Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Опубликовано в категории Социальная сфера

Как в результате пандемий бедное население становится еще беднее

По общему признанию, кризис COVID-19 — наиболее тяжелое экономическое потрясение после Великой депрессии. В январе МВФ прогнозировал, что рост доходов мировой экономики составит 3 процента; в настоящее время ожидается его падение на 3 процента; это намного хуже, чем в период Великой рецессии 2008-2009 годов.

За этими неутешительными статистическими данными скрывается еще более тревожная перспектива: если прошлые пандемии могут служить уроком на будущее, то удар по уязвимым слоям населения будет во много крат сильнее. Так, согласно проведенному недавно опросу среди ведущих экономистов, подавляющее большинство полагает, что в результате пандемии COVID-19 неравенство усугубится — отчасти в силу его неравномерного воздействия на положение низкоквалифицированных работников.

Наши исследования подтверждают опасения по поводу негативного влияния пандемии на распределение доходов. Мы обнаружили, что в результате серьезных эпидемий в текущем столетии неравенство усилилось, пагубно отразившись на возможностях трудоустройства работников с уровнем образования не выше базового и почти не затронув работников с более высоким уровнем образования.

Мы проанализировали пять крупных эпидемий: SARS (2003 г.), H1N1 (2009 г.), MERS (2012 г.), Эбола (2014 г.) и Зика (2016 г.) и проследили за тем, как они повлияли на распределение доходов в течение пяти лет после каждой их них. В целом в результате этих вспышек коэффициент Джини — общепринятый критерий оценки неравенства — постепенно повышался. Наша оценка коэффициента Джини опирается на показатель чистого дохода, то есть рыночного дохода за вычетом налогов и трансфертов. Как показывают наши результаты, неравенство растет несмотря на усилия государств по перераспределению доходов от богатых в пользу бедных для смягчения эффекта пандемии. Через пять лет чистый показатель Джини вырос почти на 1,5 процента, что свидетельствует о серьезном воздействии, при том, что этот показатель меняется медленно с течением времени.

Такое долгосрочное воздействие пандемии объясняется потерей работы и другими потрясениями, оказывающими влияние на доходы (такими, как сокращение размера денежных переводов трудящихся), и снижением возможностей для трудоустройства. Согласно нашим выводам, пандемии по‑разному сказываются на уровне занятости среди работников с разным уровнем образования, который служит одним из показателей уровня квалификации. Контраст очевиден: среди общей численности населения работники с высоким уровнем образования практически не ощущают изменения возможностей трудоустройства, тогда как уровень занятости среди работников с уровнем образования не выше базового через пять лет стремительно падает более чем на 5 процентов.

Ответные меры экономической политики

Несмотря на то, что пандемия негативно сказывается практически на всех членах общества, при разработке государственной политики необходимо уделять особое внимание предотвращению долгосрочного ущерба (пагубного воздействия) на средства к существованию наименее обеспеченных слоев населения. Если не предпринимать энергичные и адресные меры, то рост неравенства, который, по словам директора-распорядителя МВФ, и без того представлял собой «наиболее сложную и трудноразрешимую проблему мировой экономики», будет усиливаться.

Что конкретно можно сделать? Для преодоления последствий пандемии такие меры, как предоставление больничных листов, пособий по безработице и медицинского страхования всем работникам, являются полезными, при этом они особенно актуальны для бедных слоев населения, у которых нет сбережений и которые едва сводят концы с концами. Такая «Новая экономическая политика» важна как в отраслях экономики, так и в регионах, где неформальная занятость и самозанятость широко распространены, а системы социальной защиты недостаточно развиты. Расширение систем социального содействия, внедрение новых трансфертов, усиление программ общественных работ, которые обеспечивают рабочие места и предоставляют возможности финансирования для поддержания занятости, наряду с прогрессивными налоговыми мерами (возможно, в виде налоговых надбавок в поддержку солидарности), — все это может стать частью мер экономической политики для смягчения разрушительного воздействия пандемии на доходы.

Разработчики экономической политики обязаны использовать возможность для коренных преобразований, с тем чтобы при возникновении новых неизбежных шоков, например, в результате изменения климата, в обществах уже были налажены механизмы распределения рисков и социального содействия, обеспечивающих более действенную, чем сейчас, защиту наиболее уязвимых слоев населения.

*****

Авторы:
Давиде Фурчери — заместитель начальника отдела Департамента исследований МВФ. Он имеет кандидатскую степень по экономике Университета Иллинойса. До работы в Фонде он занимал должность экономиста в Отделе налогово-бюджетной политики Европейского центрального банка и в Отделе макроэкономического анализа Экономического департамента ОЭСР. Он является автором многочисленных работ в ведущих научных и стратегических изданиях по широкому кругу тем в сфере макроэкономики, государственных финансов, международных макроэкономических отношений и структурных реформ.

Пракаш Лунгани — заместитель директора и старший управляющий по вопросам кадровой политики в Аппарате независимой оценки. Он является соавтором публикации «Confronting Inequality: How Societies Can Choose Inclusive Growth» (Columbia University Press, 2019). До этого он возглавлял отдел макроэкономики развития в Департаменте исследований МВФ и с 2011 по 2015 годы был сопредседателем Рабочей группы по вопросам занятости и роста. Он является внештатным преподавателем школы бизнеса Кэри Университета Джонса Хопкинса и старшим научным сотрудником Центра изучения государственной политики в Рабате, Марокко.

Джонатан Д. Остри — заместитель директора Департамента исследований в Международном Валютном Фонде и научный сотрудник Центра исследований экономической политики (CEPR). Среди занимаемых им в последнее время должностей — руководитель группы экспертов по проведению тестирования системы раннего реагирования в рамках Совета по финансовой стабильности МВФ по оценке глобальных системных макрофинансовых рисков; тестирование уязвимости в развитых странах и государствах с формирующимся рынком; многостороннее наблюдение за валютными курсами, в том числе работа Консультативной группы МВФ по валютным курсам, оценка внешнеторгового баланса; международная финансовая архитектура и реформа кредитного инструментария МВФ; управление счетом движения капитала (контроль за движением капитала и пруденциальные меры управления притоком капитала) и вопросы глобализации финансового рынка; устойчивость бюджета; связь между неравенством по доходам и экономическим ростом. В прошлом он руководил отделом МВФ, выпускающим ключевую публикацию на основе многостороннего анализа «Перспективы развития мировой экономики» и возглавлял группы экспертов, работающих в таких странах, как Австралия, Япония, Новая Зеландия и Сингапур. Г-н Остри — автор ряда книг по вопросам международной макроэкономической политики и многочисленных статей в научных журналах. Среди его последних книг — «Taming the Tide of Capital Flows» (MIT Press, 2017) и «Confronting Inequality» (Columbia University Press, 2018). Его работы широко цитируются в печатных и электронных средствах массовой информации, в том числе в BBC, The Economist, Financial Times, Wall Street Journal, New York Times, Washington Post, Business Week и National Public Radio. Его работу по вопросам неравенства и неустойчивого роста также цитировал в своём выступлении президент Барак Обама. Он получил степень бакалавра (с отличием) Университета Квинс (Канада) в 18 лет, после чего получил степень бакалавра и магистра Оксфордского университета (Баллиол‑колледж) и постдипломную степень Лондонской школы экономики (магистр наук, 1984 г.) и Университета Чикаго (кандидатская степень, 1988 г.). Он вошел в справочник «Who’s Who in Economics» (2003 г.).

Фото: UNPhoto/Martine Perret

Источник: Департамент общественных коммуникаций МВФ, https://www.imf.org/