Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Примаков Евгений Максимович. Студенческие работы


БиографияЖизненный путьКнигиПримаковские чтения
СемьяОтзывыВыступленияСтихиСтуденческие работыПамять


Вергунова Мария – студентка группы Б-Э-202 ФЭиМ СГАУ им. Н.И. Вавилова
Полякова Наталья – студентка группы Б-Э-202 СГАУ им. Н.И. Вавилова
Шалаева Надежда Владимировна – научный руководитель, профессор СГАУ им. Н.И. Вавилова

«Петля» над Атлантикой
(на основе воспоминаний Е.М. Примакова)

Так называется глава в воспоминаниях Е.М. Примаков, посвященная развороту над Атлантикой. Этой истории он уделил много внимания, очень подробно описав ситуацию, объясняя это теми политическими спекуляциями, которые развернулись вокруг этой непростой ситуации в более позднее время как в российских, так и в зарубежных СМИ:

«Одни разглагольствовали на тему об «экспромте» решения развернуть самолет за три часа до планировавшегося приземления на военной базе вблизи Вашингтона, где обычно принимали правительственные воздушные корабли. Другие – в том числе и некоторые политические деятели – упрекали меня за то, что не прибыл на место, не отправился сразу же в Совет Безопасности и не выступил с его трибуны, разоблачая готовящийся военный удар по Югославии. Авторы этих упреков, по-видимому, забыли, что летел в Вашингтон, а ООН, в том числе Совет Безопасности, находится в Нью-Йорке, что его созыв и тем более приглашение выступить на его заседании не решаются «с кондачка», если вообще в сложившейся ситуации это было возможным».

Эта история произошла в условиях, когда российской стороной принимались активные меры по восстановлению доверия и привлечению иностранных инвесторов, развитию двусторонних отношений РФ с зарубежными странами. Ухудшение экономических позиций РФ произошло после 17 августа 1998 г., когда с российского рынка после дефолта ушли крупные финансовые игроки, был закрыт доступ на мировые рынки российского товара. Эта ситуация негативно сказывалась на развитии российской экономики.

Для решения этих проблем необходимо было проведение переговоров с США. В 20-х числа марта 1999 г. было назначено заседание Российско-американской комиссии, которую возглавлял со стороны США вице-президент А. Гор, а со стороны РФ – сменявшие друг друга экс-председатели правительства: В.С. Черномырдин, С.А. Кириенко и действующий председатель правительства Е.М. Примаков.

К этой встречи готовились заранее и серьезно, предварительно проведя большую работу. В США накануне встречи для проведения переговоров с американцами вылетел ряд членов кабинета. Е.М. Примаков должен был принять участие в рассмотрении вопросов, вынесенных на пленарное заседание, а также в работе профильных комитетов. На заседании Комитета по развитию делового сотрудничества было решено сделать упор на вопросе по экспорту в США российской стали.

«Стальное лобби» США оказывало большое давление на администрацию Белого дома, рассчитывая посредством закрытия для России доступ на американский рынок, активизировать еще и антидемпинговое расследование. Это был принципиальный вопрос, так как от экспорта стали зависело благополучие ряда крупных российских металлургических заводов, от работы и благополучия которых зависела значительная часть промышленности. Накануне встречи Е.М. Примакова посетили многие директора таких предприятий с просьбой защитить их интересы.

От встречи в Вашингтоне фактически зависело будущее российской экономики. Правительству Примакова досталось тяжелое наследство в виде нерешенной проблемы финансирования «Эксимбанком» США совместного проекта создания самолета Ил-96 МТ. Евгений Максимович подчеркивал в воспоминаниях, что со стороны российского правительства и дипломатов были выполнены все обязательства, «начиная от регистрации самолета вне России и кончая выделением кредита «Внешэкономбанка».

Готовился поставить вопрос и об американской сертификации самолета Ан-124-100, который уже был сертифицирован в качестве гражданского грузового судна Международным авиационным комитетом (МАК). От американской сертификации, которая решалась крайне медленно, зависела эксплуатация этого самолета на рынке авиаперевозок в США, в чем мы были очень заинтересованы. И конечно, собирался остановиться на такой застарелой проблеме в наших экономических отношениях с США, как предоставление России на постоянной основе режима наибольшего благоприятствования в торговле с Соединенными Штатами. Наряду с этим особое внимание решил уделить поощрению экономического сотрудничества между двумя странами на региональном уровне – нашим Дальним Востоком и Западным побережьем США.

Е.М. Примаков хотел заострить вопрос о поддержке американской стороной в виде дешевых кредитных ресурсов российского малого предпринимательства, расширения сотрудничества в агробизнесе, включая выход на российский рынок таких крупнейших американских машиностроительных корпораций (естественно, при сотрудничестве и создании совместных производств с нашим сельскохозяйственным машиностроением), как «Кейс» и «Джон Дир». Российская делегация планировала рассматривать этот вопрос в виде канала получения новейших технологий, в чем нуждалась наша промышленность, создающая сельскохозяйственное оборудование. Кроме того, была намечена встреча и с представителями крупного американского бизнеса, которых Е.М. Примаков намерен был пригласить к активному сотрудничеству с российским предпринимательством.

В целом экономическая программа визита в США была сверстана хорошо. По мнению главы кабинета министров, это – иллюстрация того, что «наше правительство считало своей важной задачей в том числе и защиту за рубежом интересов отечественного бизнеса вне зависимости от его форм собственности». В большинстве из упомянутых проектов были заинтересованы все представители крупного и среднего российского бизнеса – акционерные общества, частные предприниматели.

Поездка в США давала еще возможность провести ряд важнейших встреч на высшем политическом уровне: с президентом, вице-президентом, государственным секретарем и обсудить перспективы развития российско-американских отношений. Важность и необходимость такого рода встреч и переговоров показала беседа с Тэлботтом.

18 марта накануне поездки, поздно вечером Е.М. Примакову позвонил А. Гор. Центральным вопросом этого звонка стала ситуация в Косово. А. Гор сказал об опасениях того, что «Белград может в любой момент начать широкомасштабное наступление». На тот момент, по замечанию Примакова, Россия не обладала подобной информацией. Гор заметил, что «косовскую проблему можно решить мирным путем» при этом добавив, что «бомбардировки – это не наш выбор». Госсекретарь США давал недвусмысленно понять российской стороне, что она должна «принять политическое заявление, из которого было бы ясно, что именно Белград несет ответственность за срыв переговоров».

На этот посыл США Е.М. Примаков ответил: «Если мы сделаем такое заявление, то это может быть расценено как наше приглашение ударить по Югославии. Мы не можем и не пойдем на это».

Стало ясно, что «косовская нота» начинает звучать все отчетливее в связи с предстоящей встречей в Вашингтоне. Но в Москве все еще надеялись, и не просто надеялись, а делали все для того, чтобы не допустить такой ситуации, когда по американской инициативе НАТО нанесет удар по Югославии.

Помощник вице-президента США Л. Ферт 22 марта, подчеркнул, что читает заранее и тщательно подготовленный текст, сообщил по телефону помощнику председателя правительства К.И. Косачеву следующее:
«1. В Вашингтоне считают предстоящий визит Е. Примакова очень важным для обеих сторон.
2. Этот визит будет проходить на фоне очень быстро развивающейся ситуации вокруг Косова.
3. Американская сторона дает еще один шанс С. Милошевичу, направив в Белград Р. Холбрука.
4. Если эта встреча не принесет искомых результатов, С. Милошевич будет нести всю полноту ответственности за последствия, включая проведение военной операции.
5. Главное, чтобы Е. Примаков понимал серьезность ситуации, и чтобы возможные действия американской стороны не явились для него сюрпризом. Американская сторона хочет быть в этом вопросе абсолютно понятой».
От себя Л. Ферт добавил, что эта информация «ни в коем случае не означает совета Примакову отменить свою поездку».

Е.М. Примаков вспоминал, что К.И. Косачев зашел ко нему в кабинет, когда там находились министр иностранных дел И.С. Иванов, директор СВР В.И. Трубников.

Евгений Максимович в это время диктовал ответ американской стороне, который был передан Л. Ферту для вручения А. Гору: «Примаков также считает свой визит в США очень важным. Он тщательно готовится к предстоящим переговорам. Но, получив Ваш сигнал, просил передать следующее. В Вашингтоне хорошо известна позиция России – мы против применения силы в отношении Югославии. Тем более что при всей сложности ситуации мы далеко не считаем исчерпанными политические меры. Если США все же пойдут на военную акцию против Югославии, то Е.М. Примакову, естественно, не останется ничего иного, как прервать свой визит».

Евгений Максимович считал, что позиция российской стороны была определена.

Итак, после обмена мнениями через Ферта продолжались контакты между сторонами чисто технического порядка, связанные с деталями визита. Ни в какой форме больше события в Косове и вокруг Косова во время этих контактов через посольства двух стран по телефону и факсу не поднимались.

Примаков Е.М.: «23 марта утром самолет, взлетевший с правительственного аэродрома Внуково-2, взял курс на США с промежуточной посадкой в Шенноне. Со мной летели губернаторы Э.Э. Россель, К.А. Титов, В.А. Яковлев, В.Я. Бутов, несколько министров, В.В. Геращенко, видные бизнесмены В.Ю. Алекперов, Р.И. Вяхирев, М.Б. Ходорковский, помощники и другие. Работа над документами, проектами моих выступлений продолжалась и в воздухе.

После транзитной посадки самолета в Шенноне Е.М. Примакову доложили, что наш посол в Вашингтоне Ю.В. Ушаков позвонил и, сославшись на свой только что состоявшийся разговор с С. Тэлботтом, передал: «На 98 % обозначился срыв переговоров специального посланника США Р. Холбрука с С. Милошевичем, и Соединенные Штаты будут применять военную силу против Югославии».

Примаков тут же попросил соединить по телефону с А. Гором. Разговор состоялся в 15 часов по московскому времени. Гор подтвердил, что «вероятность удара постоянно нарастает, так как переговоры с Холбруком в Белграде ни к чему не ведут.

Из телефонного разговора Е.М. Примакова с А. Гором следовало, что переговоры находились под угрозой срыва. Примаков пытался добиться определенности от Гора в решении США по вопросу об ударе по Белграду, но так его и не получил. Приведем его дословно:
«– А когда в США будет точно известно о результатах переговоров с Холбруком? – спросил я.
– В ближайшие часы, – ответил Гор.
– С учетом того значения, которое имеют для нас отношения с США, я принимаю пока решение вылететь в направлении Вашингтона. Но если во время моего полета все-таки будет принято американское решение об ударе по Югославии, прошу немедленно предупредить меня об этом. В таком случае я не приземлюсь в США.
– Мы проинформируем немедленно о результатах переговоров Холбрука – останется он в Белграде или нет, – сказал Гор.
– В данном случае меня интересует не передвижение Холбрука, а решение США по удару. Именно об этом прошу мне незамедлительно сообщить.
– Хорошо. В любом случае, – сказал Гор, – я хочу подтвердить, что мы не заинтересованы в ухудшении отношений между США и Россией.
– Мы тоже не заинтересованы в этом, – подчеркнул я. – Но нам придется публично объяснять, почему председатель правительства, совершавший визит в США, не приземлился там, а полетел обратно. Буду признателен за звонок на борт моего самолета.
– Благодарю за этот разговор. Надеюсь, что в Шенноне ты успел выпить ирландский виски, – попробовал пошутить Гор.
– Ирландскому виски я предпочитаю русскую водку, – ответил я».

Раздалась команда: «По коням!» Самолет взлетел и взял курс на Вашингтон. На душе у всех было неспокойно – ждали звонка от Гора. Звонок раздался в 21.00 по московскому времени. Между бортом самолета над Атлантикой и Вашингтоном состоялся следующий телефонный разговор.

А. Гор во время звонка Е.М. Примакову, уведомил, Холбрук уже вылетел из Белграда, «дипломатические усилия не дали результата». А. Гор обвинил С. Милошевича в насилии над косовцами: «Ежедневно сербские силы убивают невинных людей, разрушают деревни, выгоняют людей из своих домов». Эти его слова стали оправданием неизбежности бомбежки по Белграду.

Далее А. Гор в разговоре допустил возможность того, что Е.М. Примаков может отказаться от визита и предложил ему компромисс: «Но если ты примешь решение отложить визит, то предлагаю отметить в сообщении для прессы следующие моменты: американо-российские отношения имеют самое важное значение; визит откладывается, но не отменяется, то есть мы как можно скорее назначим новые сроки его проведения, выразим сожаление относительно того, что мирное решение по Косову пока не найдено».

Е. Примаков в своем ответе поблагодарил А. Гора за откровенность, высказал позицию России по вопросу важности отношений с США, что подтверждало его «решение продолжать лететь в Вашингтон» после разговора по телефону в Шенноне.

«Однако, – заявил Евгений Максимович, – мы категорически против военных ударов по Югославии. Считаю, что вы делаете огромную ошибку. Это не даст никаких позитивных результатов вообще. Нам все равно придется искать политическое решение проблем».

В условиях бомбардировки по Белграду, визит становится бессмысленным. В конце разговора он высказал надежду на политическое и дипломатическое решение Югославского вопроса, заметив, что «после военных ударов вернуться в русло политического урегулирования будет намного труднее».

Действия Вашингтона в отношении Милошевича и Белграда ставили под удар не только отношения РФ — США, но ратификацию Договора СНВ-2, т.е. вопрос о разоружениях.

В ходе этого разговора, Евгений Максимович, судя по воспоминаниям, был разочарован действиями США в отношении Югославии, несмотря на то, что А. Гор сожалел о том, что визит отменен. Но для Примакова этот визит в условиях бомбежки был неприемлем.

Уже после непростого разговора, Евгений Максимович предложил командиру корабля изменить курс самолета.
Решение премьер-министра Е.М. Примакова об отмене визита в США получило одобрение и президента РФ Б.Н. Ельцина.

Доклад был сделан 06 декабря 2019 года в рамках лекции ИРСЭПИ «Е.М. Примаков: соединивший эпохи» посвященной 90-летию со дня рождения Примакова Е.М.