Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Раздача денег населению. Часть 2: В России людей пытаются спасти от голода

В министерстве экономического развития РФ не раз подчеркивали, что ограничительные меры в связи с распространением коронавируса COVID-19 должны применяться таким образом, чтобы соблюсти баланс между спасением жизней людей и недопущением экономического упадка. Ведь экономический спад всегда связан с безработицей, снижением уровня доходов, а с ними приходят голод, нищета, болезни, смерти.

Россияне оказались один на один с проблемами, возникшими вследствие остановки отдельных отраслей экономики, таких как розничная торговля непродовольственными товарами, в том числе одеждой и обувью, ресторанный, туристический бизнес, спорт, образовательные услуги, ремонт бытовой техники и другие.
Почти полностью на месяц закрыта сфера услуг и предприятия малого и среднего бизнеса, занятость населения в которых составляет порядка 20% от общего числа трудоустроенных граждан. Ожидается общее падение доходов населения. Институт исследований ВЭБ.РФ спрогнозировал падение реальных доходов россиян на 17,5%, и можно с уверенностью утверждать, что это оптимистичный прогноз. Для выхода из кризиса понадобится время, чтобы наверстать упущенное, и этот процесс затянется надолго.

Задача года: как сохранить зарплату без работы?

Учитывая объективные экономические процессы, заявление президента России, озвученное 2 апреля, прозвучало весьма утопично для владельцев предприятий малого и среднего бизнеса.

«Мною принято решение продлить режим нерабочих дней до конца месяца, то есть по 30 апреля включительно, подчеркну, с сохранением за работниками их заработной платы», – заявил Владимир Путин.

Бюджетные организации, крупные государственные компании имеют возможности выплачивать зарплату сотрудникам в течение 2-3 месяцев, даже в условиях простоя. При этом многие крупные предприятия получили возможность работать и получать прибыль. Где-то работников перевели на дистанционную работу, где-то сохранили занятость, разрешив ездить на службу, введя для этого спецпропуска. Но у МСП нет такого запаса прочности и гибкости, как у государственных предприятий и крупных компаний.

20 марта, когда слухи о беспрецедентных мерах поддержки населения в США завладели умами россиян, глава Центробанка Эльвира Набиуллина высказала категоричное «нет» подобным мерам в России. Она объяснила, что у банковской системы и так предостаточно резервов, чтобы оказать поддержку населению и бизнесу. В том числе выдачей кредитов на зарплаты. При этом Набиуллина намекнула, что средства можно высвободить, снизив собственные дивиденды и премии топ-менеджерам.

С 8 апреля российские банки начали выдавать бизнесу беспроцентные кредиты на выплату зарплат сотрудникам. Однако поступившее вскоре сообщение о том, что налогом начнут облагать банковские вклады более 1 млн рублей и дивиденды с прибыли, привело к оттоку средств из банковской системы. При том, что американские и европейские регуляторы стараются увеличивать ликвидность банковской системы, обеспечивая выдачу кредитов юридическим и физическим лицам. Ликвидность российской банковской системы значительно снижается, что неизбежно усложняет работу кредитного сектора экономики. Об этом свидетельствуют массовые жалобы предпринимателей на то, что получить зарплатные кредиты оказалось слишком сложно.

Увольнения сотрудников и тенденции к критическому снижению покупательской способности продолжились. Тем более 8 апреля правительство РФ утвердило выплату пособия по безработице на уровне МРОТ в течение апреля, мая и июня для уволенных с 1 марта граждан (позже к ним предложили приравнять и мигрантов с временным разрешением на работу в стране). Естественно, что для многих работников малых предприятий получение пособия по безработице стало лучшим выходом, чем полная потеря заработка в связи с уходом в неоплачиваемый отпуск. Чтобы оценить всю трагичность такой ситуации, надо учитывать результаты множества социологических исследований, проведенных в прошлом и текущем годах, которые говорят о том, что около 60-70% российского населения вообще не имеют накоплений «на черный день». Государственная поддержка в данном случае буквально спасает людей от голода.

Однако и пособие по безработице оказалось получить проблематично, так как центры занятости не справились с наплывом безработных. То же можно сказать о выплатах на детей до 3-х лет в размере 5000 рублей, и иных мерах прямой поддержки. Бюрократическая машина годами настраивалась на всевозможные препоны на пути получения социальных гарантий. И до сих пор аппарат чиновников работает таким образом, чтобы как можно большее число граждан отказалось от идеи получать пособие. Однако сегодня такой подход противоречит актуальной социально-экономической политике государства. Ведь задача заключается в том, чтобы как можно большее количество людей получили живые деньги на определенных основаниях и естественным образом «влили» их в экономику страны. Причем эти вливания помогут именно тем отраслям, которые являются жизненно необходимыми для стабильной экономической системы.

«Вертолетные деньги»: инструкция по применению

В условиях возрастающей социальной напряженности начали звучать предложения о выделении населению живых денег для поддержания уровня доходов на докризисном уровне. О целевых выплатах заговорили независимые эксперты-экономисты, среди которых бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко, профессор экономики Сергей Гуриев, профессор ВШЭ Константин Сонин. По их мнению, на помощь населению государство должно выделить 8-10% ВВП. Гуриев считает, что каждому совершеннолетнему россиянину следует выплачивать по 20 000 рублей ежемесячно в период строгих ограничительных мер. Сонин оценивает поддержку в 10 000 рублей в апреле-мае, а также в период выхода из кризиса в августе-сентябре.

Доклад экономистов «Коронакризис-2020» был опубликован 14 апреля, а уже 15 апреля президент анонсировал столь ожидаемые прямые выплаты наиболее пострадавшему от коронавируса COVID-19 бизнесу на счет зарплатного фонда. Выплаты составят 12130 рублей на одного сотрудника в месяц. Условие — сохранение занятости на 90% от штатной численности на 1 апреля. Выплаты за апрель сотрудники получат только в мае, а за май — в июне. К сожалению, многие малые предприятия уже успели подписать заявления об увольнении сотрудников, к тому же не все отрасли бизнеса оказались в списке пострадавших.

В комментарии «Независимой газете» старший аналитик аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова отмечает: «Проблема в том, что при таких мерах «искусственного дыхания» экономика сможет прожить какое-то время – пару недель, но вряд ли больше. Потом и это перестанет работать, потому что в системе не будет главного – потребителя».

Бодрова подчеркивает, что необходимо просчитывать, как бизнес будет выходить из кризиса после отмены самоизоляции: «И вот здесь потребуются большие финансовые и законодательные усилия власти: это может быть и 3% ВВП, и 5% ВВП – все зависит от целей и готовности правительства быстро поставить систему на ноги».

По оценке министерства экономического развития РФ общий объем вливаний в экономику в рамках поддержки на фоне пандемии коронавируса COVID-19 превысит 2 трлн рублей, что соответствует 1,8% ВВП.

Почему Россия не может позволить себе больших трат?

Дональд Трамп, обладая опытом управления бизнесом, с самого начала просчитал издержки экономики на фоне пандемического кризиса. США оперативно приняли адекватные сложившейся ситуации меры. В какой-то степени стране повезло, что у руля оказался предприниматель. Средства на поддержку бизнеса были выделены молниеносно. В России же к мысли о неотвратимости вливания в экономику живых денег приходят медленно и, к сожалению, настолько запоздало, что принятые меры уже не смогут спасти экономическую систему от глубокого кризиса в ближайшие месяцы, а выход из него может затянуться на годы.

К тому же даже при большом желании руководства страны, в России сценарий, по которому осуществляется экономическая поддержка в США, невозможен.

В США большая часть бюджетных вливаний в экономику на фоне кризиса ведет к поддержанию спроса, который оказался под ударом. Это поможет быстрее преодолеть период рецессии и выйти на докризисные уровни прироста ВВП, а впоследствии еще и увеличить темпы роста экономики. При этом США является примером стабильной экономической системы с привлекательным инвестиционным климатом и сильной валютой. При вливании большого количества денег на внутренний рынок США значительной инфляции не произойдет. Для экономики России с ее слабой национальной валютой ничем не обеспеченные вливания денежных средств неминуемо обернутся инфляционным всплеском и еще большей экономической рецессией в будущем.

Россия относится к странам с экономикой торгово-индустриального типа развития, для которого характерна ориентированность на экспорт и государственный сектор. В течение нескольких лет минфин с помощью специфического бюджетного правила накапливал резервные средства и не позволял рублю слишком сильно укрепляться. Для этого сверхдоходы от продажи нефтегазовых ресурсов при высокой экспортной цене на них направлялись не в экономику, а в Фонд национального благосостояния. Это приводило к увеличению экспорта, росту производства, обеспечивающего экспорт, и накоплению резервных средств. Сегодня, когда нефть падала в цене ниже 20 долларов за баррель, использование средств ФНБ и доходов от продажи национальной валюты на открытом рынке позволяют выполнять бюджетные обязательства и не дают рублю чрезмерно ослабнуть. В целом государство способно поддержать в настоящей ситуации малообеспеченные слои населения, потерявших работу граждан, обеспечить налоговые и кредитные каникулы, а также отсрочки по оплате коммунальных услуг.

Сторонники спонсирования населения из средств ФНБ настаивают на том, что необходимо скорректировать бюджетное правило и направлять средства ФНБ не только на компенсацию выпадающих нефтегазовых доходов, но и на другие цели, в том числе для поддержки экономического спроса. Есть и противники такой финансовой политики, которые указывают на то, что средства ФНБ конечны и исчерпаются тем быстрее, чем больше будет их потрачено на внебюджетные расходы. Большинство экономистов сходятся во мнении, что раздачи денег населению или снижения ставок по кредитам в ближайшем будущем ожидать не стоит.

24 апреля на пресс-конференции Эльвира Набиуллина отметила, что «вертолетные деньги» на данный момент не использует ни одно государство:

«Даже если представить, что мы, как Центральный банк, напечатаем деньги и раздадим их по нулевой ставке, к чему это приведет? Я напомню девяностые годы. Это приведет к взрыву инфляции, и людям, которые получат эти денежные знаки, будет на них тяжело что-то купить, потому что все эти выплаты будут обесценены ростом цен, и это неизбежно в такой ситуации. Наша задача — сохранить сбережения, сохранить зарплаты, сохранить покупательную способность».

Активная поддержка населения со стороны государства в период пандемии такого опасного заболевания, как коронавирус COVID-19, является не только желательной, но и необходимой. Потому что люди, получившие своевременные и достаточные денежные выплаты, способны эффективно самоизолироваться и таким образом в тысячи раз снизить вероятность массового заражения вирусом.

Если сегодня, не откладывая, государство выполнит все взятые на себя социальные обязательства, есть шанс не только быстро и качественно преодолеть эпидемию опасного заболевания, но и в самые короткие сроки выйти из состояния экономического спада и даже добиться повышения темпов роста экономики. Ведь за спадом всегда начинается период роста. Важно только вовремя остановить падение. Вот почему россияне с таким нетерпением ждут решительных действий от руководства страны.

Автор: Мария Климова

Источник: статья подготовлена с использованием материалов сайтов: https://www.mk.ru, https://www.rbc.ru, https://www.youtube.com/channel/UCsbavnczRNUcGlSUoOrSImQ (Александр Полиди), http://www.ng.ru, https://vc.ru/

Комментарии отключены.