Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Возможно ли в России повторение 1917 года?

«Революция – это хаос с невидимым стержнем. Она может победить и никем не управляемая.»
А.И.Солженицын

В СССР тема Февральской революции была строго табуирована. По мнению Александра Солженицына, именно февральские события трагически изменили не только судьбу России, но и ход всемирной истории.

А.И. Солженицын считал работу по исследованию февральской революции делом всей своей жизни. В ней он видел первопричину родившейся затем системы советского тоталитаризма, надолго освободившей Россию от частной собственности, привычного экономического уклада. Россия хотела рывком преодолеть закономерные исторические этапы развития экономики, промышленного производства, развития институтов демократии и парламентаризма, свободы вероисповедания и права на собственное мнение. Россия в начале прошлого века в результате различных реформ только подошла к новым ступеням. Первая мировая война, эпидемия испанки, тифа, голод, лишения создали плодородную почву для волнений, которые затем привели к коллапсу внутри страны.
«Размышления над Февральской революцией, писавшиеся как часть романа «Красное колесо», Солженицын, после уговоров близких, сделал отдельной статьей. Она сегодня читается как антиреволюционный манифест. Почему написанные спустя 60 лет после Февральской революции слова и через сто лет после нее звучат с такой силой? Почему наше время наводит столь ясный фокус на события столетней давности и их анализ?

11 «февральских тезисов» от Солженицына

Тезис первый: В революции обычно побеждают не революционеры, а отсутствие сопротивления.
«Революция — это хаос с невидимым стержнем», писал Солженицын. А революционеры это часто всего лишь «кошка, выдающая себя за зверя».

Тезис второй: Царь не должен зацариться.
Правитель страны не должен быть слабым, неуверенным в себе, колеблющимся человеком с «крошечной волей», не понимающим масштаб происходящих в стране событий. А правящий класс не должен жить с внушенным ему сознанием мнимой неправоты и бессилия.
«Монархия – сильная система, но с монархом не слишком слабым».
«Быть христианином на троне – да, – но не до забвения деловых обязанностей, не до слепоты к идущему развалу».
«В русском языке есть такое слово зацариться. Значит: забыться, царствуя. Парады, ученья, парады любимого войска и цветочные киоски для императрицы на гвардейских смотрах – заслоняли Государю взгляд на страну».
«Когда речь идет о России, могли бы и смолкнуть семейные чувства».

Тезис третий: Возле правителя должна быть талантливая и преданная команда.
Элита не должна быть непригодной – косной, безнравственной, неумной, вялой, самообольщенной, растерянной, нежертвенной и склонной к измене (в том числе и к измене присяге).
Но «Николай II не имел таланта угадывать верных».

Тезис четвертый: Необходимо управлять информацией.
Правитель не должен позволять себе терять знания о ключевых о событиях. Телеграмму о верности государю Николаю II Хана Нахичеванского «Прошу не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии» генерал Николай Рузский положил себе в карман и не передал царю. Увидь ее царь, он мог бы и не согласиться на отречение от трона.

Тезис пятый: Власть не должна быть морально расшатанной и податливой.
В аппарате государства не должно быть невольно-добровольных агентов радикализма.
Строй не должен оставаться идейно обезоруженным. Нужны сильные мысли в защиту строя. А тот, кто их рождает и произносит, не должен находиться в безвестности и маргинальном положении.
«Немое большинство – девять десятых… не было пронизано либерально-радикальным Полем».

Тезис шестой: Интеллигенция не должна позволять себе забывать об интересах национального бытия.
К 1917 году национальное сознание, по словам Солженицына, было «отброшено интеллигенцией» и «обронено верхами».
Между тем интеллигентские понятия не должны заменять понятия государственные. В 1917 году они их заменили.
Главной причиной революции Солженицын считает вековую дуэль общества и власти, либерально-радикальной интеллигенции и государства.
«Идеология интеллигенции слизнула своего государственного врага – но в самые же часы победы была подрезана идеологией советской, – и так оба вековых дуэлянта рухнули почти одновременно».

Тезис седьмой: Должны быть пресечены все удары террора.
Власть должна противостоять давлению насмешек и презрения в адрес существующего порядка со стороны либерально-радикального поля. Иначе это, пишет Солженицын, «размягчает к сдаче».

Тезис восьмой: Нужна гражданская смелость сопротивления революции.
«В Петрограде можно было кликнуть военные училища,… и они могли бы решить дело». Но великому князю Михаилу, которому по праву переходил трон, не хватило гражданской смелости.
Как считал Солженицын, у правителей произошел «… сдвиг зрения: из-за бушующей петроградской толпишки они не видели… нетронутого массива России».

Тезис девятый: Не надо начинать непонятных войн.
Россия была «брошена в войну без сознания новизны этого века и… состояния самой себя», пишет Солженицын. Все здоровые силы нации, по его словам, «были брошены не в ту сторону, создалось неестественное распределение человеческих масс и энергий, – ослаб государственный механизм».
Но при этом, по мнению Солженицына, «не сама по себе война определила революцию», но «издавний страстный конфликт общества и власти, на который война наложилась».

Тезис десятый: Не должно быть сословных обид и унижений.
Все необходимые реформы должны были пройти эффективно и вовремя, а не упираться в дремоту наследственного привилегированного класса, которого покинуло «государственное сознание». Правящий класс не должен был терять чувство долга.
«Если бы крестьянство… к войне уже было бы общественно-равноправно, экономически устроено и не таило бы сословных унижений и обид – петроградский бунт мог бы ограничиться столичными эпизодами».

Тезис одиннадцатый: Народ не должен забывать Бога. Нужна сильная и авторитетная Церковь.
Сильная авторитетная церковь, умеющая создать «духовное поле», противоположное либерально-радикальному, могла бы оказать сопротивление революционному разложению. Но неустроенное послекрепостное крестьянство морально падало и было готово к грабежу. А Церковь «была слаба и высмеяна обществом». Множились отступники от веры, хулиганы нападали на богомольцев еще до революции.

Тезисы Солженицына подтверждают мнение многих современных аналитиков, что управлять Россией требуется сильной и жесткой рукой. Народ нуждается в авторитетном лидере, которому доверяет, нуждается в вере в свое Отечество. В противном случае, существующие социальное расслоение, неравномерное распределение ресурсов, закономерно порождают требования перемен, а как следует из истории России, перемены в ней происходят не поступательно и щадяще для экономического и политического устройств страны, а подобно цунами сметают все на своем пути. И далеко не всегда «новый мир», созданный в результате разрушения старого, всех устраивает. Начинается новый виток назревания недовольства.

Современное состояние общества ассоциируется со смутным временем 1917 года. Обостренное чувство несправедливости на фоне низких зарплат и падения доходов населения усугубляется текущей пандемией и ее последствиями. Экономики и бюджеты сжимаются. Факты, вскрывающиеся в сфере коррупции порой не только удивляют своими масштабами, но и географией распространения. Кажется, что на карте России не осталось места, где не злоупотребляют своим положением даже самые незначительные чиновники.

Управляемый хаос революции

Революции не проходят стихийно и бессмысленно. У каждой из них есть свои координаторы, кураторы, меценаты и единомышленники. Задача единомышленников Александра Керенского сто лет назад, заключалась в уничтожении монархического строя, наведение хаоса, переформатировании власти, ослаблении Российской империи. Руками февралистов-либералов в России был осуществлен государственный переворот, с целью уничтожения своего векового конкурента – Российской империи. В этом ему всецело помогали великие князья, депутаты, министры и друзья из-за океана и Европы. Но что-то пошло не так. На посту главы Временного правительства Керенский, предпринял ряд мер направленных на стабилизацию политической ситуации, укреплению государственной власти, однако остановить волну глобального кризиса в России ему не удалось. Керенский справился лишь с первой половиной своей миссии: монархию он уничтожил, двуглавый орел Российской империи пал. Разрушив вековой строй, традиции, уклад, экономические связи, разрушив российские скрепы, он, к великому сожалению, не сумел справиться с обычными бытовыми проблемами страны.

Керенский А.Ф. Фото: историческая-самара.рф

Получив великолепное образование, Керенский был не только красив и молод, он был отличным оратором с амбициями лидера. Ему удалось сплотить вокруг себе единомышленников. Без интернета, Тик-тока и социальных сетей, он собирал огромные аудитории молодежи, обездоленных и обиженных.

На пике свой карьеры, благодаря «остросоциальной» повестке Александр Керенский становится «голосом» всех либералов, чье большинство составляют молодые люди. Его внешний образ соответствует моменту: тут и модная прическа «бобрик», и яркая харизматичная внешность, и строгий военный френч.

«Тернист путь Керенского, но автомобиль его увит розами. Женщины бросают ему ландыши и ветки сирени, другие берут эти цветы из его рук и делят между собою как талисманы и амулеты. <…> Его несут на руках. И я сам видел, как юноша с восторженными глазами молитвенно тянулся к рукаву его платья, чтобы только прикоснуться. Так тянутся к источнику жизни и света! <…> Керенский — это символ правды, это залог успеха; Керенский — это тот маяк, тот светоч, к которому тянутся руки выбившихся из сил пловцов, и от его огня, от его слов и призывов получают приток новых и новых сил для тяжёлой борьбы.»

Это интересно
Александр Фёдорович Керенский родился в Симбирске в мае 1881 года. Его отец, директор Симбирской гимназии, был дружен с директором Симбирских училищ Ильей Николаевичем Ульяновым — отцом Владимира Ильича Ульянова-Ленина. В 1889 году отца Керенского отправили в Туркестанский край на должность главного инспектора училищ. В Ташкенте Александр Керенский окончил гимназию с золотой медалью и выехал в Санкт-Петербург для того чтобы поступить на юридический факультет университета.

После окончания университета Керенский начал адвокатскую карьеру, выказав особый интерес к политическим судебным процессам.  Молодой юрист стремительно продвигался по карьерной лестнице, и вскоре его избрали депутатом IV Государственной думы, где он выступал на стороне партии эсеров.

В ходе Февральской революции 1917 года Керенский был в составе её ведущих лидеров. Он лично руководил арестами царских чиновников и министров. К его личной заслуге нередко относят и отречение Николая II и его брата Михаила Александровича от престола. На одном из февральских заседаний Государственной думы он заявил: «Исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то ни стало».

Керенский активно пропагандировал идеи объединения народнических течений и партий России, считал, что «спасение государства возможно только объединенными силами всего народа», и что революция для этого — единственный метод и средство. 21 июля 1917 года (8 по старому стилю) Александр Керенский стал главой Временного правительства.

Первоначально он опирался на консервативно настроенных офицеров и назначил главнокомандующим генерала Корнилова. Но когда в августе 1917 года тот вознамерился установить свой порядок в Петрограде, Керенский призвал на борьбу с генералом большевиков. Союз с большевиками не принёс Керенскому больших выгод. В ходе Октябрьского переворота 1917 года большевики штурмом взяли Зимний дворец и арестовали Временное правительство. Керенскому пришлось бежать в автомобиле, выделенном для него американским послом. Расхожую легенду о том, что он якобы покинул Зимний дворец в женском платье и в таком виде пересёк границу, Керенский яростно опровергал до конца жизни.

За границей (первоначально отправившись в Лондон, затем он осел в Париже) отношения с другими эмигрантами у него не заладились. Большинство бывших соотечественников считали его виновным в падении великой империи и в том, что он «заболтал» революцию и похоронил демократические идеалы. После Октябрьской революции 1917 года он эмигрировал из страны. Фигура Керенского занимает в истории особое место, и оценки часто противоречивы.

В 1917 году на февральском заседании Госдумы он заявил: «… исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то ни стало».

Русский философ Фёдор Степун отмечал, что «линия Керенского» в 1917 году была «единственно правильной» и вина его «не в том, что он вел Россию по неправильному пути, а в том, что он недостаточно энергично вёл её по правильному».

Революционный уроборос

Керенский, опасаясь переворота справа, просмотрел угрозу слева, большую роль сыграли провокации депутата Львова, который сталкивал Керенского с Корниловым. В итоге, вступив в союз с левыми, Керенский своими руками восстановил разрушенную структуру большевиков, выпустил из тюрем тех, кого сам недавно арестовывал, и раздал оружие, практически создав большевистские боевые отряды. Политика Керенского привела к власти крайне радикальных элементов во главе с Лениным и Троцким. «В белых перчатках революцию не делают», «Ответим на белый террор, красным террором» — эти афоризмы отражали суть нового строя, в котором Керенский стал лишь винтиком в часовом механизме истории. Князья и толстосумы поняли слишком поздно, что они в феврале своими руками взвели часовой механизм своей же гибели.

«Земля крестьянам, заводы рабочим» — такой расклад не входил в планы вдохновителей февральской революции. Но было уже поздно. Опозоренные, ограбленные и униженные они спасались бегством, подальше из той страны, которую разорили собственными руками. Февральская революция обрекла Россию на долгие годы забвения, сломала ритм естественного развития, породила «призрак коммунизма».

Навальный VS Керенский

Сегодняшнее время нестабильное и турбулентное. Митинги, стычки с полицией, кровавые снимки на обложках мировых таблоидов, призывы к молодежи, задержания, аресты, баррикады. Как будто не было ста лет. Вместо Александра Керенского — Алексей Навальный.

У Навального за плечами аналогичное юридическое образование, опыт политической борьбы, аресты, отбывание сроков, лечение в эмиграции, рост популярности в стране, помощь Запада и российских внутренних элит, борьба с казнокрадством, авторитарным правлением, современным самодержавием. Оба политика, по сути, являются популистами. Керенский производил фурор, благодаря пылким речам и ярким эмоциям. Не отстал от него в этом и современник Навальный.

Алексей Навальный воздействует на публику острыми для любого человека вопросами и проблемами. Политическую повестку он полностью проецирует на жизнь своих слушателей.
Между Керенским и Навальным почти столетие, однако темы, которые они поднимают, одинаковые: коррупционные скандалы, дискредитация власти и требования реформ. Оба политика осуждают милитаризм и позицию власти по данному вопросу.

Политическая повестка понятна. На кону будущие выборы в Государственную Думу, транзит власти и целостность страны. Методы также стары как мир. Главными сторонниками Алексея Навального являются молодые люди. На его оппозиционных мероприятиях очень часть можно увидеть много молодежи, да и для своего пиара он использует в основном социальные сети и интернет-ресурсы (ориентация на более молодое и прогрессивное поколение ). Многие блогеры даже делают громкие заявления, что Навальный «Вернул молодежи интерес к политике».

Мода на популизм как упрощение политики

Популизм сегодня – это нечто большее, чем просто социальное движение, и он довольно разнообразен. На самом деле это не просто идея, а целое политическое движение, которое имеет сильные корни. Популизм определяет демократию только в рамках выборов, не рассматривая ее в полном контексте, включая полную свободу прессы. В популизме существует разделение на хороших людей и плохих.

«Популисты считают, что они имеют право говорить о том, что общество в принципе состоит не только из друзей, но и из врагов, с которыми надо бороться»

Это политическое движение требует, чтобы демократия дала людям какую-то власть, говорит Пьер Розанваллон, заведующий кафедрой новой и новейшей политической истории в Коллеж де Франс, автор книги «Время популизма», профессор Колумбийского университета. Он добавил, что обществом правят не только интересы, но и эмоции: например, в США людям важны эмоциональные аспекты популизма Трампа. Важное место в популизме занимает лидер. Он должен представлять людей и народ, но эта концепция непроста. Популистскому лидеру, например, не нужен парламент, он сам по себе. Сейчас активно наблюдается эволюция политического режима: мы видим голосование и выборы, которые нужны для того, чтобы лидер оставался как можно дольше у должности правителя, говорит Пьер Розанваллон. Неограниченная власть – тоже один из элементов популизма, добавил эксперт. По мнению Пьера Розанваллона, мы больше не сможем вернуться к старой политической системе, но все, же должны переосмыслить политику, изменить демократию.

Как известно, история циклична, события и провоцирующие эти события личности появляются с завидным постоянством, вопрос, насколько современное общество готово следовать за ними, как далеко готово пойти и чем готово пожертвовать ради счастливого будущего.

Автор: Александр Тонин

Поделиться в сетях: