Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Чему учиться у Китая? Часть I

Мир после очередного экономического кризиса несомненно изменится. Могут измениться границы, поменяться лидеры в гонке за господство в мире. Россия выйдет из этого кризиса с планом перемен внутри страны, с осознанием своего пути и места в мире.

Гигантский финансовый американский пузырь в очередной раз грозит лопнуть и обрушиться на мир долларовым цунами. Страны Европы в условиях пандемии самоизолируются друг от друга, смутно догадываясь, что скорее всего поспешили, объединившись в Евросоюз. Позиция «Каждый сам за себя», которую заняли многие европейские государства в пандемию, обнажил малопривлекательный моральный облик стареющей матушки-Европы. Старая российская либеральная модель экономики явно буксует на протяжении 30 лет, советский опыт незаслуженно подвержен критики и забвению, а нового, увы, нет. Остается наблюдать за успешным странам и перенимать их опыт.

Китайский пример

Китайская, точнее восточноазиатская, модель развития обеспечила беспрецедентный, не имеющий аналогов в истории экономический рост. Китаю удалась в послевоенный период поднять темпы роста до 7-10% и поддерживать их в течение нескольких десятилетий. В итоге Восточная Азия во второй половине 20 века стала единственным крупным регионом, которому удалось сократить разрыв в уровнях экономического развития Запада.

В 1993 году Всемирный банк опубликовал исследования «Восточноазиатское чудо: экономический рост и правительственная политика», в котором проанализировал факторы стремительного экономического роста в 1965-1990 гг. восьми восточноазиатских стран – Гонконга, Индонезии, Малайзии, Южной Кореи, Сингапура, Тайваня, Таиланда и Японии. Выводы оказались неоднозначными.

Все экономисты отметили следующие факторы:
— низкая инфляция;
— стимулирование сбережений и государственных вложений в образование и инфраструктуру;
— привлечение иностранных инвестиций;
— поддержка надежной банковской системы;
— правильное поведение промышленной политики.

Главное требование к успешной промышленной политике состоит в том, что она должна быть экспортно-ориентированной. Таможенная или прочая защита отечественных производителей обязательно должна дополняться поощрением экспорта, тогда это и называется экспортно-ориентированной промышленной политикой. А без поощрения экспорта протекционизм ведет только к импортозамещению.

Способов поддержки экспорта много, но главным инструментом является занижение валютного курса через накопления валютных резервов Ценробанком: когда банк закупает валюту в размерах, превышающих предложение участников рынка, то есть, создает избыточный спрос на валюту, курс национальной денежной единицы понижается. Однако простого поощрения экспорта недостаточно. Недавние исследования показывают, что поощрения сложного наукоемкого экспорта выгодны чисто с экономической точки зрения. И не потому, что ресурсы могут кончиться или подешеветь, а потому, что общественная отдача от развития наукоемких производств больше. Необходима государственная поддержка, чтобы вывести развитие таких отраслей на максимальный уровень.

Именно такая политика, нацеливающая национальных предпринимателей не просто на экспорт, а на постоянное усложнение экспорта, и объясняет экономический успех Китая. В этом как раз и состоит принцип успешной политики: не всякий экспорт стоит поддерживать, а только тот, который дает наибольшую внешнюю выгоду, возникающую тогда, когда общественная отдача от вложений в определенный вид деятельности больше, чем отдача для конкретных фирм, непосредственно занимающихся такой деятельностью.

«Технология в обмен на рынок»

В 1992 году, еще при жизни Д. Сяопина, Китай провозгласил политику «шичан хуан цзишу» — «технология в обмен на рынок», то есть, уступка части национального рынка транснациональным компаниям в обмен на получение от них передовой технологии при создании совместных предприятий. Эта китайская политика оказалась исключительно успешной: сначала 90-х гг. начался массированный приток иностранных прямых инвестиций в Китай, накопленный объем этих инвестиций достиг 500 млрд. дол., ежегодный приток в последние годы держится на уровне 50млрд. дол.

Нужно отметить, что китайская модель характеризуется определенным отставанием уровня жизни населения (в том числе уровня заработной платы) от роста производительности труда. За счет этого достигается снижение себестоимости продукции и резкое повышение ее конкурентоспособности на мировом рынке. Такая модель возможна только при исключительно высоком развитии национального самосознания, приоритете интересов нации над интересами конкретного человека, готовности населения идти на определенные материальные жертвы ради процветания страны.

Своеобразная модель хозяйствования в стране за последние несколько десятков лет продемонстрировала феноменальный рост и небывалое развитие. Она базируется на трех «китах»:
— привлечении инвестиций,
— ориентацию на экспорт
— рекордной дешевизне рабочей силы.

При этом стоит учитывать, что это последняя в мире коммунистическая страна, добившаяся успеха. Упор изначально делался на ценовое преимущество товаров, которые производились по минимальной себестоимости и часто в ущерб качеству. Но конкурировать с ними в цене было практически невозможно, поэтому китайские товары очень быстро заполнили мировой рынок. Постепенно акценты сместились, в стране стали быстро развиваться инновационные направления, сюда пришли новые технологии. Китайская модель экономики привлекла на территорию страны большинство ведущих производителей товаров мира, которые открыли здесь собственное конечное производство или наладили выпуск комплектующих.

В последние десятилетия Китай работает над повышением производительности, эффективностью производства, активно вкладывается в исследовательскую работу. Сегодня это страна, которая имеет стабильный средний доход, рост ВВП и постепенно корректирует свою модель, применяя макрорегулирование, государственное планирование и рыночные инструменты регулирования. Постепенно смещается ориентация на удовлетворение потребностей потребителей внутри страны, которые стали вполне платежеспособными. Тем более, что внезапно нагрянувший кризис проявил слабую платежеспособность многих партнеров в Европе.

Государственный контроль — залог успеха?

Специалисты сходятся во мнении, что китайская модель экономики не может считаться чисто рыночной системой. Здесь смешаны социалистические принципы и элементы капитализма, огромное значение имеет государственное регулирование. Несмотря на явные противоречия (здесь имеются и «чисто» социалистические районы, и зоны свободного рынка), Китай успешно развивает частную собственность, рыночные отношения, успешно привлекает значительные зарубежные инвестиции.

Многие черты китайской модели экономики входят в противоречие с рыночными, однако они направлены на развитие страны, что принесло определенный успех. К примеру, государство управляет всеми финансовыми инструментами, здесь работают исключительно местные банки, приветствуется конвертация валюты в юани, а обратная операция затруднена, как и вывоз валюты за пределы государства. Получить доллары можно только переводом из-за рубежа, их можно держать в банке или обменять на юани.

Модель экономики Китая отличается следующими особенностями:
► Большой долей государственного сектора (около 60%). В первую очередь это перерабатывающие производства, энергетика, алкоголь и металлургия.
► Государственное поощрение развития частного предпринимательства.
► Жесткий контроль властями. Ежегодная налоговая ревизия контролирует все предприятия на уплату налогов, уровень цен и т.п. Налоги платят все, по статистике, в год штрафы за неуплату по стране составляют всего около 10 миллионов юаней.
► Ориентированность на экспорт. Основные направления: текстиль и готовая одежда, пластик, электроника, уголь, продовольствие.
► Постоянный рост внутреннего рынка, расширение внутреннего сбыта.
► Модель экономики — открытая (9 место по объемам экспорта в мире и 11 – по импорту).
► Социальная направленность, поддержка малоимущих.

СССР — «made in China»

Подобие китайской модели в СССР было бы возможным, если бы так называемые «реформы Косыгина» 60-х годов прошлого века были бы доведены до конца, ну и так же было не поздно реформироваться в конце 70-х годов, когда реформы начались уже в Китае.

После распада Советского Союза Россия сильно пострадала из-за неудачной попытки следовать западной модели развития и проведения ряда радикальных реформ. В 21 веке Россия все еще использует унаследованную от СССР экспортно-сырьевую модель экономического развития. Страна начала восстанавливать свои силы, но она все ещё уязвима и зависима от внешних факторов.

Под влиянием падения цен на нефть, западных санкций и корректировок в мировой экономике российская экономика «забуксовала», объём экспортных поступлений в области энергоресурсов и оружия явно недостаточен, инвестиционная и торговая активность снизилась, доходы жителей уменьшились. В такой обстановке России становится все труднее игнорировать сильный дух коллективизма, присущий китайской экономике.

«Сотрудничать с китайцами очень прибыльно» — исходя из подобного рода прагматических соображений, касающихся экономических выгод и интересов в области безопасности, российские элиты стали «учиться у Китая», перенимать его опыт, надеясь, что Китай может поспособствовать развитию экономики России.

Статья подготовлена с использованием материалов сайтов: https://studfile.net/, https://delonovosti.ru/, https://inosmi.ru/,

Комментарии отключены.