Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Россия и мир после пандемии. Обзор Гайдаровского форума 2021

Кратко о главном

Людям 21 века потребуются новые знания и новые методы их получения, считает Председатель Счетной палаты Российской Федерации, декан Факультета свободных искусств и наук Санкт- Петербургского государственного университета Алексей Кудрин, выступивший на Гайдаровском форуме — 2021 на тему «Liberal Arts: модель образования для 21 века».

В начале выступления Алексей Кудрин обозначил огромную проблему современного меняющегося мира: непонимание, каких специалистов нужно готовить сегодня, как учиться самим, какие знания потребуются нам через 10 лет. Тысячам людей приходится менять свою профессию, напомнил Кудрин, меняются сами профессии, многие из них просто исчезают из-за процессов автоматизации, цифровизации, развития искусственного интеллекта.

Алексей Кудрин рассказал о концепции новой системы знаний Liberal Arts, «свободных искусств». В основе этого подхода в первую очередь лежит не усвоение фактов, а создание так называемых «гибких» навыков и компетенций – это критическое мышление, креативность, эмоциональный интеллект, умение работать с людьми, умение принимать решения.

«Развитие образование – это самое важное для нашей страны сейчас, и я для себя сделал выбор, что буду заниматься поддержкой только образования <…> В первую очередь современная система образования должна нас учить мыслить. Этому должна способствовать и культура нашей страны, и принципы образования, и государственное управление. Без этого никак», – подвел итог своего выступления Алексей Кудрин.

Алексей Кудрин высказал мысль о том, что пандемия – не главное явление последнего времени, пандемия лишь добавила свои тренды в процесс мировых перемен. По мнению главы Счётной палаты, обеспечивающие стабильность институты в прежнем виде утрачивают свое значение. Происходит смена мировых экономических лидеров — на первое место выдвигается Китай. Таким образом, считает Кудрин, глобализация не заканчивается, она будет продолжаться в Тихоокеанском регионе с новым центром в Китае. По оценкам докладчика, этот процесс займёт не менее 30 лет. Юань еще долго не станет мировой резервной валютой, альтернатива доллару в мировой экономике не появится еще несколько десятков лет, отметил он. В целом Китай закрыт для нас, считает Кудрин, он остается неким «черным ящиком». И доверия этот новый мировой драйвер пока не вызывает в силу того, что сейчас это фактически закрытый цифровой тоталитарный режим.

Второй тезис Кудрина заключается в том, что судьба мирового экономического доверия — это судьба институтов. Если институты рушатся, то разрушается и доверие.
«Недоверие – более дорогое удовольствие, чем доверие, которое создается через институты», — отметил Алексей Кудрин.

По мнению главы Счетной палаты, в мире неизбежно сложатся новые соглашения, новые финансовые институты, которые будут работать уже на цифровых транзакциях. Мир пойдет по этому пути и не замкнется, убежден Кудрин.

В ходе дискуссии речь шла также о доверии на уровне отношений государство – общество. Кудрин обозначил факторы обеспечения этого доверия. Это, в первую очередь, прозрачность бюджетной системы и открытость министерств и ведомств.

Мир переживает сильный экономический спад — результат пандемии. Один из вопросов, который сейчас беспокоит все государства, — каким будет экономический рост, когда экономика вернется к докризисным показателям. Придется ли пересмотреть показатели роста и какие тенденции придется учитывать, чтобы не оказаться в отстающих? Ответы на эти вопросы в экспертном диалоге «Будущее экономического роста» искали директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева и ректор РАНХиГС Владимир Мау.

Кристалина Георгиева ответила, что необходимо концентрировать внимание на том, что происходит сегодня: «Сейчас мы свидетели беспрецедентной гонки за производство вакцины. Но главное, чтобы это объединило мир, чтобы результат этой борьбы был един в разных странах. Именно в этом контексте мы и будем рассматривать ваш вопрос».

Директор-распорядитель МВФ отметила, что возврат к экономике 2019 года — это не то, что необходимо. По ее словам, необходимо строить экономику завтрашнего дня, а для этого учесть проблемы, которые остро стояли два года назад: «Производительность труда была низкая, рост был низкий, рост неравенства, изменение климата — проблемы, которые и сейчас остаются на повестке».

Среди задач на будущее Георгиева упомянула необходимость равномерного распределение результатов роста для избегания неравенства. Говоря о глобальном финансовом кризисе, она отметила, что из него удалось извлечь уроки: «Сегодня наша банковская система более выносливая, но недостаточно». По словам эксперта, учитывая происходящее, банковской сфере необходима гораздо большая стрессоустойчивость. Этому будет способствовать переход к экономике с низким потреблением углеводородов. Кроме того, люди должны быть более образованными, чтобы знать, как получить социальную защиту, ведь одной из особенностей пандемии стали протестные настроения, которые вспыхивали по всему миру.

Необходимо переосмыслить то, как мы оцениваем экономический прогресс, потому что прежний подход устарел, считает Георгиева. Необходимо улучшить метод оценки ВВП как традиционного индикатора роста. «По нашим оценкам производительность труда отстает примерно на 0,3% от цифровой экономики. Мы не знаем, что делать с теми товарами, которые теряют свою цену в цифровом мире. Вторая задача — расширять контекст оценки национальных финансовых показателей. И третья задача — определить, как оценивать благосостояние граждан, чтобы политики могли принимать разумные решения», — заявила Кристалина Георгиева.

Эксперт рассказала о результатах исследования о распределении богатств, в ходе которого физические капиталы и финансовое богатство сравнивались с человеческим капиталом. Именно он составляет две трети богатства планеты. Оказалось, что остальные богатства распределяются очень неравномерно: в развитых странах — больше, в развивающихся — меньше. «Поэтому нам надо добиться того, чтобы плоды роста были распределены между всеми равномерно», — подчеркнула Георгиева.

По мнению Кристалины Георгиевой, для вывода экономики из коллапса необходимо как можно больше тратить. Потребление и производство было намеренно ограничено с началом пандемии. Поэтому так важно не отнимать помощь и льготы, которые были предоставлены, при этом нужно еще помочь тем, кто потерял работу. Сделано много, и важно сохранить эти результаты. «Да, сейчас мы вошли в рецессию. Может быть, худшую со времен Великой депрессии. Страны, которые подошли к пандемии с устойчивой и сильной экономикой, смогли гораздо легче перенести этот шок. Поэтому так важно иметь прочный фундамент. А для этого рынок труда должен быть подвижен, рынок товаров и услуг должен быть гибким. Необходимо обратиться к принципам равного доступа к плодам роста в будущем, к принципам равномерного роста, зеленого роста. Мы рекомендуем всем государствам создать финансовые рычаги для того, чтобы их экономика стала более стрессоустойчивой, с меньшим потреблением углеводородов. Если этого не делать, есть риск отстать от поезда перемен», — заключила директор-распорядитель Международного валютного фонда.

Проректор РАНХиГС и генеральный директор АНО «Россия — страна возможностей» Алексей Комиссаров сделал акцент на развитии искусственного интеллекта в обществе.

«Все, что связано с искусственным интеллектом, способно улучшать различные сферы жизнедеятельности человека. Меня поражает запрос на искусственный интеллект у органов государственного управления. Конечно, он целиком не заменит работу чиновников, однако поможет выполнить какие-то функции», уверен эксперт.

Кирилл Комаров, заместитель генерального директора ГК «Росатом», сообщил, что сейчас у компании есть тренд на экологичность. «У нас всегда есть две точки опоры: технологический навык и возможность повышения качества жизни людей. Мы искренне гордимся, что атомные станции в России побили рекорд атомных станций СССР, так как именно атомная энергия оставляет меньший след на экологии», — сказал он. Также эксперт выделил современные и востребованные, по его мнению, компетенции у сотрудников, — обучаемость и адаптируемость.

В ходе дискуссии все участники отметили, что пандемия ухудшила и без того натянутые отношения между Россией и Евросоюзом, но в ближайшем будущем двусторонние отношения могут нормализоваться по некоторым экономическим вопросам.

«Наши политические связи потеряли часть так называемого глянца, который у нас раньше был. Россия отвернулась от Евросоюза в сторону Евразийской интеграции. Сейчас, скорее, мы наблюдаем не сотрудничество, а конфронтацию, разъединение ценностей, из-за пандемии продолжается дальнейшее ухудшение отношений», – пояснил посол Европейского союза в Российской Федерации Маркус Эдерер.

Чтобы разрешить затянувшиеся паузу в отношении двух стран, по мнению Эдерера, необходимо сесть за стол переговоров и понять, что мы «действительно хотим друг от друга».
С позицией посла Евросоюза в России согласен и директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин. По его словам, необходим серьезный разговор об отношениях двух сторон, так как в настоящее время мы двигаемся «в абсолютно разных направлениях», а важно, чтобы наши отношения все же были добрососедскими.

«Необходимо развивать добрососедские отношения, существуют некие препоны, но это не должно стать преградой для общения между людьми, которые живут рядом. Евросоюзу и России также нужно смириться с разнообразием и различием, нам не нужно быть похожими друг на друга. В России существует другая политическая система, другая система ценностей, свои интересы в области безопасности, которые не всегда сходятся с интересами ЕС», – уточнил Тренин.

В свою очередь, директор Института Европы РАН Алексей Громыко добавил, что так называемые «трения» в отношениях между ЕС и РФ появились в результате проводимой другими государствами политики, в том числе США, Китая и некоторых стран Ближнего Востока. По словам спикера, некоторые страны одержимы идеей соревнования между основными державами, речь идет о стратегических соревнованиях.

«Сегодня предпринимаются попытки поставить преграды между нашими странами и всячески поощряются конфронтационные движения, но это не то направление, <…> к которому нам хотелось бы прийти. Рано или поздно ЕС и Россия вернутся к стратегическому партнерству. Сегодня может показаться, что это пустая фантазия, но рано или поздно мы вернемся к партнерству или хотя бы к каким-то его элементам», – уточнил Громыко.

Управляющий директор Kissinger Associates Томас Грэм заявил, что новая администрация президента США Джо Байдена будет работать над восстановлением трансатлантических и торговых отношений со странами, в том числе и с Россией, но в тандеме с Евросоюзом. По его словам, Америка возьмет курс на «глобальное лидерство», но будет прислушиваться к мнению политиков Европы, чтобы создать единую позицию по многим вопросам.

«Европейцы были рады видеть Джо Байдена в кресле нового президента США, с подачи Европы будут возобновлены переговоры в области контроля над вооружением, будет рассмотрено соглашение о запрете размещения ракет средней дальности на территории Евросоюза, нормализации отношений с Россией, а также произойдёт возвращение к ядерной сделке с Россией», – сказал Грэм.

Завершил сессию о международных отношениях председатель Friends of Europe Джайлз Мерритт. Он отметил необходимость говорить о расширяющейся пропасти между Россией и другими странами и призвал стороны – Россию, США и Евросоюз — прикладывать больше усилий, чтобы трехсторонние отношения смогли перейти в конструктивное русло, а также завершить противостояние.

Следует ли рассматривать популизм как циничную политическую тактику или как новую форму демократической политики? В какой исторический момент возникает популизм и каким образом он переплетен с современной демократической политикой? Способна ли пандемия остановить популистскую волну или, напротив, экономическая рецессия усилит позиции популистов? Главной темой экспертной дискуссии «Время популизма», стало обсуждение места этого феномена в настоящем и будущем.

В обсуждении участвовали заведующий кафедрой новой и новейшей политической истории в Коллеж де Франс, автор книги «Время популизма» (2020) Пьер Розанваллон и профессор Колумбийского университета, автор книги «Я – народ: как популизм меняет демократию» (2019) Надя Урбинати. Модератором дискуссии выступил руководитель Центра современных политических исследований РАНХиГС Григорий Юдин.

Как считает Пьер Розанваллон, популизм сегодня – это нечто большее, чем просто социальное движение, и он довольно разнообразен. На самом деле это не просто идея, а целое политическое движение, которое имеет сильные корни. Популизм определяет демократию только в рамках выборов, не рассматривая еt в полном контексте, включая полную свободу прессы. В популизме существует разделение на хороших людей и плохих.

«Популисты считают, что они имеют право говорить о том, что общество в принципе состоит не только из друзей, но и из врагов, с которыми надо бороться», – пояснил эксперт. Это политическое движение требует, чтобы демократия дала людям какую-то власть, говорит Пьер Розанваллон. Он добавил, что обществом правят не только интересы, но и эмоции: например, в США людям важны эмоциональные аспекты популизма Трампа.

Спикер отметил, что важное место в популизме занимает лидер. Он должен представлять людей и народ, но эта концепция непроста. Популистскому лидеру, например, не нужен парламент, он сам по себе. Сейчас активно наблюдается эволюция политического режима: мы видим голосование и выборы, которые нужны для того, чтобы лидер оставался как можно дольше у должности правителя, говорит Пьер Розанваллон. Неограниченная власть – тоже один из элементов популизма, добавил эксперт. По мнению Пьера Розанваллона, мы больше не сможем вернуться к старой политической системе, но все же должны переосмыслить политику, изменить демократию.

Надя Урбинати рассказала, что в связи с появлением все большего числа массовых популистских партий, меняется и организация институтов демократии. По ее мнению, популизм ослабляет понятие «народ». Популисты организуют институционные партии, но они больше не объединяют граждан, они преследуют свои политические цели. Новый популизм делает попытки коституционализировать себя в глазах людей, его амбиции – иметь истинное большинство, заявила Надя Урбинати.
Она также отметила роль лидеров-популистов. «Популизм не может существовать без лидера, который как бы является лицом нации», – резюмировала спикер.

Что может укрепить интеграционные процессы в период пандемии? Какова роль интеграционных институтов в этом процессе? Какой опыт может быть полезен на евразийском пространстве в текущих условиях? Участники экспертной дискуссии «Пандемия и интеграция: угроза или стимул к развитию?» обсудили, какие решения могут способствовать укреплению и развитию интеграции на евразийском пространстве в период пандемии.

В дискуссии приняли участие директор отделения ООН в Женеве Татьяна Валовая, директор по научной работе Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай», главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов и член коллегии (министр) по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев.

Пандемия стала серьезным вызовом для интеграционных процессов как в Евразии, так и во всем мире. Вновь встал концептуальный вопрос о целесообразности выстраивания интеграционных пространств. С одной стороны, усилилась критика и скептические настроения, с другой — возросла актуальность проблем совершенствования, укрепления и повышения эффективности интеграционных институтов для противодействия пандемии и сохранения достижений интеграции.

По словам модератора сессии, заместителя председателя правления Евразийского банка развития Тиграна Саркисяна, одна из основных характеристик современности – скорость изменений. Эта скорость влияет на все сферы жизнедеятельности людей. Перед пандемией говорили, что человечество вступает в эпоху глобальных перемен, связанных с тем, что научно-технический прогресс меняет уклад жизни, меняются базовые процессы общества. Пандемия заставила переосмыслить все происходящие процессы, а также вскрыла сильные и слабые их стороны.

«С одной стороны, погибли старые формы бизнеса, с другой стороны пандемия стимулировала новые цифровые процессы. Она заставила задуматься о роли государства. Каким должно быть современное государство? Справляется ли оно со своими функциями? И до пандемии были проблемы у некоторых форм управления. Но с пандемией все стало более очевидно. Более остро встает вопрос о том, насколько готовы государства отдавать часть своих полномочий наднациональным структурам? Ведь в условиях пандемии, закрытия границ каждому отдельному государству пришлось самостоятельно решать вопросы сохранения здоровья своих граждан», — сказал эксперт.

В свою очередь, Федор Лукьянов отметил, что интеграционный механизм работает в ситуации умеренного кризиса. Когда наступила реальная проблема, оказалось естественным полагаться только на себя. «Мы вступаем в период, когда все государства будут заинтересованы в объединении усилий лишь по конкретному вопросу и конкретно с теми, кого они считают полезными для решения этого вопроса» — заявил Лукьянов. По его мнению, весенние события показали, что надежды на интеграционные объединения в ситуации кризиса не оправдались ни на глобальном, ни на региональном уровне. «С другой стороны, пандемия показала ограниченность возможностей даже самых сильных государств. Особенно это было видно на примере США» — подчеркнул Федор Лукьянов.

Он также отметил, пандемия продемонстрировала, что внутри Евразийской интеграции пока каждый из участников «вжимается в себя», но наступит момент, когда станет очевидна исчерпаемость внутренних ресурсов каждого, и тогда возникнет потребность в институтах. «И сейчас нам нужно обсуждать, каких именно» — предположил директор по научной работе Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай».

Татьяна Валовая, директор отделения ООН в Женеве, согласилась с коллегами, что мир сегодня живет в эпоху серьезной трансформации. По ее словам, «это не просто трансформация. Такие изменения происходят раз в несколько столетий». Пандемия с одной стороны ускорила этот переход, с другой стороны – подсветила вызовы. Стало понятно, насколько мы все глобально взаимозависимы, насколько пострадали связи из-за разобщения, как страдают торгово-экономические договоренности.

«Несмотря на то, что мы живем в эпоху цифровой экономики, почти половина земного шара не имеет доступа к интернету, и это тоже серьезный вызов», — отметила Валовая. При этом она отметила, что меняются и функции государств, и необходимость тех уровней, на которых принимаются решения. По ее словам, в пандемию оказалось эффективно передать часть полномочий в регионы.

Эксперт также предположила, что в ближайшем будущем главным измерителем экономического успеха будет не рост ВВП, а рост других социальных и экономических показателей. Валовая также затронула тему глобального недоверия: «По всему миру мы видим и недоверие правительств друг к другу, и граждан к правительству. И происходит это в том числе в государствах с устойчивыми социальными демократическими системами».

Несмотря на это, как считает Валовая, человечество будет искать новые формы объединений. «Нас этому учит история. Именно после глобальных кризисов появлялись крупные межнациональные объединения», — сказала директор отделения ООН в Женеве.

Разговор о глобальной роли пандемии продолжил член коллегии (министр) по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев. По его словам, она однозначно стала катализатором. «В марте-апреле был такой момент, когда союз (Евразийский экономический союз – прим.) качался как монетка, стоящая на ребре. То ли мы свалимся в сторону самостоятельного решения государствами всех проблем, и союз может получить мощнейший удар с точки зрения интеграционной заряженности от дальнейших действий, либо же мы покажем, что можем эффективно решать вопросы в союзе, договариваться, несмотря на насыщенную внутреннюю повестку. За апрель-май премьеры встретились 5 раз, президенты – 2 раза, были бесконечные консультации. Было достигнуто множество соглашений и по перемещению граждан, и по поставкам средств индивидуальной защиты, и так далее. Мы работали, можно сказать, с колес, нарушая регламенты, и в каком-то смысле принимали решения даже быстрее национальных правительств. Союз доказал, что это жизнеспособная организация» — подчеркнул Слепнев.

Он привел красноречивые цифры: внутренняя торговля упала на 11,6% за первые 11 месяцев прошлого года, за тот же период внешняя торговля сократилась на 22,5%. «Просто сравнение, несырьевой и неэнергетический экспорт: внешний – минус 8,5%, взаимная торговля – минус 6,5%, причем по взаимной видим рост по физическим объемам на 3%. То есть цены упали, а физические объемы выросли. Это значит, интеграция работает, связи надежны, мы не уходим в замкнутость» сообщил Слепнев.

Что касается глобальных тенденций, член коллегии Евразийской экономической комиссии отметил, что сейчас идет перераспределение влияния от финансовых корпораций к технологическим. Государству в этих условиях необходимо иметь технологические платформы и через это решать вопросы сохранения суверенитета.

В условиях возникших вызовов у государств, по мнению Слепнева, два выхода: интеграция или жесткая мобилизация. И будущее эксперт видит за интеграцией. «Конечно, мир становится сейчас более разобщенным. Тем не менее, преодолев вирус, важно быть готовыми к совместной инклюзивной работе в рамках грядущей трансформации, сохранив мир и позитивный настрой на интеграцию» — подытожил Андрей Слепнев.

«Впечатление, что мир начал по ниткам рассыпаться, стал похож на тонкую и зыбкую ткань. Что связь всего со всем порвалась», – начала свое выступление заведующая кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ Татьяна Черниговская. Ключевым вопросом, над которым ученая предложила поразмышлять стала тема развития искусственного интеллекта.

«Наш технологичный мир делает подделки, которые чуть ли не лучше оригиналов. Это связано с нарастающей мощью всего, что связано с искусственным интеллектом. Он пишет картины, музыку, анекдоты, он вообще делает много всего. И дело не в том, что он делает хорошую копию, а в том, что он пишет, как Дюрер, или как Вивальди. И вот с этим что нам делать? Он делает настолько искусно, что встает вопрос, а нам-то что делать? А мы хотим настоящего или нас устроит хорошая подделка?», – сказала профессор.

По ее мнению, ряд вещей нельзя сымитировать и человечество должно определиться, каковы его планы на эту планету. «Мы на этой планете жить планируем? Или мы свою дорогу закончили, и теперь здесь будут жить очень хорошие механизмы и программы, и они будут работать лучше, чем мы, и у них не будет ошибок? А у нас здесь есть какая-то роль или уже все, финал?», – задалась вопросом ученая. По ее мнению, мы живем в нишевых сообществах, «где каждый доверяет тому, про которого ему известно, что ему можно доверять».

«Жаргонно выражаясь, сплетни собрать – что это умный человек, что он проверен многими людьми. Я многую информацию должна собрать прежде, чем сделать выбор, с кем я хочу какую-то информацию с кем-то обсудить. Мне нужно, чтобы это были личности, с которыми я разделяю основные взгляды на мир», – сказал Черниговская. И уже в этой парадигме важным становится человеческое, а не созданное искусственным интеллектом, предположила она.

«Мы должны себе найти место в этом мире. И как никогда важно, с кем мы имеем дело. Нишевое будет с нами, мы никуда от него не убежим. Другой вопрос – как мы будем учить детей. Перед образованием детей стоит очень серьезный вопрос – как мы научим их базовым вещам – кому доверять, кому не доверять, каков мир. Несметные данные есть везде, и теперь обществу необходим интерпретатор, поводырь, который сумеет по этому миру провести», – резюмировала эксперт.

Обзор подготовил Александр Тонин
Источник: https://gaidarforum.ru/

Поделиться в сетях: