Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Престолонаследие

Последние политические события нынешнего високосного года так или иначе касаются вопросов власти. События в Белоруссии продемонстрировали неготовность власти идти на политический компромисс с обществом. Отсюда всевозможные высказывания о диктатуре и засилье в обществе. Обе стороны правы по своему. Однако, если нет поступательной преемственности власти, неминуемо следует насилие, революции, смута и анархия. Впрочем, обратимся к историческому опыту.

Наследование престола правнуки Рюрика решали довольно просто – убийством других конкурентов, то есть родственников. Такая мясорубка не могла долго продолжаться, поэтому, наученные ошибками отцов и дедов, князья решили договориться, как власть будет переходить между поколениями и от одного претендента к другому.

Лествичное право
Во второй половине XI века применялось лествичное право. Основной принцип этого правила заключается в том, что с начала власть распределяется от старшего брата по старшинству к младшим братьям. Далее, идёт наследование детьми старшего брата. Лишь при условии, что не останется никого из поколения старшего брата, власть перейдёт к следующему по старшинству сыну самого старшего брата из первого поколения. Довольно простая схема, если представить по горизонтали братьев, а по вертикали их сыновей. Однако, были особенные события, когда от лествичного права отступали, и на княжение приходил другой человек. Например, нередки были случаи наследования трона по женской линии. Считалось, что муж может наследовать княжение через жену, которая приходится правителю дочерью, то есть муж становится названным сыном князя. Такая особенность работала в отношении внуков и внучек. В дальнейшей истории Российского государства появляется такое определение, как майорат – это особый порядок наследования, при котором право на престол получает самый старший представитель правящего рода, ветки.

Ранние Рюриковичи
Феодальная раздробленность ведёт своё начало от разветвления рода Рюрика, легендарного великого князя, пришедшего из западных земель, положившего начало монархии на Руси. После смерти его внука Святослава Игоревича, власть разделяется на Олега, Ярополка и Владимира. В междоусобице выживает только последний. К сожалению, именно лествичное право чаще всего было предметом споров, так как амбиции потомков великих князей не давали им смириться с тем, что власть передаётся не им, а брату отца.

Триумвират Ярославичей
Подразумевалось, что младшие братья должны признавать старшего, как своего отца, когда тот был на престоле. Скорее всего, это и были первые попытки центрирования Киевской власти, которые предпринимал Ярослав Мудрый в 1054 г. Сам же триумвират существовал во время правления Киевской Русью тремя братьями Ярославичами: Изяслав, Святослав и Всеволод. С утроенной силой братья продолжают дело своего отца: объединить в кулак всё окрайные русские волости, а также ведут борьбу за земли с другими ответвлениями рода Рюрика.

Любечский съезд
Предпосылки этого знакового собрания русских князей заключались в том, что междоусобицы не приносили княжествам ничего, кроме разрухи. Фиктивная причина съезда было заключение мирного договора между братьями Олегом Гориславичем с одной стороны и Владимиром Мономахом и Святополком Изяславичем с другой. На съезде было решено, что потомок правителя наследует только его земли. Если во владении у князя-отца было несколько княжеств, то все они переходят князю-сыну неразрывно, как одна земля. Ранее это право было ограничено тем, что земли наследовались лишь определённой ветвью рода Рюриковичей.

Престолонаследие потомства Мономаха
Старшее поколение наследников планировали не отдавать власть младшим братьям, а сделать передачу власти вертикальной, от отца к сыну. Последние взбунтовались и стали всячески противодействовать старшим Мономаховичам. Но, вскоре оказалось, что, таким же образом, младшие собирались удержать в своих владениях починенные им княжества. Итогом прений стало частичное признание одной из ветки династии как постоянных претендентов на киевский трон, то есть право первородства имело место быть в виде исключения в лествичном праве.

Престолонаследие в других княжествах.
Из-за постоянных междоусобиц между претендентами на престол трудно было соблюдать порядок наследования, так как наследник часто не доживал до «коронации». В каждом княжестве были свои особенности наследования власти.
Например, на киевские земли претендовали сразу несколько домов. Поэтому правящему на тот момент князю, приходилось отбиваться от амбициозных сородичей, которые планировали завладеть всей землёй Киева, оставив действующей главе лишь столицу. На защиту территорий поднималась вся правящая ветвь, либо Великий князь сам пытался отбиться от родственников. В первом случае князья редко моли договориться между собой, так как одни желали остаться правящим родом, а другие преследовали свои личные интересы в конфликте. Отсюда возникало огромное количество распрей, из-за которых Киев был разрушен в 1169 году.

Престолонаследие является неотъемлемой частью государственного права при монархической форме правления. Оно обеспечивает легитимность и преемственность власти как в глазах у подданных, так и соседей. Нарушения этого права неоднократно приводило государства к политическим и социальным потрясениям.

Престолонаследие как преемственность верховной власти в монархиях осуществлялось по избранию, по назначению предшественником и по закону (наследственная монархия). Порядок престолонаследия по закону чаще всего принимал форму сеньората (старейшим представителем династии) или майората (по ближайшей степени родства). В ближайшей степени родства выделялось первородство (примогенитура) или наследование старшим сыном. Кроме того, предусматривалась секундогенитура — передача престола второму сыну, тертиогенитура — третьему сыну и т.д. В России, начиная с Ивана Грозного, не допускалось дробления государства и нарушения начала первородства.

В ранней истории Древней Руси до Ивана Грозного право престолонаследия освещалось обычаем и традицией, зафиксированным в летописях. Основываясь на них, историками был сделан вывод о том, что великокняжеский престол передавался по старшинству: от отца к старшему сыну. Ключевский В.О. писал по этому поводу:

«Когда умирал отец, тогда, по-видимому, разрывались все политические связи между его сыновьями: политической зависимости младших областных князей от старшего их брата, садившегося после отца в Киеве, не заметно. Между отцом и детьми действовало семейное право: но между братьями не существовало, по-видимому, никакого установленного, признанного права, чем и можно объяснить усобицы между сыновьями Святослава и Владимира».

Лишь несколько раз в России престол переходил по выбору:
— в 1598 году Земским собором был избран Борис Годунов;
— в 1606 году боярами и народом был избран Василий Шуйский;
— в 1610 году — польский королевич Владислав;
— в 1613 году Земским собором был избран Михаил Федорович Романов.

Порядок престолонаследия был изменен императором Петром I. Опасаясь за судьбу своих реформ, Петр I решил изменить порядок престолонаследия по первородству.

5 февраля 1722 года им был издан «Устав о наследовании престола», в соответствии с которым прежний порядок наследования престола прямым потомком по мужской линии был отменен. По новому правилу наследование Российского Императорского Престола стало возможным по завещанию государя. Стать преемником по новым правилам мог любой человек, достойный, по мнению государя, возглавить государство:

«…дабы сие было всегда в воле Правительствующего Государя, кому оной хочет, тому и определить наследство, и определённому, видя какое непотребство, паки отменить, дабы дети и потомки не впали в … злость, …имея сию узду на себе. … дабы все Наши верные поданные, духовные и мирские без изъятия, сей Наш устав пред Богом и Его Евангелием утвердили на таком основании, что вся, кто сему будет противен, или инако как толковать станет: тот за изменника почтён, смертной казне и церковной клятве подлежать будет».

Данный указ ломал вековые устои передачи власти от отца к сыну. Теперь государь мог назначить своим наследником кого пожелает, не следуя правилу первородства, если старший сын, по его мнению, оказывался непригодным для исполнения властных функций.
В августе 1722 г. вышла книга Феофана Прокоповича «Правда воли монаршей», в которой объяснялось и обосновывалось право императора распоряжаться будущим государства:

«Как отец может лишить сына наследства, так и государь — престола».

Феофан оставлял за народом право участвовать в назначении монарха лишь в тех случаях, когда не было прямого завещания государя, но не предложил механизм этого участия.
Российская практика XVIII столетия показала, что в условиях абсолютной монархии, когда личность императора имела огромное значение, такой способ престолонаследия подрывал стабильность государственного управления и служил одной из предпосылок дворцовых переворотов.

Сам Петр Великий завещания не оставил. В результате с 1725 по 1761 год произошло три дворцовых переворота:
— в 1725 году (к власти пришла вдова Петра I — Екатерина I),
— в 1741 году (приход к власти дочери Петра I — Елизаветы Петровны) и
— в 1761 году (свержение Петра III и передача трона Екатерине II).

Дореволюционный историк Александр Брикнер, один из первых биографов Екатерины II, оставил любопытную оценку переворота 1762 года, в результате которого она взошла на престол. Неверно думать, указывал Брикнер, что в XVIII веке в России не существовало общественного мнения. Оно было, но поскольку оно не имело нормальных форм выражения, то единственным, хотя и искаженным каналом его реализации оставался переворот.

Чтобы в дальнейшем не допустить государственных переворотов и всяческих интриг, император Павел I решил заменить прежнюю, введенную Петром Великим, систему на новую, которая четко устанавливала порядок наследования Российского Императорского Престола.

5 апреля 1797 года при коронации императора Павла I в Успенском соборе московского Кремля был обнародован «Акт о престолонаследии», который с малыми изменениями просуществовал до 1917 года. . Новый закон положил начало гарантированному переходу императорской власти от отца к старшему сыну. Ставя закон о престолонаследии выше воли монарха, император Павел выражал веру не в человека, свойственную закону Петра I, а в промысел Божий. Таким образом, преемственность монархической власти вновь стала независимой от влияний и желаний правящего класса, хотя и не гарантировала от заговоров.

В «Акте» определялось преимущественное право на наследование престола за мужскими членами императорской фамилии. Женщины не были устранены от престолонаследия, но преимущество закрепляется за мужчинами по порядку первородства. Устанавливался порядок престолонаследия: в первую очередь наследие престола принадлежало старшему сыну царствующего императора, а после него всему его мужскому поколению. По пресечении сего мужского поколения, наследство переходило в род второго сына императора и в его мужское поколение, по пресечении же второго мужского поколения, наследство переходило в род третьего сына и так далее. При пресечении последнего мужского поколения сыновей императора, наследство оставлялось в том же роде, но в женском поколении. Такой порядок престолонаследия абсолютно исключал борьбу за престол. В «Акте» содержалось также положение о непризнании законными женитьба членов императорского дома без дозволения государя.

Император Павел установил совершеннолетие для государей и наследников по достижении 16 лет, а для прочих членов императорской фамилии — 20 лет. На случай восшествия на престол несовершеннолетнего государя было предусмотрено назначение правителя и опекуна. В «Акте о престолонаследии» содержалось также исключительно важное положение о невозможности восшествия на российский престол лица, не принадлежащего к Православной Церкви.

Американский историк Родерик Эрл Мак-Грю, сравнивая Павла I с его предшественниками, писал: «Петр, а еще более Екатерина были новаторами, стремившимися изменить Россию, сделать ее иной и лучшей, чем она была. Павел, столкнувшийся с эрой кардинальных перемен, использовал свою власть для сохранения и совершенствования того, что уже существовало».

Когда Британии не понравилась политика императора Павла I, британский посол в Петербурге лорд Уитворт организовал заговор, приведший к убийству неугодного государя. На престол восходит Александр I. Единоначалие есть. Но есть и зависимость от Великобритании.

Николай Карамзин в 1811 году в своей «Записке о древней и новой России» писал про убитого десять лет назад Павла I, что тот «хотел быть Иоанном IV; но россияне уже имели Екатерину II, знали, что государь не менее подданных должен выполнять свои святые обязанности».

В 1820 году император Александр I дополнил нормы о престолонаследии требованием равнородности браков, как условии наследования детьми членов Российского Императорского Дома. «Акт о престолонаследии» в отредактированном виде вместе с позднейшими актами, касающимися данной темы, включался во все издания Свода Законов Российской Империи

Династия Романовых, правившая Россией с 1613 г., утратила власть над страной в 1917 г.
Михаил Федорович (1613–1645)
Алексей Михайлович (1645–1676)
Федор II Алексеевич (1676–1682)
Петр I Алексеевич (1682–1725)
Екатерина I (Марта Скавронская) (1725–1727)
Петр II Алексеевич (1727–1730)
Анна Иоанновна (1730–1740)
Иван VI Антонович (1740–1741)
Елизавета Петровна (1741–1761)
Петр III (Карл-Петр-Ульрих) (1761–1762)
Екатерина II (Софья Анхальт-Цербстская) (1762–1796)
Павел I Петрович (1796–1801)
Александр I Павлович (1801–1825)
Николай I Павлович (1825–1855)
Александр II Николаевич (1855–1881)
Александр III Александрович (1881–1894)
Николай II Александрович (1894–1917)

Образ императора Николая II, все его царствование с легкостью укладывается в известную ветхозаветную формулу «и восходит солнце, и заходит солнце» в виду того, что слишком очевидно: с Николаем II заканчивалась династия Романовых и вообще царственность в пределах Руси — России.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге расстреляли последнего российского царя Николая II и его семью.

Государь император
Поутру сегодня расстрелян,
А наследник престола российского
Отдан во власть палачу.
Я хочу вам сказать:
«Изменили мы долгу и вере,
Но а страху и подлости — нет!
Изменить не смогли,
И я знаю, судьба нам за это отмерит
По два метра верёвки
И по два аршина земли».

А что же дальше происходило в нашем государстве?

Изменилось название страны, к власти пришли большевики. Сменились законы бытия, мораль, идеология и, конечно, отношение к власти, как к институту. Престолонаследие, как принцип устройства управления был упразднен. Хотя сама суть в стремлении и борьбы за трон вряд ли изменились.

Реформаторы от революции. Безусловным лидером на момент революции 17 года был Владимир Ленин сумел отодвинуть в сторону Якова Свердлова и Льва Троцкого, и встать во главе большевистской верхушки.

Когда Ленин начал испытывать проблемы со здоровьем, в партии началась борьба за власть. Одним из кандидатов на верховный пост стал Иосиф Сталин, который занимал на тот момент пост генерального секретаря. Это была чисто формальная секретарская должность, однако он сумел привести на ключевые должности большое количество людей, которые были ему обязаны лично. Это стало платформой его власти. Другим кандидатом был Троцкий, блестящий оратор, создатель Красной армии, у которого также была когорта преданных ему людей.

Сталин выступал за построение социализма в одной стране. Это значит – строительство больниц, заводов, дорог. Строить новое государство для рабочих, для крестьян.
У Троцкого идея другая: невозможно построить социализм в отдельном государстве. Поэтому необходима мировая революция, и только когда будет одержана победа в мировом масштабе, тогда можно начинать строительство новой жизни.

Начинается период нестабильности. Нет четкой передачи власти, идет борьба. В основном между Сталиным и Троцким. В этой борьбе участвуют Зиновьев, Каменев, Рыков и другие. Закончилось это поражением Троцкого, высылкой его сначала в Алма-Ату, а потом из Советского Союза. Сталин становится руководителем страны. Он еще примерно 8 лет наводит в стране «порядок» и потихонечку ликвидирует всех тех, кто был связан с иностранными разведками, участвовал во всевозможных заговорах.

Постсталинский режим в 1953—1954 годы часто именуется как «коллегиальное управление». Полномочия в государстве распределялись между несколькими партийными боссами. Однако историки сходятся во мнении, что под красивой ширмой «коллегиального управления» скрывалась жесточайшая борьба за абсолютное лидерство. Георгий Маленков, будучи куратором важнейших оборонных проектов СССР, имел тесные связи с военной элитой страны (одним из сторонников Маленкова считается маршал Георгий Жуков). Лаврентий Берия обладал огромным влиянием на органы безопасности — ключевые институты власти в сталинскую эпоху. Хрущёв пользовался симпатиями партийного аппарата и воспринимался как компромиссная фигура.

В сентябре 1953 года Никита Хрущев был избран Первым секретарем ЦК КПСС. Главой партии он стал после того, как по его инициативе и при активной помощи маршала Георгия Жукова советско-партийная верхушка санкционировала арест и расстрел Лаврентия Берии. Всесильный, наводящий ужас министр внутренних дел претендовал на обладание верховной властью в Советском Союзе, при этом отводя главную роль силовым ведомствам, подконтрольным лично ему. Устраняя Берию, его политические противники использовали сталинские методы: о суде над поверженным маршалом и о его расстреле советский народ узнал постфактум.

Зато советское общество получило почти 40-летнюю передышку, без которой, по мысли политолога Владимира Пастухова, не смогло бы избежать коллапса государственности и гражданской войны. «Речь шла не только о столкновении между Берией и Хрущевым лично, сколько о столкновении двух политических курсов. Эти курсы различались между собой отношением к насилию и праву. Для Берии насилие оставалось универсальным методом решения стоящих перед обществом задач, независимо от того, является ли такой задачей «строительство коммунизма» или «разрушение коммунизма». Хрущев представлял тех, кто выступал за ограниченное применение насилия, хотел держать джина в бутылке», — замечает Пастухов.

Леонид Брежнев сменил Хрущева в результате дворцового переворота, опираясь прежде всего на КГБ и единодушие в президиуме ЦК. Наступила любимая пора советских граждан, прозванная «периодом застоя». Властная и государственная машина двигалась «накатом» на багаже и фундаменте предыдущих правителей. Срок его пребывания на троне продолжался более 18 лет.

Когда умер Брежнев, первым засвидетельствовал его смерть именно Андропов — даже раньше главы кремлевской медицины Евгения Чазова. Заранее было ясно, кто станет следующим первым лицом. Сложнее была ситуация после кончины самого Андропова, потому что, помимо естественного кандидата, заведующего общим отделом ЦК Константина Черненко, были такие игроки, как Виктор Гришин, московский партбосс, и Григорий Романов, секретарь ЦК КПСС.

Заседания секретариата ЦК в отсутствие вечно больного Черненко вел Михаил Горбачев. Этот, на первый взгляд, церемониальный статус оказался важным фактором его дальнейшей карьеры. Вечером 10 марта 1985-го кандидатура Горбачева была предложена представителем старой гвардии (эту роль выполнил Гришин) назначить «молодого» коллегу председателем комиссии по организации похорон Черненко, что в  советской ритуальной логике означало фактически преемническую позицию.

В 1985 году, когда к власти пришел молодой (в понятиях геронтологического Политбюро, где средний возраст был сильно за семьдесят) Михаил Горбачев: за ним стояла молодая (опять же — сравнительно) советская бюрократия, которая устала ждать своего места у кормушки. По сути, только с приходом Горбачева от власти отошли кадры, начинавшие карьеру при Сталине. Последняя передача власти в СССР прошла мирно.

Что объединяет советские истории «преемничества», так это беспощадная борьба за власть, легкость предательств и безжалостное избавление от прежних соратников, особенно если они участвовали в возвышении патрона и он им чем-то обязан.

Гораздо более драматичным оказался эпизод, когда Борис Ельцин занял кабинет Михаила Горбачева. После путча августа 1991 года исчез ключевой советский институт управления — партия. Империя стала рушиться.

Беловежские соглашения 8 декабря 1991 года, согласно которым три государства-учредителя СССР, Россия, Украина и Белоруссия, распускали Союз и образовывали СНГ, при всех признаках заговора являлись скорее констатацией факта: империи больше нет, единая политика, в том числе экономическая, невозможна, надо двигаться по самостоятельным траекториям. Власть Горбачева оказалась чисто символической, его ближайшие советники готовили прощальное обращение.

Егор Гайдар в книге «Дни поражений и побед» задавался вопросом: а что было бы, если бы после Беловежского договора Горбачев решился на применение силы? Сам Горбачев на этот вопрос ответил так: «Я не мог пойти на кровь». Но были и другие факторы: КГБ, армия, лидеры республик чутьем, воспитанным десятилетиями выживания в советской властной системе, поняли: реальная власть у Бориса Ельцина — и отправились присягать на верность сильнейшему.

У Ельцина было то, чего до него не имел ни один из лидеров СССР: 12 июня 1991 года на открытых и конкурентных выборах за него как за президента РСФСР проголосовали 57,30 % избирателей— при явке 76,66 %.

«Сегодня я последний раз обращаюсь к вам, как Президент России. Я принял решение. Долго и мучительно над ним размышлял. Сегодня, в последний день уходящего века, я ухожу в отставку. Я много раз слышал — «Ельцин любыми путями будет держаться за власть, он никому ее не отдаст». Это — вранье. Дело в другом. Я всегда говорил, что не отступлю от Конституции ни на шаг. Что в конституционные сроки должны пройти думские выборы. Так это и произошло. И так же мне хотелось, чтобы вовремя состоялись президентские выборы — в июне 2000 года. Это было очень важно для России. Мы создаем важнейший прецедент цивилизованной добровольной передачи власти, власти от одного Президента России другому, вновь избранному. И все же я принял другое решение. Я ухожу. Ухожу раньше положенного срока. Я понял, что мне необходимо это сделать. Россия должна войти в новое тысячелетие с новыми политиками, с новыми лицами, с новыми, умными, сильными, энергичными людьми. А мы — те, кто стоит у власти уже многие годы, мы должны уйти. Посмотрев, с какой надеждой и верой люди проголосовали на выборах в Думу за новое поколение политиков, я понял: главное дело своей жизни я сделал. Россия уже никогда не вернется в прошлое. Россия всегда теперь будет двигаться только вперед. И я не должен мешать этому естественному ходу истории. Полгода еще держаться за власть, когда у страны есть сильный человек, достойный быть Президентом, и с которым сегодня практически каждый россиянин связывает свои надежды на будущее!? Почему я должен ему мешать? Зачем ждать еще полгода? Нет, это не по мне! Не по моему характеру!» Источник: портал История.РФ, https://histrf.ru/

Это были слова Б.Н. Ельцина перед добровольной передачей власти своему приемнику В.В. Путину. Этим приемом воспользуется чуть позже и сам Владимир Путин, сделав тандемную рокировку со своим дублером Дмитрием Медведевым.

Ситуация со сменяемостью власти сегодня кардинально поменялась. Остался один исторически обусловленный «упрямый факт»: о передаче власти необходимо беспокоится заранее.

Исследование сделано по материалам из открытого доступа

Комментарии отключены.