Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Опубликовано в категории История и Социальная сфера

Аналитика: Пути обустройства России. Часть вторая

Еще в начале 1974 года американский журнал «Saturday Review» попросил А. Д. Сахарова изложить свой прогноз на положение в мире, — каким оно может стать через 50 лет, т. е. в 2024 году. Свой очерк на эту тему «Мир через полвека» Сахаров написал в мае 1974 года, и он тогда же был опубликован в переводе на английский. В 1976 году этот же очерк был включен в сборник произведений Сахарова «О стране и мире», который Валерий Чалидзе издал в Нью-Йорке. В 1989-1990 гг. очерк Сахарова несколько раз публиковался и в СССР.
Одно из предсказаний академика Сахарова — создание не только всемирной телефонной и видеотелефонной, но также всемирной информационной связи — осуществляется даже быстрее, чем он думал, благодаря персональным компьютерам и Интернету. Сахаров предполагал, что для создания всемирной информационной системы 50 лет недостаточно, но она начала создаваться уже в 80-е годы. Но другие предсказания Сахарова — разделение всей Земли на «Рабочую территорию» в 30 миллионов квадратных километров и «Заповедную территорию» в 80 миллионов квадратных километров, создание сверхгородов с многоэтажными домами-горами, с искусственным климатом и искусственным комфортом, с гигантскими автоматическими и полуавтоматическими заводами, с благополучными и чистыми пригородами со сверхинтенсивным сельским хозяйством, с «летающими городами» на искусственных спутниках, а также с подземными городами, предназначенными для сна, развлечений, для обслуживания подземного транспорта и добычи полезных ископаемых и т. п. — все это, кажется, никто не готовится осуществлять. Не происходит пока и превращения ООН и ЮНЕСКО в какое-то мировое правительство, озабоченное лишь общечеловеческими целями, о создании которого мечтал Сахаров.

«Статья «Мир через полвека» написана мною весной 1974 года по заказу американского журнала «Saturday Review», — пишет А.Д. Сахаров — Временная грань (2024 г.) носит условный характер – просто я дал себе волю свободно поразмышлять о желаемом будущем, быть может, на самом деле более отдаленном по времени».

«Сильные и противоречивые чувства охватывают каждого, кто задумывается о будущем мира через 50 лет, – о том будущем, в котором будут жить наши внуки и правнуки. Эти чувства – удрученность и ужас перед клубком трагических опасностей и трудностей безмерно сложного будущего человечества, но одновременно надежда на силу разума и человечности в душах миллиардов людей, которая только одна может противостоять надвигающемуся хаосу. Это также восхищение и живейшая заинтересованность, вызываемые многосторонним и неудержимым научно-техническим прогрессом современности.»

Сахаров А.Д. Фото картинки яндекс

«Я предполагаю постепенное (далеко не завершенное к 2024 г.) выделение из перенаселенного, плохо приспособленного для жизни людей и сохранения природы индустриального мира двух типов территорий. Назову их условно: «Рабочая территория» (РТ) и «Заповедная территория» (ЗТ). Большая по площади «Заповедная территория» предназначена для поддержания природного равновесия на Земле, для отдыха людей и активного восстановления равновесия в самом человеке. На «Рабочей территории» (меньшей по площади и с гораздо большей средней плотностью населения) люди проводят большую часть своего времени, ведется интенсивное сельское хозяйство, природа полностью преобразована для практических нужд, сосредоточена вся промышленность с гигантскими автоматическими и полуавтоматическими заводами, почти все люди живут в «сверхгородах», в центральной части которых многоэтажные дома-горы с обстановкой искусственного комфорта – искусственного климата, освещения, автоматизированных кухонь, топографических стен-пейзажей и т. п. Однако большую часть этих городов составляют пригороды, растянувшиеся на десятки километров. Я рисую себе эти пригороды будущего по образцу наиболее благополучных сейчас стран – застроенными семейными домиками-коттеджами с садиками, огородиками, детскими учреждениями, спортплощадками, купальными бассейнами, со всеми предприятиями быта и современным городским комфортом, с бесшумным и удобным общественным транспортом, с чистым воздухом, с кустарным и художественным производством, со свободной и разнообразной культурной жизнью.

Техника XX века. Фото autogear.ru

Одним из первых этапов этого прогресса представляется создание единой всемирной телефонной и видеотелефонной системы связи. В перспективе, быть может, поздней, чем через 50 лет, я предполагаю создание всемирной информационной системы (ВИС), которая и сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, когда-либо и где-либо опубликованной, содержание любой статьи, получение любой справки. ВИС должна включать индивидуальные миниатюрные запросные приемники-передатчики, диспетчерские пункты, управляющие потоками информации, каналы связи, включающие тысячи искусственных спутников связи, кабельные и лазерные линии. Даже частичное осуществление ВИС окажет глубокое воздействие на жизнь каждого человека, на его досуг, на его интеллектуальное и художественное развитие. В отличие от телевизора, который является главным источником информации многих из наших современников, ВИС будет предоставлять каждому максимальную свободу в выборе информации и требовать индивидуальной активности.

Очки дополненной реальности XXI века

Но поистине историческая роль ВИС будет в том, что окончательно исчезнут все барьеры обмена информацией между странами и людьми. Полная доступность информации, в особенности распространенная на произведения искусства, несет в себе опасность их обесценивания. Но я верю, что это противоречие будет как-то преодолено. Искусство и его восприятие всегда настолько индивидуальны, что ценность личного общения с произведением и артистом сохранится. Также сохранит свое значение книга, личная библиотека – именно потому, что они несут в себе результат личного индивидуального выбора, и в силу их красоты и традиционности в хорошем смысле этого слова. Общение с искусством и с книгой навсегда останется праздником.

Неизбежность прогресса.
Мне кажется неизбежным продолжение и развитие основных существующих сейчас тенденций научно-технического прогресса. Я не считаю это трагичным по своим последствиям, несмотря на то что мне не совсем чужды опасения тех мыслителей, которые придерживаются противоположной точки зрения.
Рост населения, истощение природных ресурсов – это все такие факторы, которые делают абсолютно невозможным возвращение человечества к так называемой «здоровой» жизни прошлого (на самом деле очень тяжелой, часто жестокой и безрадостной) – даже если бы человечество этого захотело и могло осуществить в условиях конкуренции и всевозможных экономических и политических трудностей. Разные стороны научно-технического прогресса – урбанизация, индустриализация, машинизация и автоматизация, применение удобрений и ядохимикатов, рост культуры и возможностей досуга, прогресс медицины, улучшение питания, снижение смертности и продление жизни – теснейшим образом между собой связаны, и нет никакой возможности «отменить» какие-то направления прогресса, не разрушая всей цивилизации в целом. Только гибель цивилизации в огне всемирной термоядерной катастрофы, от голода, эпидемий, всеобщего разрушения – может обратить вспять прогресс, но надо быть безумцем, чтобы желать такого исхода.

Выбор будущего за нами. Фото golos.io

Сейчас в мире неблагополучно в самом прямом, самом грубом смысле слова, голод и преждевременная смерть непосредственно угрожают множеству людей. Поэтому сейчас первой задачей истинно человеческого прогресса является противостоять именно этим опасностям, и всякий другой подход явился бы непростительным снобизмом. При всем том я не склонен абсолютизировать одну только технико-материальную сторону прогресса. Я убежден, что «сверхзадачей» человеческих институтов, и в том числе прогресса, является не только уберечь всех родившихся людей от излишних страданий и преждевременной смерти, но и сохранить в человечестве все человеческое – радость непосредственного труда умными руками и умной головой, радость взаимопомощи и доброго общения с людьми и природой, радость познания и искусства. Но я не считаю непреодолимым противоречие между этими задачами. Уже сейчас граждане более развитых, индустриализованных стран имеют больше возможностей нормальной здоровой жизни, чем их современники в более отсталых и голодающих странах. И уж во всяком случае прогресс, спасающий людей от голода и болезней, не может противоречить сохранению начала активного добра, которое есть самое человечное в человеке.
Я верю, что человечество найдет разумное решение сложной задачи осуществления грандиозного, необходимого и неизбежного прогресса с сохранением человеческого в человеке и природного в природе.

Прочитав эту статью, Солженицын отозвался о ней, как об «опасной утопии».

«Кому нужна, — писал Солженицын, — эта призрачная сверх-страна без ощутимого прошлого, во всяком случае без нашего прошлого».

Но в том же 1974 году в «Письме вождям Советского Союза» Солженицын изложил и свое видение будущего, если не всего мира, то России. Он предлагал отказаться от военного и космического бюджета страны, а на сэкономленные деньги «растопить» и «растеплить» российский Северо-Восток. Сюда в северные и восточные районы России писатель предлагал перенести «центр государственного внимания, национальной деятельности, центр расселения и поисков молодых — с юга нашей страны и из Европы». «Построение более чем половины государства на новом свежем месте, — заявлял Солженицын, позволяет нам не повторять губительных ошибок XX века — с промышленностью, с дорогами, с городами». Города были особенно ненавистны писателю. В стране нужно строить лишь небольшие предприятия, но «с дробной и высокой технологией». И даже сельское хозяйство можно создавать на Севере («с большими затратами, конечно», — добавлял писатель). Любой экономист мог бы доказать крайне ограниченные возможности советского и российского Северо-Востока как центра расселения там российской молодежи.

«Вторая опасность — многосторонний тупик западной цивилизации, к которой и Россия давно избрала честь принадлежать, не так близка, еще в запасе есть два-три десятилетия, и тупик этот мы разделяем со всеми передовыми странами, даже у них заклинено грозней и хуже, чем у нас; и сохраняются надежды на новые научные лазейки и изобретения, оттягивающие расплату. И я не касался бы той опасности в этом письме, если бы решение обеих задач не совпадало бы во многом, если бы один и тот же поворот, единое решение не избавляло бы нас от обеих опасностей! Так благоприятно редко сходится в истории. Эти дары ее надо ценить, эти возможности не упускать».

Весь «бесконечный прогресс» оказался безумным напряженным нераcсчитанным рывком человечества в тупик. Жадная цивилизация «вечного прогресса» захлебнулась и находится при конце. И не «конвергенция» ждет нас с западным миром, но полное обновление и перестройка и Запада, и Востока, потому что оба в тупике.

«Прогресс» должен перестать считаться желанной характеристикой общества. «Бесконечность прогресса» есть бредовая мифология. Должна осуществляться не «экономика постоянного развития», но экономика постоянного уровня, стабильная. Экономический рост не только не нужен, но губителен. Надо ставить задачу не увеличения народных богатств, а лишь сохранения их. Надо срочно отказаться от современной технологии гигантизма и в промышленности, и в сельском хозяйстве, и в расселении (нынешние города раковые опухоли). Главная цель техники становится сейчас: устранить плачевные результаты предшествующей техники. «Третий мир», еще не ставший на гибельный путь западной цивилизации, может быть спасен лишь «раздробленной технологией», требующей не сокращения ручного труда, но увеличения его, техники самой простой и основанной только на местных материалах.

Фото Fromua.news

Эта бурность темпа последних лет и является самой опасной для человечества. Указанные группы ученых провели компьютерные расчеты по разным вариантам экономического развития и все варианты оказались безнадежны, предвещая катастрофическую гибель человечества между 2020 и 2070 годами, если оно не откажется от экономического прогресса. Во всех случаях в первых десятилетиях XXI века должна наступить массовая гибель населения: если не от остановки производства (конец ресурсов), то от избытка производства (гибель среды) во всех случаях…
Если человечество не откажется от экономического прогресса биосфера станет непригодной для жизни практически уже при ныне живущих. А чтобы человечество спасти технология должна быть перестроена к стабильной в ближайшие 20-30 лет, для этого перестройка должна начаться немедленно, сейчас.

Высшее богатство народов сейчас составляет земля. Земля как простор для расселения. Земля как объем биосферы. Земля как покров глубинных ресурсов. Земля как почва для плодородия.

Без догматической предвзятости вспомним Столыпина и отдадим ему должное.

В 1908г. в Государственной Думе он пророчески сказал: «Земля это залог нашей силы в будущем, земля это Россия».

И по поводу Амурской железной дороги: «Если мы будем продолжать спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками, а когда мы проснемся, может быть он окажется русским только по названию».

Не будем греть надежд и не будем подгонять того сотрясения, которое, может быть и зреет, может быть и произойдет в западных странах. Эти надежды могут так же обмануть, как и надежды на Китай в 40-х годах: если на Западе создадутся новые общественные системы, они могут оказаться к нам и жестче и недружелюбнее нынешних. И оставим арабов их судьбе, у них есть ислам, они разберутся сами. И оставим самой себе Южную Америку, ей никто не грозит внешним завоеванием. И оставим Африку самой узнать, каково начинать самостоятельный путь государственности и цивилизации, лишь пожелаем ей не повторить ошибок «непрерывного прогресса».

Полвека мы занимались: мировой революцией; расширением нашего влияния на Восточную Европу; на другие материки; преобразованием сельского хозяйства по идеологическим принципам; уничтожением пометных классов; искоренением христианской религии и нравственности; эффектной бесполезной космической гонкой; само собой – вооружением, себя и других, кто просит оружия; чем угодно, кроме развития и благовозделания главного богатства нашей страны Северо Востока. Но не предстоит нашему народу жить ни в Космосе, ни в Юго Восточной Азии, ни в Латинской Америке, а Сибирь и Север наша надежда и отстойник наш.

Дальний Восток. Фото Choiz.me

Это перенесение центра внимания и центра усилий конечно не будет иметь только один географический смысл: не только с внешних пространств на внутренние, но и с внешних задач на внутренние. Во всех смыслах: с внешнего на внутреннее. Этого требует от вас истинное, не показное состояние наших людей, наших семей, наших школ, нашего народа, нашего духа, нашего быта, нашего хозяйства. С конца, с хозяйства. Парадоксально, поверить нельзя: но при таких блестящих успехах во внешней политике, у такой военно-могучей великой державы такой тупик и даже безнадежность в экономике. Все, чего мы тут достигли, получено не уменьем, а числом, т.е., непомерными затратами людских сил и материалов. Все создаваемое обходится много дороже, чем оно стоит, но государство разрешает себе не считать расходов.

То, что географически будет называться освоением Северо Востока, хозяйственно построением стабильной экономики, во всех своих решаемых задачах градостроительных, транспортных, социальных, должно углубиться в задачи нравственные. Физическое и духовное здоровье народа должно стать целью и всего этого движения и каждого его этапа и каждой его стороны.

Построение более чем половины государства на новом свежем месте позволяет не повторить губительных ошибок XX века с промышленностью, с дорогами, с городами. Если не жечься куцыми
экономическими потребностями дня, а создавать для наших детей страну с чистым воздухом и чистыми водами, придется отказаться от многих видов промышленного производства с ядовитыми отходами. Скажут военная необходимость диктует? Но военных необходимостей у нас вдесятеро
меньше, чем мы делаем вид, чем мы напряженно и суетливо создаем сами себе, изобретая интересы в Атлантическом или Индийском океанах.

Дальний Восток. Фото Properm.ru

Примитивная верхоглядная экономическая теория, которая объявила, что только рабочий рождает ценности и не увидела вклада ни организаторов, ни инженеров, ни транспорта, ни аппарата сбыта. Она ошиблась, предсказывая, что пролетариат будет безгранично зажат, что он никогда ничего не добьется при буржуазной демократии, нам бы сейчас так накормить его, одеть и осыпать досугом, как он получил все это при капитализме! Она дала маху, что благополучие европейских стран держится на колониях, они только освободясь от колоний и стали совершать свои «экономические чудеса». Она прошиблась, что социалисты никогда не сумеют приходить к власти иначе, как вооруженным переворотом. Она просчиталась, будто эти перевороты начнутся с передовых промышленных стран как раз все наоборот. И как революции быстро охватят весь мир, и как будут быстро отмирать государства все сплошь заблуждения, все сплошь незнание человеческой природы.

Михаил Прохоров

Видение Михаила Прохорова на территориальное устройство России в корне отличается от мыслителей прошлого столетия. Оно креативно по сути и требует глубокого осмысления.
«В России давно назрела реформа укрупнения регионов на основе экономической целесообразности, но этот процесс долог и сложен. Существующий институт полпредства уже давно выполнил свою политическую задачу, и я предлагаю направить его на обслуживание экономической мобилизации — в первую очередь для обеспечения кооперации между территориями, что позволит придать новый смысл его существованию. Федеральные округа вовсе необязательно должны совпадать с границами субъектов федерации. Мы много говорили о Сибири и Дальнем Востоке, но, будучи по площади самой большой «страной» в Азиатско-Тихоокеанском регионе, российское Зауралье, увы, карлик по мировым экономическим меркам: совокупный региональный продукт ставит его на 11-е место среди экономик АТР (меньше показатели лишь у Новой Гвинеи, Северной Кореи, Брунея, Камбоджи и Лаоса).

Я бы предложил другую «нарезку».
Оставив Западную Сибирь — прочно привязанную к европейской экономике — в составе Уральского федерального округа, следует выделить Полярный округ, отнеся к нему все территории, лежащие к северу от Полярного круга и объединенные Северным морским путем, а также логикой освоения экстремальных месторождений, особой северной природной средой и необходимостью учета потребностей коренных народов; на Дальнем Востоке сформировать Тихоокеанский округ, включающий в себя восточные побережья и ориентированный на формирование вектора развития в направлении Тихого океана, где стратегическим партнером могла бы стать Япония; на южных границах — Южно-Сибирский округ, протянувшийся вдоль границ Китая и Монголии, с задачей создания мощного промышленного кластера для защиты рубежей России и с возможной экономической экспансией на территорию Китая; оставшуюся часть Сибири можно объединить в отдельный федеральный округ, сконцентрировав там энергоемкие промышленные производства: с акцентом на внутреннее развитие, в том числе на создание мощных компьютерных баз с учетом наличия свободной электроэнергии.

Другой пример: в чем экономический смысл разделения юга России на федеральные округа: Южный, Северо-Кавказский, а теперь еще и Крымский? Очевидно — это один экономический округ.
Чтобы Сибирь превратилась из карлика в настоящего гиганта нужно добывать ресурсы в максимально возможном количестве и с наименьшими издержками. У нас в стране нет недостатка в рабочей силе: с неэффективных предприятий и из бюрократических структур можно высвободить 6-8 млн работников за пять-десять лет — но даже сейчас наш Дальний Восток заселен вдвое плотнее Аляски, которую, замечу, в Вашингтоне никто не собирается «развивать», так как она и сейчас один из самых богатых американских штатов. Все, что нам нужно для развития,— это простор для частной инициативы. Именно ее отсутствие становится причиной ухудшения инвестиционного климата, оттока населения из провинций.»

Как бы в продолжении схожей проблематики видных исследователей-мудрецов Сахарова и Солженицына, взгляда современного успешного предпринимателя Михаила Прохорова на освоение новых территорий, на Восточном экономическом форуме в этом году обсуждалась тема «Дальний Восток: расширяя границы возможностей».

«Для содействия бизнес-инициативам в дальневосточных регионах мы сформировали территории опережающего развития со значительными преференциями для компаний, для запуска новых производств. Создали портовую зону с особым режимом таможенного и налогового регулирования Свободный порт Владивосток. Реализуем масштабные социальные, инфраструктурные, образовательные и научные программы, проекты, направленные на поддержку экспорта и технологическую модернизацию», — перечислил Владимир Путин.

Все это открывает широкие перспективы для партнерства, торговли, долгосрочных  капиталовложений, для освоения современных эффективных форм и моделей сотрудничества — в том числе в рамках Евразэс, ШОС, АТЭС, считает он.

Источник: статья подготовлена с использованием материалов сайтов: http://www.belousenko.com/, http://www.sakharov-archive.ru/,
http://www.lib.ru/, https://www.kommersant.ru/