны континента.
В монархических системах был культ не конкретной личности, а культ титула монарха, который он получал по праву наследования.

Следовательно, диктатор также нуждается в титуле, который бы ставил его выше правовой и представительной системы, установленной конституцией и давал бы ему пожизненную легитимность. Но так как диктатор обычно имеет происхождение не из знатных фамилий и всячески старается показать свою связь с «простым народом» эти титулы будет выглядеть как полученные «за заслуги», а не по происхождению. Отсюда и появляются всякие «фюреры», «герои», «величайшие полководцы всех времен», «отцы народов» «туркменбаши», «аркадаги», «лидеры нации», «первые и пожизненные президенты» и т. п.

Тодзио Хидэки японский военный и государственный деятель, генерал. Начальник штаба Квантунской армии, министр Сухопутных войск и премьер-министр Японии. Один из главных инициаторов начала военных действий в Китае в 1937. Получил в армейских кругах прозвище «Бритва». Именно с его санкции военнослужащие императорской армии творили на оккупированных территориях самые настоящие зверства, по степени жестокости порой затмевающие деяния палачей нацистской Германии. Привлечен к суду Токийского международного трибунала для Дальнего Востока. Признан главным виновником развязывания войны и 12.11.1945 приговорен к смертной казни.

Особое внимание трибунал уделил одному эпизоду вторжения императорской армии в Китай — резне в Нанкине, бывшей столице Поднебесной. Город был взят 13 декабря 1937-го, после чего японские военные устроили массовый террор, который продлился шесть недель. По разным оценкам, за это время «самураи» вырезали от 200 до 500 тысяч мирных граждан и разоруженных солдат, совершили множество изнасилований и актов мародерства. Треть города уничтожили пожары, вызванные поджогами.
Так, газеты «Psaka Mainichi Shimbun» и «Tokyo Nichi Bichi Shimbun» широко освещали «конкурс» между двумя офицерами, пожелавшими выяснить, кто из них первым зарубит сто человек мечом-катаной. Оба с заданием справились. Мирных жителей сотнями хоронили живьем, сжигали на кострах, расчленяли заживо. Военнопленных тоже не щадили. Только 18 декабря японцы расстреляли и утопили в реке Янцзы 57 с половиной тысяч солдат и офицеров китайской армии. На это палачам понадобилось всего чуть больше часа.

Сложнее дело обстоит в азиатских республиках, где культ главы государства поощряется национальными традициями. Самый яркий пример – Туркмения. На центральной площади Ашхабада стоит позолоченная статуя президента Ниязова – Туркменбаши, как его называют, «отца всех туркмен». Силен авторитет личности президента Каримова в Узбекистане.

Хотя казахского президента Назарбаева можно назвать настоящим «европейцем» среди его центральноазиатских коллег, местные традиции все равно требуют от личности главы государства значительной сакральности. Важно здесь то, насколько обязательное для Востока почитание личности руководителя страны сочетается с принципами демократии, прав человека, свободы слова. А в этом направлении даже центральноазиатские режимы ушли намного дальше, чем СССР после десталинизации.

Можно сказать, что на каком-то историческом этапе «культ личности» возникает в разных странах, а когда «спрос» на него исчезает, то он растворяется в прошлом, хотя какие-то его проявления могут существовать очень долго. И совершенно необязательно, чтобы «культ личности» сопровождался кровавыми политическими репрессиями, как это было в сталинском СССР.
Возможно ли повторение «культа личности» в 21 веке? Этот вопрос особенно актуален для постсоветских стран, в которых «культ личности» привел к наиболее тяжелым последствиям.

Что касается России, где сталинские репрессии были самыми кровавыми, то еще в 1993 году она взяла за образец американскую модель президентской республики – с всенародно избираемым президентом, многопартийным парламентом и независимым судом.

Тоталитарная власть в России начала складываться со времен Киевской Руси и являлась ничем иным как моделью, вобравшей в себя опыт древневосточных деспотий. Теоретического и практического апогея она достигла в Византийской империи и была воспринята Древней Русью. Император Византии объединял функции «царя-первосвященника» и земного владыки, что позволяло любое противостояние ему рассматривать как неподчинение Богу. В результате императорская власть оказывалась выше власти патриарха, поскольку патриарх владел душами верующих, а император — душами и телами подданных. Освящение власти монарха и придание ей сакрального характера служило кажущимся верным средством безопасности его власти и подчеркивало идеальный характер государственного строя Византии.

Крещение Руси и возведение православия в ранг государственной религии означало принятие идеи самодержавной власти и монархии как формы государственного устройства. При выборе государственной религии киевский князь Владимир остановился на византийском варианте христианстве в силу того, что оно было лояльно и законопослушно императорской власти, а ее законы воспринимались как нравственные нормы

Таким образом, из Византии на Киевскую Русь пришел восточный тип государя как верховного государственного и духовного владыки, отличный от типа правителя, сформировавшегося в романо-германской цивилизации. Власть правителя ограничивалась только Богом. Будучи отцом и владыкой народа, православный светский владыка оставался сыном церкви. Киевский князь, великий князь Владимирский и Московский, царь Древней Руси и император России, как помазанник Божий, царствовал Божьей милостью и был независим от народа.

Парадокс истории: две личности в истории России — император Петр Великий и императрица Екатерина Великая, — исконный русский и исконная немка, обладавшие неограниченной властью, своевольно и деспотично осмелились вести «российский корабль» по новому пути, создавая новую Россию. При этом они создали собственный и небывалый культ личности — деспотичный и своевольный.

Но при этом они использовали свою самодержавную власть во имя вывода страны на передовые рубежи, заставив Запад считаться с цивилизацией, стоящей на стыке Европы и Азии, Запада и Востока.
Практическая деятельность императорской фамилии была направлена прежде всего на сохранение власти, которую она могла потерять. Действительно, если бы их перестала поддерживать элита и бюрократия, профессионально помогавшая государю-императору осуществлять руководство государством, это привело бы к падению династии, что произошло в 1917г.
С падением российской императорской власти идея установления личной персональной власти не исчезает у руководителей советского государства. Именно с ней связано появление личной персональной, а по сути дела, единоличной (самодержавной и тиранической) власти И. В. Сталина, когда на рубеже 20-30-х гг. сформировались условия для формирования культа личности советского правителя. Во имя выполнения поставленной правящей партией цели — построения социализма в одной отдельно взятой стране — он использовал, опираясь на поддержку ближайшего окружения и сформированный им партийный, советский, государственный аппарат, карательные органы, все способы подавления инакомыслия или сомнения в правоте принятых им решений.

При этом законодательные органы власти в силу ряда причин приобретали фиктивный характер, поскольку их состав по сути дела формировал аппарат управления из числа членов правящей партии или беспартийных граждан, поддерживавших теорию и практику правящей партии. Законодательные органы страны послушно принимали разработанные партийной, советской и государственной бюрократией законы, предварительно рассмотренные и одобренные высшей выборной партийной бюрократией — Политбюро и Секретариат ЦК в Центре — и партийными бюро на Периферии.

В советский период идея личной персональной власти, прикрываемая коллективной безответственностью, сохранилась. Это было характерно для управления страной практически всеми руководителями, избиравшимися государственными и партийными (коммунистическими) структурами власти. Единственное исключение можно сделать для председателя СНК РСФСР В. И. Ленина, хотя и он в последние годы своей жизни воспринимался как единовластный руководитель и признанный авторитет.

Существовавшие органы, структуры и общественные организации (народный контроль, партийно-государственный контроль, ревизионные комиссии, правления творческих союзов и др.) чувствовали над собой контроль сверху.

Этот контроль осуществляло первое лицо в партийной иерархии, которому без оговорок, как правило, подчинялись его «соратники» по Политбюро и Секретариату ЦК КПСС (ВКПб). Поэтому дозволенность руководящих и контролировавших органов в Центре и на Периферии могла доходить до определенных пределов, переступать которые было рискованно. У них было ярко выраженное чувство боязни повредить собственному карьерному восхождению на более высокий властный пост, на который его продвигала система.

На страже охраны советско-партийной системы и ее интересов стояла правящая элита в лице мощного партийного и государственного аппарата, которая держала под своим контролем все структуры. В 70-х гг. ХХ столетия негативным явлением в СССР стала неподконтрольность значительного числа руководителей широким массам населения, поскольку они были под защитой системы (Политбюро, Секретариата ЦК КПСС, Совета Министров, широко используемого «телефонного права» и т. д.). Попытки реформирования этой системы Съездом народных депутатов и XIX Всесоюзной конференции КПСС были негативно встречены значительной частью правящей элиты и бюрократией. И даже после событий лета 1991 г., когда советской системе и был нанесен смертельный удар, они устояли и быстро приспособились к либерально-демократической власти.

Пришедшие к власти после распада СССР либерал-демократы «новой волны» попали в те же российские бюрократические сети, в которых оказалась советская власть. Бессистемность преобразований привела к системному кризису, а «под видом прощания с тоталитаризмом сокрушена была не советская — русская история. Русский народ — основатель и стержень российской государственности — был насильственно расчленен.

Нельзя назвать случайностью, что Конституция Российской Федерации, принятая в декабре 1993 г., предоставила Президенту России неограниченные полномочия (ими обладали только российские цари и императоры). Поэтому она создала реальные возможности для установления персональной и никем не контролируемой власти. Единственным ограничением остается срок полномочий, но и он при Конституции 1993 г. может быть под любым антиконституционным предлогом продлен.

Большим препятствием для подлинной демократизации российского общества был и остается культ личности правителя России, который в силу своей традиционности никогда не преодолевался. Устои российской самодержавной власти продолжают сохраняться благодаря своеобразному российскому менталитету, который не может существовать без сильной личности и личной персональной власти.

Отсюда можно сделать важный вывод о том, что на протяжении ХХ столетия сильной личности и личной персональной власти во многом содействовали бюрократический аппарат и средства массовой информации, верные и проверенные помощники правящей элиты и верховной власти. Оба эти инструмента потеряют свое всесилие только в условиях полной демократии и законности, сформировавшегося правового государства и гражданского общества, которые придут на смену волюнтаризму и деспотии. До тех пор пока законы будут рождаться в недрах аппаратных структур, будет существовать многовековая российская тоталитарная система власти, охраняемая и ограждаемая Конституцией РФ, подзаконными актами, СМИ и бюрократия будут преданно служить друг другу. Создатели законов (от бюрократов до депутатов) не пойдут на самоуничтожение, а сами депутаты будут продолжать быстро обюрокрачиваться.

Культ личности правителей России в силу своего традиционного характера никогда не преодолевался. Устои российской самодержавной власти продолжают сохраняться благодаря своеобразному российскому менталитету, бюрократическому аппарату, сакрализации личности правителя, охраняемой средствами массовой информации и верноподданнически настроенной интеллигенции. К сожалению, тоталитарный характер власти в СССР, а потом в Российской Федерации, сохраняется, поскольку при сломе советской системы либеральные демократы использовали сталинские методы — насилие и игнорирование интересов работающих и проживающих в стране граждан.

Трем российским правителям (киевскому великому князю Владимиру, Петру Великому и И. В. Сталину) удавалось модернизировать российскую цивилизацию, выводить ее на ведущие позиции в мире. Для этого им были необходимы последовательность, глубина замыслов и стремление к достижению поставленных целей, каковыми обладали великий князь киевский Владимир, Петр Великий и И. В. Сталин. Но при этом они не всегда учитывали цену преобразований. Екатерине Великой и Александру II удалось осуществить частичную модернизацию российской цивилизации.

При этом решаемые императорами проблемы модернизации имели различные цели, задачи и последствия. Петр I и Екатерина II во главу угла переустройства России ставили задачу укрепления могущества и авторитета империи. Но при этом они заботились прежде всего об укреплении собственной самодержавной власти и крепостного строя. В конечном итоге, слепо и бездумно продолжая их политику и практику управления страной, их последователи привели Россию не только к поражению в Крымской войне, но и к социально-экономической катастрофе.

В отличие от своих предшественников Александр II был близок к осуществлению системной эволюционной модернизации России, и если бы не его трагическая гибель, страна могла превратиться в одно из самых передовых и развитых в мире государств. И хотя для истории не типично сослагательное наклонение, но можно предположить другой путь развития страны. Если бы императоры Александр III и Николай II продолжили начатую отцом и дедом модернизацию страны, Россия могла бы избежать революций и контрреволюций в ХХ столетии и продолжала свое эволюционное прогрессивное развитие.

Современные правители России, используя предоставленную им Конституцией власть, пытаются придать экономике инновационный характер, общество сделать гражданским, правовым и демократическим. Тем самым они пытаются ликвидировать условия для формирования культа личности в России с авторитарной системой власти. Но при этом они не должны забывать уроков историко-культурного прошлого, помнить о человеке, во имя которого проводится экономическое и социально-политическое реформирование страны. Помнить, что именно человеческая жизнь обесценивалась и во время петровских преобразований, и в сталинский период построения основ социализма.
Источник: статья подготовлена на основе материалов из открытых источников.

Комментарии отключены.