Афанасьев Юрий Николаевич — Институт развития социально-экономических проектов и инициатив Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту
Раздел Персоны

Афанасьев Юрий Николаевич

Афанасьев Юрий Николаевич

БИОГРАФИЯ

Годы жизни: 5 сентября 1934 - 14 сентября 2015 гг.

Афанасьев Юрий Николаевич родился 5 сентября 1934 года в поселке Майна Ульяновской области.

Отец - рабочий, воспитанник детского дома, мать - сельская учительница.

Окончил исторический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в 1957 году.

После окончания университета поехал на строительство Красноярской ГЭС (г. Дивногорск). Был инструктором райкома ВЛКСМ, а затем секретарем комитета комсомола.

Стал кандидатом в члены КПСС, но по истечении кандидатского срока его не приняли автоматически в партию (как это обычно бывало) и перевели со строительства ГЭС на комсомольскую работу в г. Ачинск. Причины этого в точности неизвестны, но, так как из аппарата ВЛКСМ он изгнан не был, по-видимому, проступки его не были слишком серьезными.

В 1961 году Афанасьев уже беспрепятственно вступил в КПСС и, после недолгого пребывания по-прежнему на комсомольских должностях в Красноярске, в 1964 году переведен на работу в аппарат ЦК ВЛКСМ в Москве.

В аппарате ЦК комсомола проработал до 1968 года. Был, в числе прочего, председателем Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации.

В 1968 - 1971 годах учился в аспирантуре на кафедре истории Академии общественных наук при ЦК КПСС.

В 1971 - 1982 годах был проректором Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ.

Во время подготовки кандидатской (1971 год), а затем докторской (1981 год) диссертаций дважды проходил стажировку в Сорбонне. Тема кандидатской диссертации: "Современная французская буржуазная историография Великой Октябрьской социалистической революции", тема докторской: "Французская историческая школа "Анналов" в современной французской буржуазной историографии, 1929 - 1979 годы (критический анализ эволюции теоретико-методологических основ)".

С 1983 года - профессор.

В 1968 - 1971 годах работал в Институте Всеобщей истории АН СССР - сначала старшим научным сотрудником, затем заведующим сектором. Был уволен с формулировкой "по сокращению штатов".

Параллельно с 1983 по 1986 год был членом редколлегии и редактором по отделу истории в журнале ЦК КПСС "Коммунист". Его статья "Прошлое и мы" в 1986 году вызвала обвинения против него в отходе от марксизма-ленинизма.

В декабре 1986 года стал ректором Московского историке-архивного института. Добился его преобразования с декабря 1991 года в Российский государственный гуманитарный университет.

С 1987 года приобрел широкую известность благодаря публикации ряда статей с критикой ортодоксально-коммунистических представлений об истории СССР.

В мае 1988 года активисты московских неформальных групп проводили сбор подписей на улицах и площадях Москвы с требованием к коммунистам избрать Афанасьева делегатом ХIХ конференции КПСС.

Летом 1988 года по результатам проведенного Инициативной группой "Мемориал" опроса Афанасьев возглавил список из пятнадцати общественных деятелей, которых демократическая интеллигенция хотела бы видеть в Общественном Совете общества "Мемориал". Он стал членом этого Общественного Совета, а на учредительной конференции "Мемориала" в январе 1989 года был избран его сопредседателем.

В сентябре 1988 года Афанасьев вместе с Андреем Сахаровым, Леонидом Баткиным и другими выступил с инициативой создания либерального клуба

"Московская трибуна" (с 1989 года по январь 1990 года - член бюро клуба).

В марте 1989 года, несмотря на противодействие партийных властей, уже в первом туре был избран народным депутатом СССР по подмосковному Ногинскому территориальному округу N 36, собрав 72,09% голосов избирателей. Прославился своими выступлениями на I съезде народных депутатов (в частности, Афанасьев - автор характеристики большинства на съезде как "агрессивно-послушного").

В июне 1989 года участвовал в создании Межрегиональной депутатской группы (МДГ), а 30 июля был избран членом Координационного Совета (КС) МДГ и одним из пяти ее сопредседателей (вместе с А.Сахаровым, Б.Ельциным, Г.Поповым и В.Пальмен) .

В октябре 1989 года участвовал в Челябинской Учредительной конференции Межрегиональной ассоциации демократических организаций (МАДО). Это была попытка создать всесоюзную коалицию демократических сил против власти коммунистического Центра.

В декабре 1989 года выступил за переход МДГ в формальную оппозицию к правительству СССР и поддержал призыв Сахарова к политической забастовке.

В начале 1990 года участвовал в неудачной попытке создать массовое либеральное движение "Гражданское действие".

В январе 1990 года принял участие в Учредительной конференции "Демократической платформы в КПСС", был избран членом ее КС, но в дальнейшем никакой роли в платформе не играл.

В апреле 1990 года вышел из КПСС.

В июле 1990 года вошел в Оргкомитет Движения "Демократическая Россия" (ДР). После Учредительного съезда Движения 20 - 21 октября 1990 г., на первом пленуме Совета представителей (СП) Движения в декабре того же года Афанасьев был избран на индивидуальной основе членом КС, а 12 декабря стал одним из б сопредседателей Движения ДР (наряду с Г.Поповым, А.Мурашевым, Г.Якуниным, Л.Пономаревым и В.Дмитриевым).

В июне 1991 года был избран на дополнительных выборах народным депутатом России.

На съезде народных депутатов осенью 1991 года вошел во фракцию "Радикальные демократы".

В начале августа 1991 года Афанасьев, Леонид Баткин, Юрий Буртин, Елена Боннэр, Лев Тимофеев создали инициативную группу "Независимая гражданская инициатива", которая рассматривалась ими как ядро последовательно либерального ("радикально-либерального") течения - первоначально в рамках Движения "Демократическая Россия".

Внутри Движения "Демократическая Россия" Афанасьев довольно долго находился в политическом союзе с группой "либеральных прагматиков" (В.Боксер, Л.Пономарев, И.Заславский, М.Шнейдер и другие) и конфликтовал с крылом "демократов-государственников" (Н.Травкин, М.Астафьев, В.Аксючиц), в чьем отношении к проблемам национального самоопределения и межреспубликанских границ он видел наибольшую опасность. Не без помощи Афанасьева к концу 1991 года "прагматики" вытеснили "государственников" из Движения, после чего разгорелся тлевший уже некоторое время конфликт между Афанасьевым и группой Боксера - Пономарева.

В отличие от "либеральных прагматиков" "радикальные либералы" (группа "Независимая гражданская инициатива" во главе с Афанасьевым, М.Салье, Б.Денисенко, Т.Гдлян и др.) не считали правильной политику безусловной поддержки правительства Президента Ельцина, проводимой большинством КС. Разногласия вышли наружу уже на II съезде Движения ДР в ноябре 1991 года и резко обострились в декабре.

Хотя Афанасьев обычно председательствовал на всех КС и СП Движения ДР, он был скорее номинальным лидером Движения, чем его фактическим руководителем, что с очевидностью проявилось, когда Афанасьев рассорился с реальными лидерами.

В феврале 1992 года он был вновь избран членом КС и сопредседателем СП Движения ДР, но сразу же объявил о своем вы ходе из его координирующих органов, обвинив Боксера и Пономарева в нечистоплотности и политиканстве и даже в манипуляциях с голосованием (сам Афанасьев прошел голосование с наивысшим рейтингом, но большинство в КС составили сторонники "прагматической" платформы).

Вскоре после этого Афанасьев приостановил свое членство в Движении "Демократическая Россия", призвав "радикально-либеральное" крыло к созданию очищенного от политиканства демократического движения "новой волны". Идея Афанасьева обсуждалась на конференции "радикальных либералов" в апреле 1992 года и сначала не встретила поддержки сколько-нибудь значительного числа демроссийских оппозиционеров. Когда же к лету 1992 года эту идею подхватила Марина Салье, Афанасьев в ней уже разочаровался. В попытке Салье создать на конференции в июле 1992 года новое движение "Российский Учредительный союз" Афанасьев не участвовал, объясняя это тем, что не верит в возможность нового демократического подъема в ближайшее время.

В апреле 1992 года Афанасьев заявил о своем переходе в конструктивную оппозицию по отношению к правительству Президента Ельцина и, соответственно, о выходе из фракции "Радикальные демократы" и парламентской "Коалиции реформ". В то же время он не вошел в лево-популистскую фракцию "Гражданское общество", созданную перешедшими в оппозицию некоторыми радикальными демократами во главе с Михаилом Челноковым. К экономическим реформам Гайдара в течение некоторого времени (до перехода в оппозицию) относился положительно, хотя и считал их запоздалыми.

В период своего членства в "Демократической России" предлагал, чтобы Движение потребовало от Ельцина отставки Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова.

Несмотря на довольно критическое личное отношение к Ельцину как к политику и человеку, счел необходимым выступить в поддержку Президента во время подготовки референдума в апреле 1993 года. Вскоре после референдума сложил с себя полномочия народного депутата России, заявив, что не желает "участвовать в вече".

В сентябре 1993 года полностью одобрил указ Ельцина о роспуске парламента и новых выборах в Федеральное собрание.

Член совета учредителей газеты "Московские новости".

Умер 14 сентября 2015 года в Москве на 82-м году жизни. Прощание прошло 17 сентября в Сахаровском центре. Похоронен на Осташковском кладбище в Мытищах (Московская область).

Источник: http://yakov.works/

ЦИТАТЫ

«Ведь Ельцин был не кустарь-одиночка, он был ведом, может быть, он и вел, но и ведом он был определенными социальными силами. И за время своего правления он попытался реанимировать эти «кольца всевластия», и делал это весьма успешно».

«Революция, которая произошла в России, это так называемые «шестидесятники», которые нам, я имею в виду тех, кто думал, кто хотел понимать, что происходит, объясняли, что происходит. И в этом смысле их роль невозможно переоценить. Большинство из них, к сожалению, ушло. Они были и поэтами, и художниками, и математиками, они были творческими людьми, которые не могли по-другому объяснять, кроме как логично, последовательно, основываясь на исторических аналогиях и так далее. Одновременно так случилось, что некоторые из них пришли к власти вместе с Ельциным, и очень ненадолго, и отошли. Потому что, конечно, они в основном были идеалистами. А революция, может быть, в самом начале, только корни ее идеалистические, а потом это жесткая, непримиримая борьба».

«Я считаю, что Ельцин — это тот человек, который помог России, как никто другой в ее истории, продвинуться в направлении свобод, а по существу, продвинуться в преобразовании раба в свободного человека. Нам в советских школах навязывали идею, что отменили крепостное право потому, что хотели сбросить помещиков ненавистных, крепостные крестьяне хотели свободы, независимости. А как я узнал чуть позже, когда стал самостоятельно интересоваться историей, все было с точностью до наоборот: крепостные не хотели и бунтовали против того, что их лишали хозяина. Они привыкли, что он знает, как, что и когда. Поэтому это был сложнейший первый этап — понимание того, что быть свободным и независимым лучше, счастливее жизнь, чем в рабстве».

«И весь ХХ век прошел для России как ужасный кризис, со всеми революциями, гражданскими войнами, «горячими» и «холодными» войнами, и так далее. И то, что произошло в 1991-ом году, это был, относительно массовый, скорее, эмоциональный подъем на основе отторжения того, что было раньше».