Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Опубликовано в категории Исследования и История

Исследование: Расстрелянные генералы

12 июня 1937 г. советские центральные газеты сообщили о смертном приговоре участникам заговора военных. Известные военачальники, герои Гражданской войны маршал Михаил Тухачевский, командармы Иероним Уборевич, Иона Якир, Август Корк и другие командиры были названы шпионами и заговорщиками и расстреляны. «Дело Тухачевского» стало началом массовых репрессий в Красной армии в 1936–1938 гг., в ходе которых были арестованы десятки тысяч командиров, большинство были уничтожены или провели многие годы в заключении. Предпринятая ради борьбы с мифической «пятой колонной» чистка Красной армии обернулась ее деморализацией и падением боеготовности.

Прославленному маршалу Тухачевскому и его «подельникам» предъявили целый букет обвинений. Это и антисоветская деятельность (через участие в некой «троцкистской военной организации» и личную связь с опальным наркомвоенмором Львом Троцким), и подготовка терактов против руководителей компартии и правительства, и «насильственный захват власти в СССР», и «вооруженный захват Кремля». Апофеозом стало обвинение в сотрудничестве с немецкой и польской разведками в целях «военного поражения СССР от Германии и Польши».

Чистки командного состава Красной армии были и до 1937г. Первый председатель Реввоенсовета Лев Троцкий говорил, что армию невозможно строить без репрессий. В мае 1920г. по обвинению в заговоре против советской власти и убийстве комиссара был расстрелян командир сводного кавалерийского корпуса Борис Думенко. В феврале 1921г. был арестован бывший командующий 2-й конной армией, красный казак Филипп Миронов, в апреле его застрелил на прогулке тюремный часовой.

Число бывших царских офицеров, арестованных в ходе операции ОГПУ «Весна» (1930–1931 гг.), большинство которых служили в годы Гражданской войны в РККА, составило, по разным данным, от 5000 до 10 000 человек. Они стали жертвами классовой подозрительности и развернутой в конце 1920-х гг. кампании «спецеедства».

Доктор исторических наук, начальник историко-информационной службы Государственного Эрмитажа, автор книги «Заклятая дружба. Секретное сотрудничество СССР и Германии 1920–1930-х годов» Юлия Кантор

Что было истинной причиной суда в 1937 году над участниками советско-германского секретного сотрудничества? Зачем Сталину понадобились беспрецедентные репрессии в армии, резко снизившие ее боеготовность накануне войны? Были ли документы, дискредитирующие командный состав Красной армии, заброшены в Москву из Берлина? Существовал ли в действительности заговор в Наркомате обороны и как Гитлер и Геббельс отреагировали на расстрел маршала Тухачевского?

Об этом рассказала доктор исторических наук, начальник историко-информационной службы Государственного Эрмитажа, автор книги «Заклятая дружба. Секретное сотрудничество СССР и Германии 1920–1930-х годов» Юлия Кантор:

«Трагические события 1937 года были естественным порождением событий 1917 года, когда в России к власти насильственным образом пришла политическая сила, подменившая собой государство. В течение первых 20 лет советской власти постепенно формировалось государство нового типа, где идеология подменила собой мораль, а насилие — право.

После октябрьского переворота в 1917 году в России и поражения Германии в Первой мировой войне оба государства оказались париями в новой системе международных отношений, что и определило их военно-политическое сближение в начале 1920-х годов. Одним из первых дипломатических актов Советской России стал Рапалльский договор с Германией, заключенный в апреле 1922 года. По Версальскому мирному соглашению Германия не имела права иметь сильную армию (численность рейхсвера не могла превышать 100 тысяч человек) и развивать военную науку.

Как ни парадоксально, но в Красной армии к тому времени сложилась аналогичная ситуация: высококлассные военные кадры либо эмигрировали, либо погибли в Первой мировой и Гражданской войнах, а оставшимся военспецам из числа бывших царских офицеров большевики не доверяли. Все это обусловило дальнейшее секретное военно-техническое сотрудничество между обеими странами, при этом Германия сознательно нарушала свои обязательства по Версальскому миру.

В течение 1920-х — начала 1930-х годов на территории Советского Союза действовали три крупные советско-германские военные школы: летная в Липецке и танковая под Казанью, а также испытательный полигон отравляющих химических веществ под Саратовом. Вопреки распространенным у нас представлениям, это тесное сотрудничество, длившееся более 15 лет, принесло пользу не только Германии, но и СССР. За то время в Красной армии сформировалась небольшая, но высокопрофессиональная команда военных, в основном состоявшая из бывших царских офицеров. Именно на этих людей, имевших еще дореволюционное образование, участвовавших в Первой мировой и Гражданской войнах и отлично знающих иностранные языки, опиралась советская власть в контактах с германскими военными. Естественно, военное взаимодействие с немцами проходило под неусыпным контролем чекистов.

Любопытно, что после прихода к власти в Германии Гитлера это сотрудничество не прекратилось. Оно приняло другие формы, перейдя из военной сферы в экономическую, — СССР закупал у Германии технологии и оборудование, поставляя взамен природные ресурсы и продовольствие. Если в Советском Союзе в 1937-1938 годах в армейской элите были уничтожены почти все имевшие отношение к советско-германским военно-техническим контактам, то в гитлеровской Германии в руководстве вермахта остались все военные профессионалы, прекрасно знакомые с Красной армией и ее спецификой. Это усугубило трагедию 1941 года.

Когда в 1935 году в СССР активно обсуждалась новая военная доктрина, в Москве были вынуждены сделать окончательный выбор относительно продолжения дальнейшего сотрудничества с нацистской Германией. Наиболее компетентные из советских военных руководителей понимали неизбежность скорого столкновения (причем в той самой коалиции, которая сложилась в годы Второй мировой войны) и поэтому доказывали необходимость скорейшего перевооружения Красной армии, в то время как так называемые «конники» вроде Ворошилова и Буденного этому всячески противились».

Это интересно
Весной 1939 года в одном из номеров «Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев)» И.Д. Троцкий опубликовал сразу две статьи, которые вызвали не гнев, а просто ярость Сталина И.В. Статьи назывались «Гитлер и Сталин» и «Капитуляция Сталина». Троцкий, оказавшийся после Принцевых островов сначала во Франции, затем в Норвегии, а потом уже и в Мексике, сумел разглядеть начавшуюся крупную дипломатическую игру между СССР, Германией и западными демократиями. Каждый хотел обеспечить собственную безопасность за счет другого. Тогда еще далеко не всем было ясно, чем закончатся дипломатические маневры. Но Троцкий заявил, что «сближение Сталина и Гитлера весьма вероятно»: два диктатора хорошо поймут друг друга. Возможную сделку Сталина и Гитлера он считал большой опасностью для всех. «За последние три года Сталин, — писал главный редактор «Бюллетеня», — объявил всех соратников Ленина агентами Гитлера. Он истребил цвет командного состава, расстрелял, сместил, сослал около 30 000 офицеров, — все по тому же обвинению: все это агенты Гитлера или союзников Гитлера. Разрушив партию и обезглавив армию, Сталин открыто ставит ныне свою кандидатуру на роль… главного агента Гитлера.

«После XX съезда партии в 1956 году и реабилитации фигурантов дела о «заговоре военных» возникла потребность в понимании и объяснении мотивов Сталина, обезглавившего накануне войны все армейское руководство, а также разведку и контрразведку. Именно тогда получила широкое распространение ложная версия о том, что Сталина сознательно ввели в заблуждение немцы с помощью подброшенных через Чехословакию фальшивых документов, дискредитирующих советскую военную верхушку. Например, подобные намеки можно найти в мемуарах руководителя военной разведки Третьего рейха Вальтера Шелленберга.»

Вальтер Шелленберг

По воспоминаниям Шелленберга, в начале 1937 года через белогвардейского генерала Скоблина в руки шефа «полиции безопасности» III Рейха Гейдрихапопал ряд документов, раскрывающих существование в среде высших офицеров РККА оппозиции Сталину. Гейдрих решил прощупать возможные связи между генералитетами вермахта и РККА, несмотря на опасения руководителя разведывательного бюро при германском МИДе Курта Янке о возможности двойной игры со стороны Скоблина (было известно, что жена Скоблина певица Надежда Плевицкая поддерживает связи с ГПУ). Тем не менее, Гитлер решил не раскручивать связи вермахта и РККА в Германии, а передать документы в СССР, добавив несколько бумаг, которые должны были убедить Сталина, что между руководством вермахта и РККА существует сговор. Для большей достоверности были разыграны ночные налёты на архив вермахта и управление военной разведки. Доказательства существования контактов между вермахтом и РККА действительно были обнаружены, хотя и не имели серьёзного объёма. Таким образом бумаги Скоблина и документы, похищенные из архива вермахта, должны были убедить Сталина, что в РККА существует фашистский заговор, целью которого является переворот и уничтожение самого Сталина, вкупе с установлением прогерманского режима в Москве. Посредником для переговоров выступил президент Чехословакии Бенеш, собственноручно написавший письмо Сталину. В Москве отреагировали быстро, предложив работать напрямую через посольство в Берлине. К удивлению немцев, Сталин предложил заплатить за документы. Гейдрих запросил 3 млн золотом. В начале мая 1937 года спецпосланник из Москвы, заплатив потребованные Гейдрихом миллионы, вывез документы в СССР По данным советского разведчика Л. Треппера, эти документы были сфальсифицированы.
Источник: https://ru.wikipedia.org/

В ходе пересмотра уголовного дела о «военно-фашистском заговоре в РККА» во второй половине 1950-х годов советские следователи получили возможность допросить бывших руководителей германских вооруженных сил, которые очень подробно рассказали, каким образом они контактировали с Тухачевским и другими советскими военачальниками.

Йозеф Геббельс

В архивах ФРГ сохранились дневники и мемуары ключевых немецких участников советско-германского сотрудничества и дипломатов. Доказательств предательства советских военных, как и свидетельств фабрикации германскими спецслужбами документов, дискредитирующих советских военачальников в глазах Сталина, в военных архивах Германии и в архиве МИД ФРГ тоже не обнаружено. Напротив, в документах немецких военных рефреном звучит недоверие к истинным причинам процесса 1937 года и недоумение, почему Сталин «убрал» военную верхушку. Так что версия о «немецком следе» в «деле военных» не выдерживает критики.
За следствием и судом очень внимательно следили в Германии. В дневниках Геббельса за этот период упоминается «бойня в Москве», учиненная «больным советским руководством». По его словам, Гитлер, узнав о «военно-фашистском заговоре» в Красной армии, «смеялся до слез» и сказал напоследок, что теперь «мы должны быть готовы». Сохранившиеся в архивах документы вермахта лета 1937 года недвусмысленно отражают восторг немецких генералов, полагавших, что отныне с Советским Союзом и Красной армией можно не считаться как с военной силой.

Вот что писал германский военный журнал через две недели после расстрела Тухачевского: «Начиная с 1929 года Красная армия под руководством Тухачевского окончательно осуществила переход к реорганизации по западноевропейскому образцу (…) Исчезли с высоких постов все герои гражданской войны и прочие невежды, которых заменили высококлассные специалисты (…) После приказа Сталина о расстреле восьми лучших командиров Красной армии высшие посты военного командования опять заняты надежными героями Гражданской войны и невеждами, а военная квалификация принесена в жертву безопасности советской системы».

Михаил Тухачевский

Гибелью Тухачевского и других военачальников «чистки» в Красной армии не ограничились. Если в 1937 году репрессии коснулись в основном высшего командного состава, то в 1938-м сталинский террор затронул военнослужащих различных воинских званий во всех военных округах.

Армия была не просто обезглавлена, но и деморализована. В военной среде сложился чудовищный психологический климат. Военные перестали понимать, кому теперь можно доверять, если твой непосредственный командир и воинский начальник может запросто оказаться врагом и шпионом.

 

 

«В большинстве частей корпуса в связи с арестами ослабла дисциплина и вся служба личного состава демагоги подняли голову и пытались терроризировать требовательных командиров», – писал впоследствии маршал Георгий Жуков.

Армия теряла управляемость и боеспособность. Вот что говорит беспристрастная статистика: за 1937-1938 годы были:
— сменены все (кроме Буденного) командующие войсками округов, а также все их заместители и начальники штабов округов,
— 88% командиров корпусов,
— 98% командиров дивизий и бригад,
— 79% командиров полков,
— 87% командиров батальонов и дивизионов,
— 100% состава облвоенкомов.
На сборах командиров полков, проведенных летом 1940 года, из 225 человек лишь 25 были выпускниками военных училищ, остальные 200 окончили курсы младших лейтенантов.

По подсчетам современных историков, потери в руководящем составе Красной армии за 1937-1939 годы намного превышали его потери за годы Великой Отечественной войны.

Волкогонов Дмитрий Антонович

Советский и российский военный историк, доктор исторических наук, генерал-полковник Дмитрий Волкогонов, долгое время проработавший в архивах, в том числе в закрытых, утверждал, что под каток репрессий в РККА попало около 40 тысяч представителей командного и начальствующего состава.

Военный историк Олег Сувениров, сотрудник Института военной истории Минобороны РФ, подсчитал количество репрессированных непосредственно по высшему комсоставу РККА, то есть от уровня комбрига до уровня маршала. Из 767 высших командиров были расстреляны 412, еще 29 умерли в заключении. Только 59 человек вернулись из лагерей и тюрем живыми. Так, например, из 62 командиров корпусов было расстреляно 58, из 201 командира дивизии – 122. Всего репрессировали 65% высшего комсостава. По факту армия была обезглавлена.

Ульрих Василий

Фигурантов дела о «заговоре военных» расстреляли через 40 минут после окончания суда в ночь на 12 июня 1937 года. Специальное судебное присутствие Верховного Суда, которое вынесло приговор Тухачевскому, состояло только из одного судьи – Василия Ульриха. Кроме Ульириха в составе присутствия было восемь «строевых» военных. Пятеро из них, в том числе маршал Блюхер, командармы Алкснис и Каширин, будут сами репрессированы через год. Один из создателей советских ВВС Яков Алкснис и начальник Управления боевой подготовки РККА Николай Каширин будут расстреляны, маршал Василий Блюхер умрет во время допроса. Согласно показаниям свидетелей, присутствовавших на казни Тухачевского, перед смерть маршал выкрикнул «Да здравствует Красная армия!».

 

За сутки до гибели маршал Тухачевский составил «План поражения» (так его назвали следователи) и адресовал его лично Сталину.
В этом документе он дал подробный и, как показали последующие события, очень точный прогноз развития военно-политической ситуации в Европе в ближайшие годы и направления возможного удара Германии против СССР в будущей войне. Сталин обратит на него внимание лишь в июне 1941 года — в самые первые страшные дни Великой Отечественной войны.
После расстрела Тухачевского и его соратников были свернуты инициированные ими исследования по развитию военной техники и новых видов вооружений. В ГУЛАГ отправили Туполева и Королева, в Ленинграде закрыли Реактивный институт, занимающийся производством реактивных двигателей. Именно по этой причине знаменитая система залпового огня БМ-13, более известная под названием «Катюша», поступила в войска не в 1939 году, а только летом 1941-го.

В беседе с писателем и военным корреспондентом Константином Симоновым маршал Александр Василевский рассказывал: «Что сказать о последствиях для армии тридцать седьмого – тридцать восьмого года? Вы говорите, что без тридцать седьмого года не было бы поражений сорок первого, а я скажу больше. Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы».

Генерал армии Александр Горбатов

Схожего мнения придерживался генерал армии Александр Горбатов. В своих мемуарах «Годы и войны» он писал: «Это, несомненно, была, по меньшей мере, одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто 1937-1938 годы, очистив армию от «изменников», увеличили ее мощь».
В 1957 году Тухачевского реабилитировали. Он прочно вошел в советский пантеон: его изображали как героя Гражданской войны, реформатора армии и крупного военного теоретика, в честь полководца называли улицы, его работы изучали в военных училищах. Даже недоброжелатели маршала отмечали – обвинения 1937 года были надуманными. Причины, по которым его репрессировали историки чаще всего объясняют огромной популярностью, которой Тухачевский пользовался в 1920-30-х годах в армии и военно-промышленной среде.

Он взял под опеку Сергея Королева, при его непосредственном участии создавался реактивный НИИ, занимавшийся разработкой ракетного оружия. Тухачевский занимал должности командующего Ленинградским военным округом, начальника вооружений РККА и заместителя наркома Ворошилова. При этом его авторитет был выше, чем у наркома.

«Все мы чувствовали, что главную, руководящую роль в наркомате обороны играет он», – вспоминал маршал Георгий Жуков.

Президент Общества изучения истории отечественных спецслужб, генерал-лейтенант ФСБ запаса Александр Зданович

Президент Общества изучения истории отечественных спецслужб, генерал-лейтенант ФСБ запаса Александр Зданович, в свою очередь, считает, что если «заговор» и был, то это был «заговор военных против Ворошилова», которые видели его слабую компетенцию, считали это опасным для страны в условиях надвигающееся большой войны и хотели сместить. Причем никакого организационного оформления «заговор» не получил – военные просто встречались и в частных беседах ругали Ворошилова.

Какой же логикой руководствовался Сталин, уничтожая в 1937 году военную элиту Советского Союза? Вся власть была сосредоточена в руках вождя, который считал потенциально опасным любого, кто думал свободно и самостоятельно (насколько это вообще было возможно в тогдашнем СССР). Тем более если это люди, умеющие профессионально пользоваться оружием. Тухачевский и другие фигуранты дела о «заговоре военных» были опасны тем, что иногда позволяли себе высказывать критические замечания — например, о состоянии дел в армии, оборонной промышленности и внешней политике. Увы, порочная традиция объявлять врагами и предателями людей, думающих не так, как «надо», пережила не только Сталина, но и Советский Союз.

P.S. Партийные и внутри дворцовые элитные интриги, отсутствие толерантности мнения, однополярность в принятии решений, отсутствие множества мнений, косность, преобладание личного над общественным, порождают некомпетентность и отсутствие профессионализма в малом, и ведет к катастрофам глобального масштаба. Власть, сконцентрированная в одних руках, неизбежно приводит ко вседозволенности одних и «гибели» неугодных. История полна страшных и ярких примеров. Наша задача извлекать уроки и делать правильные выводы.
Источник: статья подготовлена с использованием материалов сайтов https://lenta.ru/, https://tass.ru/, https://biography.wikireading.ru/